Reuters

Сколько существует курдских группировок и в каких они отношениях?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться

Курдская политика весьма пестра. Однако наиболее влиятельной и известной силой является Рабочая партия Курдистана. Она была создана в 1978 году как воинственная марксистско-ленинская подпольная организация в Северном (или Турецком) Курдистане. С первой половины 80-х и вплоть до настоящего времени она ведёт ожесточённую борьбу с турецким правительством, в которой периоды перемирий и переговоров чередуются с обострением вооружённого конфликта. Со временем РПК распространила своё влияние и создала дочерние организации во всех частях Курдистана, помимо Турции: в Сирии (PYD), Ираке (Tevgera Azadi) и Иране (PJAK). Кроме того, именно РПК стала наиболее популярной и влиятельной силой в многочисленной курдской диаспоре. В 2007 году была создана Ассоциация обществ Курдистана (Koma Civakên Kurdistan) - как зонтичная организация для всего движения, сформировавшегося вокруг РПК, в которое, помимо указанных выше партий, входят женские, правозащитные, культурные и другие организации и объединения.

Следует отметить, что, помимо боевой РПК, в Турецком Курдистане у этого движения есть и мирное крыло - Демократическая партия народов (ДПН/HDP), которая взяла более 10% голосов на выборах в турецкий Меджлис в 2015 году. 

Харизматическим лидером и основным теоретиком РПК является Абдулла Оджалан. В частности, под его влиянием в середине 2000-х курдское движение взяло на вооружение новую идеологию - "демократический конфедерализм", пришедший на смену "национально-освободительному" варианту марксизма. Новая идеология РПК имеет ряд анархистских черт. Основным вдохновителем А. Оджалана в 2000-х годах стал американский мыслитель Мюррей Букчин. И Букчин, и Оджалан продвигают идеи прямой демократии и общественного самоуправления посредством местным ассамблей, коллективные формы хозяйства - такие как кооперативы, а также защиту природы. Для движения РПК также подчёркнуто важен гендерный аспект: борьба за равноправие мужчин и женщин и тезис о созидательной роли женщин в социальной истории человечества.

Идеи демократического конфедерализма вдохновляют в данный момент социальный эксперимент в Северной Сирии (Рожаве), где связанная с РПК партия PYD выступает как основная действующая политическая сила. В этом регионе проживает в данный момент более 4 миллионов человек. Активно создаются советы, коммуны, кооперативы. Те же идеи воплощаются в автономном поселении Махмур и "Зонах обороны Мидии" - горных районах Иракского Курдистана, контролируемых РПК, где проживает довольно много мирных жителей. 

Разумеется, у РПК и смежных групп есть и конкуренты. Это, в первую очередь, Демократическая партия Курдистана (ДПК, PDK) - старейшая курдская политическая организация, начавшая свой путь с Мехабадской республики в Иранском Курдистане в 1946 году. Далее основной базой партии стал Иракский Курдистан, где она впоследствии выступила одним из локомотивов курдской борьбы против режима Саддама Хуссейна. 

В период холодной войны ДПК декларировала приверженность марксизму-ленинизму с уклоном в национально-освободительную борьбу. Однако после краха советского блока и обострения отношений между саддамовским Ираком и США ДПК перешла на рельсы "консервативного либерализма", который многие специалисты трактуют скорее как семейную коррупционную автократию. Показательно, что руководство партией перешло от отца Мустафы Барзани к сыну Масуду, а в нынешнем Иракском Курдистане многие ключевые посты занимают также члены семьи Барзани.

В Северной Сирии (Сирийском Курдистане, Рожаве) в качестве филиала ДПК выступает Национальный совет сирийских курдов (ENKS) - объединение партий, пользующихся покровительством Масуда Барзани. ENKS ведёт активную политическую и информационную борьбу с PYD, левым курдским движением. Взаимоотношения между движением РПК/АОК и ДПК, а следовательно - между Сирийским и Иракским Курдистаном - враждебные, и часто выливаются в прямое экономическое или даже военное противостояние.

Ещё одной значимой силой курдской политики выступает Патриотический союз Курдистана, также базирующийся в Южном Курдистане и контролирующий фактически половину автономии. Его возглавляет Джалал Талабани, а в идейном плане организация заявляет приверженность идеям социал-демократии. В 2009-м от ПСК откололось "Движение за перемены" - Горан, которое обвинило ПСК в схожих с ДПК коррупционных свойствах. Это движение сумело войти в парламент Иракского Курдистана по итогам выборов 2010 года. В настоящий момент Горан и ПСК пытаются блокироваться против усиления доминирующих позиций ДПК в регионе.

Такова самая общая канва. Есть ещё ряд более мелких левых, националистических и исламистских курдских групп, которые менее заметны и влиятельны. Для более детального ознакомления с курдской политикой я бы рекомендовал недавно вышедшие на русском языке книги: Максим Лебский "Курды: потерянные на Ближнем Востоке" и перевод Аня Флах, Эркан Айбога, Михаэль Кнапп "Курдистан: реальная демократия в условиях войны и блокады".

Основные блоки это:
1. левацкая турецкая Рабочая Партия Курдистана, которая любит устраивать теракты в Турции, и ее крыло в Сирии (хотя там не совсем понятно, идеологически они одинаковы, но сирицы связь отрицают) Партия Демократического Союза. Они раньше были марксистами, потом стали антиавторитаристами, их лидер, который вроде сейчас сидит в турецкой тюрьме Оджаллан создал почти анархическую доктрину TEV-DEM, которую вполне успешно сейчас реализовывает ПДС в Курдистане. Военизированное крыло РПК - Народные силы самообороны, но они вроде не особо святятся. Военизированное крыло ПДС - те самые YPG и YPJ, которые вам наверняка известны (раз вы задаете такой вопрос) как самая эффективная военная сила в сирийском конфликте по словам наших военных экспертов. У ПДС есть союзник в парламенте Иракского Курдистана - оппозиционный правящей ДПК (о которой ниже) Патриотический Союз Курдистана.

2. Иракско-сирийская Демократическая Партия Курдистана. Они стоят на позициях национал-демократии, поддерживаются США. Собственно, они вышли из иракской курдской автономии, которая сейчас самый стабильный регион Ирака, и который создавался при участии Турции. Поэтому и с Эрдоганом, и с Америкой у них отношения хорошие. Она является правящей (демократически) партией Иракского Курдистана. В Сирии же у нее есть несколшько мелких партий-сателлитов, вместе с которыми ДПК образуют организацию Курдский Национальный Совет. Как я понимаю, можно считать это партией Сирийского Курдистана. Иракский Курдистан имеет свои вооруженные силы, которые называются пешмерга ("идущие на смерть" на курманджи), и которые фактически являются войскми ДПК в Сирии.

Отношения у них сложные. но последнее время позитивные. Раньше у них были перестрелки из-за территории и юрисдикций. в которых гибли люди. Сейчас же две эти партии (ДПК и РПК-ПДС) заключили союз, и сформировали парламент Сирийского Курдистана, причем места поделили поровну, так как выборы пока провести невозоможно. Однако власть осуществляет больше ПДС, в стране активно созидается их специфический демократический режим, а YPD-YPJ в Сирии куда более серьезная сила, чем пешмерга. 

Это основные курдские силы в рамках треугольника Ирак-Турция-Сирия, где проживает большинство курдов. Как я понимаю, существует еще много других курдских организаций в других странах, а также в эмиграции, но они далеко не так влиятельны. Также надо понимать, что ДПК и РПК-ПДС это не только движения, но и центры притяжения для других более мелких и автономных групп. 

Ответить