Юрий Князев
март 2016.
729

Почему текущий экономический кризис не вызывает социальной нестабильности и падения популярности власти?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться

Причин у этого феномена несколько.

Во-первых, текущий кризис наступил, с точки зрения подавляющего большинства граждан России, после длительного периода экономического роста. В общественном сознании тот факт, что ситуация сегодня все еще лучше, чем 15 лет назад, перевешивает ощущение ухудшения ситуации. Для возникновения массового недовольства уровень доходов населения, скорее всего, должен опуститься еще примерно на 30–40%, в район показателей 1999–2000 годов.

Во-вторых, предыдущий рост благосостояния в течение 2000–2012 годов, как и последующая стагнация и падение в 2014–2015 годах, были крайне неравномерно распределены в обществе. Существенные изменения почувствовала лишь небольшая социальная группа. Действительно, в России в 2015 году лишь 24% немосквичей имели загранпаспорта, при этом лишь 7% россиян в последние годы выезжали за границу один раз в год и чаще. Отличие медианной зарплаты от средней в России составляет почти 40%, то есть подавляющее большинство населения смещено в область очень низких зарплат. Менее 20% населения располагают вкладами в банках, а количество владельцев валютных вкладов не превышает 4% населения.

Индекс Джини, который в конце ХХ века в России составлял около 8, сегодня превышает 18. При этом центром концентрации роста благосостояния в России стали Москва и несколько других крупных городов. В Москве к 2014 году подушевой ВВП составлял около $35 тысяч в год, к 2016 году он упал примерно до $20 тысяч, но и этот уровень является достаточно высоким, чтобы не ожидать социального взрыва. А подавляющее большинство населения за прошедшие 15 лет стало жить всего лишь чуть лучше, а в последние годы – всего лишь чуть хуже, но изменения не настолько значительны, чтобы вызвать резкий рост протестных настроений.

В-третьих (и только в-третьих), в отличие от западных демократий в России нет публичной конкуренции элит за власть, сопровождающейся активной критикой правящей группы через независимые СМИ и другие каналы, которая финансируется и организуется оппозиционными группами элиты. Фактически информационное пространство монополизировано идеологически (максимальная аудитория независимых СМИ менее 10% населения), и если в развитых демократиях экономические проблемы, как правило, преувеличиваются в пропагандистских целях, а оппозиционные силы имеют возможность координации социальных выступлений, в России сегодня информационные источники преуменьшают проблемы, снимают с власти ответственность за них, перенося ее на внешние факторы, а оппозиция лишена доступа к капиталу и возможности координировать протесты.

Ответить