Существует ли связь между ростом толерантности в обществе и сходом этого общества с исторической сцены?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
13
3 ответа
Поделиться

Отнюдь: скорее, современное национальное государство с его культом единства и однородности нации - сравнительно недавнее историческое изобретение. До XIX века в мире господствовали империи, население которых было очень разнородно и в этническом, и в религиозном смысле, а иноземные династии у власти никого не удивляли. Скажем, прадедам современных европейцев, воспитанным в духе национализма, "лоскутная" Австро-Венгрия казалась нонсенсом. Но она же не просто так получилась, а возникла на обломках такой же этнически разнородной Священной Римской Империи, бывшей одним из ведущих политических игроков Средневековой Европы.

Кроме того, вопрос о "толерантности" часто поднимают в связи с более современным феноменом, который стал возможен с развитием коммуникаций в XIX-XX веках: масштабными межстрановыми миграциями, которые чаще всего носят индивидуальный характер и сопровождаются принятием гражданства новой страны. Но и тут вряд ли удастся подтвердить гипотезу о "сходе общества с исторической сцены": скажем, США, Канада или Аргентина переварили за свою историю огромное количество мигрантов, намного превышающее их исходное население, но к сходу их с политической сцены это не привело.

Это неподтвержденная неонацистская теория. Если обращаться непосредственно к истории, то плохо кончают закрытые общества, либо общества под диктатурой. Запад стал успешной цивилизацией когда отбросил религию на второй план, поставив на первое место науку, экономику, демократию, права человека. Особенно последний фактор сделал Запад таким, каким он есть сейчас. Британия не загнулась когда премьер-министром стал еврей Дизраэли, не навернулась медным тазом США когда чернокожие получили равные белым права. Германия тоже не полыхает из-за турок, во Франции - этнический вопрос вообще никогда не стоял (революции и поджоги машин - это социально-экономический фактор). А вот Сирия из-за своей недемократичности оказалась в пучине гражданской войны, плохо кончил и Саддам Хусейн. Касательно Израиля, то создания палестинского государства - это не толерантность, а аналитика битхонистов (силовиков), экстремистский элемент в этом же обществе - это ультраправый лагерь, который ничем не отличается от исламских революционеров в Иране 1979 г. (Иран тоже закрытая страна). Поэтому с национальной гордыней путь только один - вниз и на обочину истории.

Это еще предстоит выяснить. Общества прошлого всегда противопоставляли себя чужакам. Так любого иностранца в Англии XVII века называли французской собакой. Сходили со сцены не толерантные, которых не было, а слабые, те, кто уже не мог бороться и не был готов рисковать.

Надо сказать, что когда ты толерантный, а пришелец/оппонент нет, ты в проигрышной позиции. Тут на определенном этапе появляется чувство опасности и смахивает толерантность как муху, как это произошло в Израиле после попыток заигрывания в 90-х левых с арабами. Главное, чтоб не поздно, как в Южной Африке.

Ответить