Liliya Monti
март 2016.
28892

Что было бы сейчас с Россией, если бы удалось избежать революции 1917 года?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
31
50 ответов
Поделиться

Две оговорки:

1. В 1917 году в России случилось две революции. Рассмотрим ситуации, когда не случилось обеих (а) и когда не случилось Октябрьского переворота (б).

2. Смоделировать всё не смог бы и суперкомпьютер НАСА.

(а) Предположим, что после начала хлебных бунтов в Петрограде Николай II прибывает в столицу, встречается с думцами. Они общаются и договариваются. Меняют правительство, революции нет. Полиция при поддержке парламентских либералов дожимает левых радикалов и закрывает советы весной 1917 года. Летом начинается новое наступление на восточном фронте. К осени Германия, которая так и не смогла вывести Россию из войны, охвачена революцией. Война заканчивается на год раньше. Россия восстанавливает границы и даже немного их расширяет (приращивает Польшу, расширяет Украину за счет австрийской Галиции). Также Россия получает Константинополь — там создается постоянная база российского флота, сам город выходит из состава Турции и возвращается Греции номинально. Без поддержки Москвы Ататюрк проигрывает войну грекам. Польша и Финляндия в течение пяти лет становятся доминионами России (по формату Канады к Британии). Россия в двадцатые годы остается сравнительно бедной аграрной страной. Индустриализация не происходит в тридцатые годы. Промышленность строят в основном иностранцы, но в депрессию они уходят. И дальше ключевой вопрос: встретила бы Россия Вторую мировую неподготовленной или же Вторая мировая бы не состоялась, так как Запад не дал бы Гитлеру прийти к власти (если не было бы большевистской России).

(б) Ситуация, когда не случилось только Октябрьской революции, была бы значительно более прогрессивной. Февральская революция, завершись она, привела бы, конечно, к военной диктатуре лет на 10 — вроде Пилсудского, но в конечном счете мы бы столкнулись с проблемами вроде девяностых и Путина на семьдесят лет раньше. И опять же: скорее всего, не было бы Гитлера и Второй мировой (Западу не было бы нужно пустить второе чудовище к власти супротив первого).

152
-25

Всё правильно. Но такая  Россия  никогда не была нужна Западу. Конкурент.

А   большевики отбросили её на много лет назад. Как и планировали.((

-5
Ответить

Многие  не согласятся, указывая на  мощь СССР в противостоянии с Западом. Но эта мощь скорее похожа на жизнь в кредит. Когда достижения ( а в СССР они были только в плане ВПК) даются очень дорогой ценой и в конце  имеют плачевный результат.

0
Ответить

Что-то весьма сомнительно. Либералы сами потеряли власть, потому, что не справились со страной.  Даже если бы не потеряли, то всё-равно к процветанию привести не смогли бы. Что до Гитлера - выходит паразиты и жулики всех мастей так боялись красных , что даже Гитлера были готовы наслать.  Значит по логике автора, раз при либералах бы не наслали, значит России была бы нищая, убогая , и никому не нужная чтобы кого-то насылать на неё. 

-5
Ответить
Ещё 2 комментария

Октябрьская революция дала России шанс на выживание, если бы ее не было, не факт, что объявился бы условный путин, возможно гайдаро - чубайсы распилили бы страну на куски.

-4
Ответить

На 1917 год Россия входила в 5 мировых экономик. И темпы экономического роста были местами и выше чем в Британии, Франции, Германии и США. С сохранением этих темпов роста и индустриализация не была бы нужна. А ее необходимость как раз и заключалась в преодолении отставания Советской экономики которое образовалось как раз в ходе гражданской войны и незнаменательных итогов НЭПа

0
Ответить
Прокомментировать

Что могло бы пойти иначе? Могло ли не быть Февральской революции? 
Мне кажется, что скорее нет: накопленный результат многолетних, если не сказать вековых проблем должен был рано или поздно разрешиться чем-то достаточно радикальным. 

Сумей Николай II взять ситуацию под контроль тогда, сумей он совладать с революцией силой оружия, он только отсрочил бы новые и новые выступления, с каждым разом становящиеся всё более и более жесткими.

Обществу и стране требовались реформы, и реформы не только земельные или экономические, но и политические. Николай же к подобным реформам сам готов не был: законный владыка, волей божьею и народною, он, как мне видится, даже представить не мог ни ограничения своей власти, ни смены традиции. 

Итак, пусть в марте, апреле или июле, но революция бы так или иначе свершилась. И вот тут наступает момент, где нити альтернативных событий начинают расходиться, множиться и ветвиться истово. Могло ли Временное правительство удержать власть в своих руках? Могли ли претвориться в жизнь программы Учредительного собрания? Да, конечно, могли бы.

Думаю, каждый знакомящийся с историей 1917 года неизбежно находит в ней свою точку зрения и - точку желания. Трагедией моих точек была отставка князя Львова, снявшего с себя бремя власти после кровавых события Июля 1917. Возможно, единственный в истории нашей страны политик и управитель, не способный жить с кровью на руках, покидает свой пост и передает власть Керенскому. 
«О, паршивый адвокатишка, такая сопля во главе государства — он же загубит все!» - восклицает Павлов - «Загубит всё!»

А дальше, дальше всё идет по нисходящей.

Но что если Львов не покидает свой пост? Шокированный кровавым подавлением большевистского переворота, он хочет принять отставку, но коллегам удается уговорить его повременить до созыва Учредительного собрания.

- Невозможно! Невозможно!.. - восклицает князь, - Какое право может быть у меня оставаться на этом месте, когда такое преступление лежит на моей совести!

- И всё же, князь, - слышится с разных сторон, - вы обязаны России. Ваш опыт, ваше знание земских структур и системы самоуправления в различных губерниях неоценимы. 

Скрепя сердце, Львов остается на посту председателя Временного правительства и старается максимально приблизить созыв Учредительного собрания, который дал бы ему моральную свободу и право отойти от дел. 

Блестящее выступление генерала Корнилова в Москве сводит его и Львова за столом переговоров. Тема одна: что делать с большевистской угрозой. Соглашаясь с тем, что их влияние - особенно в солдатских рядах - тлетворно и разлагающе, Львов наотрез отказывается от предложения генерала ужесточить армейскую дисциплину смертной казнью, равно как отказывается открыть и "сезон охоты на большевиков". Жаркие споры между двумя честными, но очень разными по характеру и роду деятельности людьми приводят к тяжелому компромиссу: смертной казни на фронте не бывать, но угроза большевиков должна быть ликвидирована. 

Генерал Корнилов расквартировывает в Петрограде несколько частей, в том числе известную Дикую дивизию, которые жестко, но успешно справляются с подавлением результатов большевистской пропаганды. Публикация дебатов между Корниловым и Львовым, отказавшимся вернуть смертную казнь, несколько поднимают боевой дух и дисциплину в армии, а упразднение солдатских Советов и сложная система внутреннего шпионажа позволяет Корнилову худо-бедно удерживать войска в узде. 

Дезертирство карается пожизненным заключением.

Война продолжается до победного конца, и потерянные в ходе войны земли возвращаются победителям, принося с собой и щедрые репарации. 

Конец войны совпадает с первой сессией Учредительного собрания, в котором большинство голосов по-прежнему набирает партия эсеров. Россия провозглашается парламентской республикой, принимается текст Конституции, а находящаяся под арестом царская семья лишается всех привилегий и большей части своего имущества. Право на самоопределение членов императорской семьи остается за ними: продолжить ли жить в России или уехать за рубеж?

Конец войны также означает и начало выхода из глубокого экономического кризиса, преодолеть который без потрясений Гражданской войны оказывается намного легче. А что дальше? 
Высокие темпы экономического роста, релевантные первым трём пятилеткам, укрепление частного земельного хозяйства, рост городов...В общем, технический и экономический прогресс идет соразмерно с потребностями и возможностями эпохи, а громадный потенциал демократической России обещает ей достойное настоящие и будущее. Никакие пакты и соглашения между Россией и нацистcкой Германией оказываются невозможны, равно как и война с Польшей или Финляндией. Вторая мировая война оказывается не менее ужасной, чем Первая, но объединенные силы союзников сумеют совладать с нацистской угрозой ценой меньших потерь.
Отсутствие необходимости явной демонстрации силы между союзниками спасает Дрезден от тотальной бомбардировки, но чуждая европейской цивилизации Япония всё же становится полигоном для испытания атомного оружия. Не удается избежать и глобального противостояния между Россией и США, крупными конкурентами на мировом рынке, которое, впрочем, выливается в первую очередь в противостояние экономическое, что в свою очередь не провоцирует дополнительных стимулов для развития космической программы. 

В то же время большее количество ресурсов уходит на развитие лёгкой и средней промышленности, что положительно сказывается на целом ряде социальных сфер: от жилья и производства еды до медицины и сферы услуг в целом.

К XXI веку Россия, как и остальной мир, только начинает осваивать космос, но при этом опирается на более мощную и стабильную экономическую базу. Почти вековой институт демократической, сменяемой власти позволяет системе быть достаточно гибкой для удовлетворения актуальных запросов жителей разных групп и регионов большого государства. 

130
-13

А как же Михаил? Что было бы, если бы он не отказался от трона?

+2
Ответить

Супер!

+6
Ответить

Норм, но за космос обидно. А спутники-то хоть есть? Джипиэсы там всякие? Интернет?

+4
Ответить
Ещё 9 комментариев

Дарья, Михаил вообще к престолу тяготел не очень. Членам Временного комитета Думы удалось уговорить его на отречение сравнительно легко, притом оговорив в своем отречении концепт созыва Учредительного собрания, коему власть он и передавал. 
Лично мне не кажется, что при каких-то других условиях реакция Михаила была бы принципиально иной. 

Алексей. 
Думаю, первые спутники отправились бы в космос не раньше конца 70-х, и значит, наверное, GPS как наследник военной технологии был бы пока только в проекте выпуска в гражданский мир. 
С интернетом интереснее: с одной стороны, он тоже является побочным продуктом военной промышленности, мотивированной на развитие Холодной войной. С другой, глобальный рост населения и развитие международных связей задавали свои требования к системам коммуникаций. В общем, думаю, что интернет бы у нас был: возможно, он чуть позже появился бы в Штатах, но чуть раньше в России: экономическая и политическая ситуации тому бы если б не способствовали, то хотя бы и не препятствовали.

+14
Ответить

Заплакал

+10
Ответить

Круто!

0
Ответить

Что насчёт территорий? Польша, Балтия и т.д.?

0
Ответить

Хм, ну, февральская политическая система, как и избранное Учредительное Собрание, довольно открыто поддерживала право на самоопределение многих областей в составе бывшей Империи.
Думаю, что Финляндию, Польшу и прибалтийские территории ждала бы судьба Украины под правительством Центральной Рады: требование автономии, переходящее в требование права на национальное и территориальное самоопределение.
Так, например, Польша (читай, Пилсудский), получившая свою "независимость от Российской Империи" вследствие ПМВ, вряд ли смогла бы просить у Антанты помощь "для защиты об большевизма". Однако, могла бы просить страны Антанты быть некоторым арбитром и посредником в отношениях с новой Россией.

+1
Ответить

Господи. Аж до мурашек. Как было бы здорово жить в такой стране. 

+1
Ответить

Скажите Петр! А вы на какой позиции, в связи с вашей грандиозной речью. Вы на правой, на левой или консерваторской позиции?

0
Ответить
Автор удалил свой комментарий

На момент написания поста, размышляя о том, кем я был бы в те времена, я пришёл к "умеренному феврализму": эдакая европейская буржуазная конститутция, парламентская республика, сменяемая власть с заметным, но не превалирующим присутствием левых.

Сейчас же я скорее склоняюсь к анархическим концептам, но там есть много нюансов.

0
Ответить
Прокомментировать

Достаточно интересный вопрос, впрочем, требующий выяснения более ясных границ - изменения интересующие - в мире или стране Россия?

В первую очередь изменения были бы следующие : Израиль не был бы настолько силён и блистателен, насколько он сейчас. США - возможно, имела бы чуть менее выдающуюся культуру и без конкурента - СССР, развивался бы более вяло.

Касательно России - возможную демократическую и либеральную Россию - я бы поставил под сомнение, слишком уж силён был левацкий социалистический настрой у политически направленных активистов.

Возможно, что приобретения в ПМВ не привели бы к бурному позитивному росту экономики.

Вероятен был бы новый ренессанс в культуре и промышленности - как после похода 1812.

Крепкие хозяйства (не подвергнувшиеся раскулачиванию) , возможно, стали бы инициаторами экономического роста.

Тогда назрел бы один из главных вопросов России - религии. Очевидное опустошение православия как позитивной силы - вызвало бы рост различных направлений. Тогда уже два пути - реакция православия - и разрушение. Либо некоторый вид реформации - с принятием некоторого количества людей различного "деятельного" христианства - старообрядчества, протестантизма.

И в зависимости от принятых решений обществом (1917 показал невероятную слабость в решительности и находчивости руководителей) назрели бы решения - польского вопроса, еврейского, народов Кавказа.

Скорее всего, русское население тяготело бы к сильной военной руке - а значит Польшу бы так легко не отпустили.

При этом, скорее всего, вернулись бы к позитивному опыту земств.

P.S. я не желал обрисовывать яркие картины, милые сердцу мечтательных ура-патриотов, говорящих - "какую россию мы потеряли". Однако же, достаточно давно пора бы уже признать - Октябрь 1917 года являлся величайшей катастрофой, произошедшей с Россией. Худшего события она не знала, и лишь одно утешение есть в этом кошмарном событии - Россия приняла на себя удар, дав силы другим странам противостоять.

50
-13
Прокомментировать

Я думаю, в России была бы буржуазная конституционная монархия, как в Великобритании. То есть мы бы сохранили цивилизованный, более адекватный и прозрачный институт монархии, у нас был бы развит институт парламентаризма, было бы соответствующее правительство большинства в парламенте.

39
-12

Не было бы никакой конституционной монархии. В Великобритании король сам сообразил, что неправильно, когда власть передается по наследству, и передал часть полномочий парламенту. Николай 2-й снизошел до манифеста 1905 года под давлением забастовки. 

0
Ответить
Прокомментировать

Начну с того, что избежать революции было бы очень трудно. Народ устал от войны, хотел перемен и всяческих благ. Революция, на самом деле, готовилась очень долго: всё начало XX века заводы бастовали, особенно стоить отметить Революцию 1905 года. 

Во время войны Царь должен был действовать жёстко, как Сталин во Вторую мировую войну (А Первая мировая имела огромное значение для страны), чтобы Революции 1917 года не было. Царь и его свита должны были решить, за что мы воюем в этой войне.

Если бы удалось избежать революции, то не было бы коллективизации и индустриализации. С одной стороны, это хорошо, ведь коллективизация затормозила развитие хозяйства, а какая-либо частная собственность после НЭПа была запрещена.

Насчёт индустриализации. Вот тут уже сложнее. Во всех развитых странах она проходила естественным путём, но только было это ещё в XIX веке. Первая промышленная революция началась в Англии в XVIII веке. Сталин смог за почти что три пятилетки существенно поднять нашу тяжёлую промышленность в ущерб лёгкой. Смог ли царь такое сделать? И нужно ли было такое делать? Ведь революция и репрессии унесли много ресурсов и жизней. Может индустриализация началась бы и при рыночной экономике, только не была бы столь быстрой, как при Сталине. 

На эту тему можно рассуждать вечно, но история такова, что изменение провоцирует множество изменений. Не было бы Революции, никто не знает, был ли Гитлер и Вторая мировая война, как складывались бы отношения с США, был ли царь-диктатор, наподобие Сталина, или мягкий царь.

30
-6
Прокомментировать
Читать ещё 45 ответов
Ответить