Есть ли творческая составляющая в работе посла или эта должность полностью формальна?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
9
2 ответа
Поделиться

Творческая составляющая очень велика. Конечно же, существуют определённые условности и наработанные за века формы работы. Например, нельзя при вручении верительных грамот беседовать с британской Королевой слишком долго. Тем не менее, креатива в дипломатической работе очень много. В век информации, интернета, социальных сетей надо искать способы максимально эффективно и при этом корректно доводить до местного общественного мнения нашу точку зрения на ключевые международные проблемы. Регулярно проводим в Посольстве не только традиционные приёмы, но и научные конференции, например, блогеров и историков. Стремимся к тому, чтобы нас воспринимали как площадку интеллектуальной дискуссии, а это, конечно, способствует росту авторитета нашей страны, даже в нынешних неблагоприятных условиях. Здесь послу предоставлена большая свобода действий.

Творческая составляющая в деятельности российских послов серьезно ограничена. При этом исполнительная власть злоупотребляет своими полномочиями и пытается извратить требования Конституции РФ.

Разберем на примере. Вы можете сказать, какова разница между послом Яковенко и послом (представителем) Рогозиным? Правильно. Посла Яковенко не слышно и не видно. А Рогозин, будучи представителем при НАТО, регулярно озвучивал свою позицию по актуальным вопросам, серьезно влияя на внешнеполитическую ситуацию.

Откуда такая разница? Дело в попытках извращения п. "м" ст. 83 Конституции РФ, согласно которой президент РФ "назначает и отзывает после консультаций с соответствующими комитетами или комиссиями палат Федерального Собрания дипломатических представителей Российской Федерации в иностранных государствах и международных организациях." Исполнительная власть интерпретирует это положение следующим образом: она (то есть МИД РФ) подбирает кандидатуры на должности послов, согласовывает их с администрацией президента, а после этого отправляет будущих послов в комитеты Госдумы по международным делами и по делам СНГ. Там депутаты задают вопросы кандидатам. И если недовольны каким-то кандидатом, то могут его не одобрить. При этом МИД требует, что если депутаты не согласны с кандидатурой, они должны в письменной форме мотивировать, чем именно они недовольны.

В истории комитета Госдумы по международным делам было мало случаев, когда депутаты кого-то не одобряли. Один из них - нынешний представитель РФ при ООН Виталий Чуркин. Депутаты придрались даже не к тому, что в свое время Чуркин выполнял связующую роль между посольством США и администрацией Ельцина при расстреле Белого дома в 1993 году. Чуркин повел себя на заседании крайне вызывающе, просто послав депутатов на три буквы. В результате почти год сидел и ждал их согласия.

Коварство тут в том, что исполнительная власть морочит депутатам голову и сводит всю процедуру к "вопрос - ответ". А что можно спросить? Какие партии в стране пребывания, какие там политические лидеры, какие у них взгляды? Все это сведения из Википедии. На эти вопросы может ответить даже школьник, если потратит несколько дней на подготовку. То есть в рамках этой процедуры депутаты даже теоретически не могут срезать кандидата в послы.

Последствия этого очень серьезные. Получается, что назначенный посол, в том числе и Яковенко, зависит в своей карьере только от МИДа, да еще от Ушакова и пары его сотрудников. Вот Яковенко и ведет себя так, чтобы его не отозвали раньше времени и вообще потом взяли назад в МИД. То есть всячески избегает каких-либо творческих действий, которые могут кому-то в Москве не понравиться. Главное - угодить своим коллегам в МИДе и администрации президента. То есть не высовываться, лишнего не болтать, ни во что сомнительное не лезть.

А Рогозин был политическим назначенцем. Ему не надо было стараться понравиться людям из Министерства иностранных дел. Ему не надо было бояться, что МИД отзовет его раньше времени. Ему вообще не надо было возвращаться в МИД. Наоборот, он как политик старался дополнить своими публичными выступлениями политику президента РФ. Вот поэтому так разительно и отличаются Яковенко и Рогозин. Первый молчит как рыба в воде. Можете почитать его комментарии на данном ресурсе. Более нейтрально и обтекаемо и не скажешь. Кому нужен дипломат, который как уж изворачивается от комментариев по сложным вопросам? А второй выступал резко и активно, действительно творчески влияя на внешнеполитическую ситуацию.

Как поломать такую порочную практику? Назначать на ведущие дипломатические должности людей не из МИДа, а из политической среды. В СССР, кстати, такая практика была очень распространена и показала себя довольно-таки успешной. В России есть плохие примеры, например, Черномырдин и Зурабов (но это кандидатуры не депутатов, а администрации президента).

Как поломать порочную практику технически? Это возможно. Комитеты Думы по международным делам и по делам СНГ не должны ограничиваться только "вопросами-ответами". Они должны время от времени давать выступать у себя на заседании политикам, которые могли бы выполнять роль послов в соответствующих странах. А когда МИД будет представлять своего кандидата, то писать президенту РФ очень просто: "Мы заслушали кандидата из МИДа, он очень хороший. Но у нас есть лучше кандидатура получше, и мы рекомендуем назначить послом не кандидата из МИДа, а нашего кандидата".

Поверьте мне, президенту РФ глубоко все равно, кто где будет послом. Это не должность президента Роснефти. Президент не будет бодаться с депутатами по пустякам, тем более, когда речь идет об их конституционных полномочиях.

В результате назначенный таким образом посол будет понимать, что его судьба зависит не от МИДа, а от мнения депутатов, которые его предложили. И он будет вести себя очень даже творчески. То есть будет стараться понравиться именно депутатам. А это - публичные выступления, острые оценки, критика.

Было бы желание. И даже очень формализованную работу посла можно сделать творческой и более публичной.

Ответить