Яна Лисовая
март 2016.
20820

Почему педофилы в качестве жертв предпочитают мальчиков?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

http://murders.ru/mi4_hist_8.html

извлечение из текста (сам текст, кстати, достаточно интересный для тех, кто любит читать про преступления)

"... Прежде всего надо отметить, что термином "педофилы" обыватели часто объединяют преступников, сильно различающихся по мотивации, побуждающей их к сексуальным посягательствам на детей и подростков. Криминологи выделяют два несхожих класса правонарушителей, совершающих преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних: т.н. "фиксированные" педофилы и "ситуационные". Первых иногда также называют "истинными" педофилами, поскольку именно для такого рода сексуальных хищников дети и подростки являются предпочтительной жертвой. Ситуационные педофилы - это преступники, совершившие сексуальное нападение под воздействием временных либо случайных факторов: алкогольного или наркотического опьянения, при невозможности отыскать более привлекательный или доступный сексуальный объект и т.п. Манера криминального поведения обоих типов резко различна.

Фиксированный педофил осторожен и очень внимателен в выборе жертвы. Такой преступник предпочитает действовать уговорами, лаской, обманом, завлекая ребёнка подарками и обещаниями. Фиксированные педофилы прекрасно знают психологию ребёнка и зачастую выбирают профессию, открывающую возможность близко общаться с детьми - они устраиваются педагогами, социальными работниками, их часто можно видеть во главе каких-то самодеятельных клубов по интересам, куда они активно вовлекают детей и подростков (вроде любителей разного рода авто-мото-хлама, туризма, стихосложения ямбом и прочей чепухи). Если старый лысый пень, пуская слюни, с упоением рассказывает детишкам, как правильно укладывать рюкзак - это для окружающих всегда повод насторожиться. Фиксированные педофилы имеют интеллект средний или выше среднего, у них хорошо подвешен язык, и даже если их нельзя назвать хорошими ораторами, они всегда являются отличными демагогами. Ибо разговорный навык играет огромную роль при сокрытии истинных замыслов и обмане жертвы. Преступники этой категории обычно не убивают жертву - они заинтересованы в том, чтобы растлить ребёнка и сделать его добровольным участником сексуальных игрищ на длительный срок. Убийство жертвы для фиксированного педофила - это чрезвычайное и нежелательное событие, являющееся обычно следствием паники, которая вызывается страхом разоблачения. Если фиксированный педофил уверен, что ребёнок его не выдаст, он сохранит ему жизнь и повстречается ещё не раз в будущем. Достоверно установлено, что фиксированные педофилы за время своего активного "сексуального пиратства" растлевают многие десятки детей; подтверждены случаи растления 80 и более подростков одним преступником. Причём - ещё раз подчеркнём! - без насилия, принуждения и убийств.

Ситуационный педофил - это, строго говоря, даже и не педофил, а пьяная скотина, которая не придумала никакого приемлемого в рамках закона способа снять внезапно возникшую сексуальную потребность и потому решившаяся напасть на ребёнка. Звучит такое определение может быть грубо и не очень-то литературно, но по сути своей верно. Это, как правило, люди с низким интеллектом, очень часто - с уголовным прошлым. При выборе объекта нападения для них определяющим является фактор доступности и беззащитности жертвы. Такой преступник очень часто не может заполучить женщину даже силой просто потому, что не уверен в своей физической способности её одолеть в случае сопротивления, а потому он решается совершить нападение на ребёнка. Ситуационный педофил жесток, он не склонен уговаривать жертву и действует прямолинейно. Скажем так, словесные игры - это не для него. Подавляющее большинство убийств детей и подростков является делом рук именно ситуацинных педофилов.

Существуют некоторые особенности в характере сексуальных контактов с жертвой, демонстрируемых фиксированными и ситуационными педофилами. Первые, как более умные и рассудительные, стараются не оставлять следов, способных привести к их изобличению. Они не избивают ребёнка и в подавляющем большинстве случаев ограничиваются орально-генитальными контактами, либо ограничиваются тем, что криминологи обтекаемо называют "суррогатным сексом" (т.е. половым контактом без введния пениса в полости жертвы). Эти преступники понимают, что повреждения половых органов детей долго заживают и легко фиксируются при судебно-медицинском освидетельствовании, поэтому скрыть их от правоохранительных органов весьма проблематично. Такие повреждения весьма болезненны, а кроме того, неприятные ощущения могут вызвать испуг ребёнка, что совсем для преступника нежелательно. Потому фиксированные педофилы обычно стараются избегать столь специфического травмирования жертвы, по крайней мере на начальном этапе совращения. Ситуационный педофил о таких пустяках просто не задумывается - в этом, кстати, проявлется очевидная ущербность его интеллекта: преступник такого рода просто не "просчитывает" последствия своих поступков. Грубые изнасилования детей и подростков с тяжёлыми повреждениями их половых органов осуществляют, как правило, именно ситуационные педофилы.

Помимо описанных выше поведенческих различий, между фиксированными и ситуационными педофилами существует ещё одна принципиальная разница. Ситуационный педофил обычно соблюдает личностные, т.е. присущие ему в посведневной жизни, предпочтения относительно половой принадлежности жертвы. Другими словами, насильник-гомосексуалист будет нападать на мальчиков, а гетеросексуал - предпочтёт девочек. У фиксированных педофилов такого рода фиксации нет, более того, они прямо заявляют, что в их восприятии дети - это существа "третьего пола". Т.е. для этих преступников принципиальной разницы между мальчиком и девочкой не существует. Среди всех разновидностей сексуальных преступников фиксированные педофилы имеют наибольший процент бисексуалов (по разным оценкам, до 40-45% такого рода преступников допускают в качестве приемлемых как гетеро-, так и гомосексуальные контакты).

Очень важным для фиксированного педофила является предпочтительный возраст объекта посягательства. Для ситуационного педофила проблемы тут нет - он готов напасть на любую доступную жертву, грубо говоря, такой преступник может "залезть" хоть на козу, хоть на собачку... А вот фиксированные в этом отношении куда разборчивее.

Под термином "педофилия" современная наука (если быть совсем точным - криминология, виктимология, криминальная психология, а также психиатрия) понимает половое влечение к мальчкам, не достигшим 16 лет. При описании сексуального влечения к подросткам постарше - в возрасте 16-17 лет - обычно используется особый термин - эфебофилия. В чём принципиальная разница? В 16-17 лет юноша уже приобретает физиологические признаки мужчины (т.н. маскулинные) - характерное телосложение, низкий тембр голоса, лобковое оволосение и пр. В более раннем возрасте мальчик во многом остаётся похож на девочку, более того, в возрасте 12-13 лет мальчики в своём большинстве отстают от сверстниц в росте. Аналогичное деление существует и для тех педофилов, кто в качестве жертв предпочитает выбирать девочек. В тех случаях, когда девочкам не исполнилось 16 лет криминалисты говорят о корефилии, а если девочке-подростку 16-17 лет, то такое влечение называют партенофилией.

Сразу подчеркнём, что деление это очень условно и сама по себе градация жертв на тех, кому "до 16 лет" и тех, кто старше - весьма и весьма иллюзорна. Многие разоблачённые фиксированные педофилы утверждали, что в их предпочтениях имеет принципиальное значение факт появления месячных у девочек. Если таковые уже имели место, то девочка рассматривается ими как женщина, а если нет, то девочка воспринимается "как разновидность мальчика" (на сленге педофилов такие девочки нередко называются "двужопыми"). В любом случае, между мальчиками и девочками младшей возрастной группы (ориентировочно, это до 12-13 лет) педофилы принципиальной разницы не видят и рассматривают их, как одинаково предпочтительные сексуальные объекты. Многие фиксированные педофилы в качестве потенциальных жертв интересуются лишь детьми препубертатного (т.е. до начала полового созревания) возраста. Т.о. один и тот же педофил может с одинаковым интересом рассматривать в качестве объекта своего посягательства как мальчика, так и девочку, для него важнейшим критерием отбора потенциальной жертвы является её возраст, а отнюдь не пол. Это принципиальное отличие такого рода преступников от иных сексуальных хищников.

Завершая это отступление, следует сказать несколько слов о специфике расследования покушений на половую неприкосновенность детей и подростков. Родители, услышав рассказ ребёнка о непристойных действиях взрослого человека в их отношении, ни в коем случае не должны принимать на себя роль следователя и судьи; схватиться за топор или ружьё и отправиться на расправу с негодяем-педофилом - это самое глупое, что можно в этой ситуации совершить. Дети и подростки - это очень специфичный контингент свидетелей и потерпевших. Во-первых, они склонны к мистификациям и разного рода выдумкам, во-вторых, в своих рассказах они обычно подстраиваются под собеседника и видоизменяют рассказы в зависимости от наблюдаемой реакции слушателя, в-третьих, они неспособны (в отличие от взрослых) предвидеть последствия своих лживых утверждений. Увидев чрезвычайную заинтересованность взрослого собеседника, дети могут углубляться в свои фантазии, расцвечивая их всё более и более яркими красками. Допрос детей, сделавших заявления о сексуальных посягательствах, требует соблюдения определенной юридической процедуры и проводится с обязательным привлечением криминальных психологов, специально обученных выявлять детскую ложь. Такой допрос содержит большое количество - около 50 и даже более - ключевых вопросов, правильных или точных ответов на которые обычный ребёнок знать не может. Такие вопросы ("индикатры истинности" или "индикаторы достоверности") в основном касаются таких деталей мужской физиологии, о которых неискушённые дети даже не догадываются. Те же дети, в отношении которых предпринимались развратные действия, дадут правильные ответы, даже не понимая сущности того, чему стали свидетелями. В идеале в такого рода допросах работники правоохранительных органов даже не должны принимать участие, свои вопросы они должны сообщить психологу, а тот уже займётся их выяснением в процессе беседы с ребёнком.

Сейчас суды многих стран мира принимают материалы таких допросов в качестве улик и не вызывают детей для дачи показаний во время судебных процессов. Практика эта преследует цель минимизировать психоэмоциональное травмирование ребёнка и не будоражить его болезненными воспоминаниями. В принципе, эту практику следует считать совершенно разумной. Но ещё раз подчеркнём, что в качестве такого рода судебной улики принимаются материалы допросов, проведённых с соблюдением определённых процессуальных формальностей и при обязательном участии специалистов по криминальной сексологии. Кому-то может показаться удивительным, но большое количество заявлений детей и подростков о якобы имевших место сексуальных нападениях на них, не находят подтверждения при квалифицированной проверке. Другими словами, дети лгут и оговаривают взрослых, рассчитывая получить за свою ложь некие "бонусы". Дети в известной степени способны манипулировать родителями и рассказ о сексуальных приставаниях порой является всего лишь попыткой добиться от родителей некоей уступки (сопереживания, подарка, прощения прежних прегрешений и т.п.). Некритическое восприятие детских рассказов способно толкнуть родителей к необдуманным поступкам и даже преступным действиям (вроде самосуда) поэтому, услышав из уст ребёнка некие подозрительные рассказы, надлежит обращатсья к правоохранителям, и ни в коем случае не заниматься частным сыском и уж тем более расправой.(конец извлечения)" 

Кхе, Кхе... Буду краток.

Большинство любителей юной плоти не слишком принципиальны в выборе пола, так как мальчик в определённом возрасте мало отличен от девочки. Однако в США существует даже "общество любителей мальчиков", кажется так, и их неплохо простебали в одном выпуске Саус Парка. Большинству мужчин "любителей" проще найти коллектив подростков мальчиков, чем девочек ( кружки, секции, общества по интересам и прочее ) и там вербовать себе любовников. К сугубо девчачьим коллективам мужчин реже подпускают, те, кто предпочитает девочек, чаще вынужден их вербовать из открытых источников ( сайты знакомств, клубы, куда пускают школьниц, вожатые в лагерях и прочее ), но это сложнее и опаснее.

Педофилам нравится тактильные ощущения от незагрубевшей детской плоти, общая невинность и сексуальная неопытность. Половая принадлежность при этом играет незначительную роль, так как вторичные половые признаки мало выражены у тех, и у других.

Если же говорить о серийный маньяках-убийцах, то они получают удовольствие от самого убийства и расчленения ( или иных фетишей, как довольно своеобразный советский маньяк Анатолий Сливко ). Дети тут оказываются просто более доверчивой, и физически слабой средой, что делает их лёгкой добычей. Но педофилия, и иная страсть юным особам тут не совсем имеет место. Тот же Чикатило убивал всех, кто попался, и не брезговал ни полом, ни возрастом.

P.S. Я просто интересовался такими вопросами и много читал материалов и расследований по маньякам, а не делюсь личным опытом, если что))).

Ответить