Peter Kopylov
март 2015.
2728

Изменилось ли то, как люди пишут книги, после того, как появился массовый кинематограф? Если да, то как?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
7
5 ответов
Поделиться

Во-первых, все большие писатели относились с интересом к кинематографу. Например, Блок с женой его часто посещали, но, к сожалению, не упомянули ни одного названия фильма, который они смотрели. Белый, Гиппиус, Мандельштам писали о кинематографе. А вот Корней Чуковский посвятил массовому кинематографу целую большую статью, которая издавалась потом отдельной книгой «Нат Пинкертон и современная литература». Кому интересно, посмотрите в 7 томе его собрания сочинений. Чуковский возмущался успехом фильма «Бег тещ», где матери невест соревнуются между собой, чтобы выиграть жениха для своих дочерей.

Если говорить о серьезном влиянии, то мне кажется, приемы киномонтажа, описанные Эйзенштейном, очень повлияли на литературу, и, например, поэма «Двенадцать» Блока строится по законам кинематографического монтажа. И примеров много.

Если попытаться обобщить, то кинематограф учит темпу, ритму, действию. Под его влиянием литература стала менее описательной, она больше стремится заинтересовать. А интеллектуальное кино в настоящий момент в гораздо большей степени, чем литература, сохраняет способность ставить мировые вопросы, — как фильме «Левиафан» Звягинцева.

16
-1
Прокомментировать

Вопрос сформулирован не совсем корректно. Можно говорить о влиянии кино на отдельных писателей, но нет какого-то направления или даже приема, оформившегося в литературе под влиянием кино.

Кинематограф изначально был искусством вторичным по отношению к литературе. Есть понятие экранизации, это "перевод" текста на язык кино. Но случаев обратного перевода мне не встречалось.

Кино породило отдельный жанр литературы (мне кажется, что это род, наравне с эпосом, лирикой и драмой, но "сейчас не об этом"). Сценарий. Есть писатели, работающие в этом жанре (кстати, и называем мы их не "писатели", а именно "сценаристы"), но, у них чудовищно мало читателей:)

Темп, ритм, динамика действия - все это было в поэзии со времен Гомера. Если сравнить по этим критериям баллады Жуковского и фильмы Тарантино, они будут примерно одинаковы. Но, я думаю, некорректность такого сравнения очевидна:)

Говорить об использовании Блоком законов монтажа, которые сформулировал Эйзенштейн, вообще странно.

А вот над вопросом "какие приемы кино могут быть использованы в литературе?" я бы подумала.

5
-1
Прокомментировать

Лолита Набокова написана под некоторым влиянием кинематографа. Автор даже сам переводит некоторые моменты своего романа на кино-язык. А потом, он еще и напишет сценарий для одноименного фильма Кубрика. Очевидно, Набокова очень интересовала идея того, как будет выглядеть его роман на большом экране. По-моему, очень яркий пример.

Герои многих книг стали ходить в кино, иногда даже с упоминанием фильмов и главных актеров.

Авторы, должно быть, стали очень часто представлять, как будет выглядеть их книга на экране. Денис Драгунский, например, высказал эту мысль в одном из своих рассказов.

4
-1
Прокомментировать

На самом деле, это конечно абсолютно реальная исследовательская область. есть хрестоматийная статья Эйзенштейна "Диккенс, Гриффит и мы", в которой ровно про связь литературы и кино. У него, конечно, литература -> кино (Диккенс дал Гриффиту идею параллельного действия, т.е. монтажа), но уверена, что сейчас можно прослеживать в обратном направлении. Язык кино вполне может дать что-то языку литературы.

Завтра должна была быть презентация новой книги НЛО ровно про это: "Машины зашумевшего времени: Как советский монтаж стал методом неофициальной культуры" Ильи Кукулина

2
0
Прокомментировать

Как люди пишут книги - это само по себе непростой вопрос. Сейчас свой опыт, свои знания о жизни люди нередко черпают из книг и с экранов (кино, ТВ и т.д.) Это, несомненно, сказывается на качестве текстов, на глубине образов, на оригинальности метафор, на сложности сюжета.

Но более существенно, на мой взгляд, то, как кинематограф повлиял на читателей (они же - зрители). Современные дети начинают смотреть мультики и киношки задолго до того, как учатся читать. И смотрят они, конечно, не "Андрея Рублева" Тарковского. Экранные истории не стимулируют фантазию и воображение так, как тексты. Экран предлагает готовое решение, не надо ничего самостоятельно воображать и додумывать. Нам еще предстоит в полной мере пожать плоды этого воздействия на детское восприятие и способность фантазировать. Современные дети (не все, но тенденция очевидна) мало читают и не любят читать. Писателям, чтобы быть популярными у этого поколения, надо писать, конечно, не в манере Льва Толстого. А потом подрастут писатели, которые сами во младенчестве смотрели мультики и киношки. Вот тогда, наверное, литературу ждут серьезные перемены. И этот момент - не за горами.

1
0
Прокомментировать
Ответить