Ответить
Ася Топонен
апрель 2016.
10728
Что такое "Кочерга Витгенштейна" и почему она так важна для философии?
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
10
1 ответ
Поделиться

25 октября 1946 года в Кембридже в Клубе моральных наук встретились два великих философа - Людвиг Витгенштейн и Карл Поппер. Два принципиально разных человека по характеру, биографии и взгляду на философию. Витгенштейн вряд ли вообще знал кто такой Поппер, а Поппер уже давно мечтал разнести в пух и прах своего оппонента. Сутью спора был вопрос о существовании философских утверждений. Поппер считал, что таковые существуют, а вот Витгенштейн думал, что есть только языковые головоломки, которые нам приходится разбирать, дабы отличить смысл от бессмыслицы.

Ближе к концу спора вспыльчивый и почти всегда погруженный в себя Витгенштейн схватил кочергу. Далее показания расходятся. Кто-то утверждает, что он грозил ей Попперу, кто-то говорит, что он это сделал спонтанно. Но все согласны с тем, что кочерга была. Поппер описывал это так, будто Витгенштейн и правда угрожал ему. Таким образом оказывается, что Витгенштейн якобы прибег к угрозам, потому что не в силах был оспорить аргументы Поппера и защитить свои взгляды. И Поппер наносит сокрушительный удар по лингвистической философии... В ходе спора, когда дело дошло до вопросов этики, Витгенштейн потребовал привести пример морального принципа и Поппер ответил "Не угрожать приглашенным докладчикам кочергой" и Витгенштейн вышел из аудитории хлопнув дверью. Выгода Поппера в такой трактовке очевидна - он разнес оппонента в пух и прах. С другой стороны, и на это указывают другие свидетельства, Витгенштейн этого спора даже не заметил.

В действительности, эта кочерга не так уж и важна, а весь этот спор просто яркая демонстрация тектонического сдвига в философии ХХ века - лингвистического поворота. Для Витгенштейна вся философия была игрой с языком. Поппер считал, что исследование языка - подспорье, полезное исследование, которое подводит к тому, что действительно важно - к реальным проблемам и потому никак не мог согласиться со своим оппонентом, который, по его мнению, убивал философию как таковую.