Что было бы на самом деле с миром, если бы Третий Рейх одержал победу в войне? И долго бы он просуществовал?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
14
2 ответа
Поделиться

Сложно что-либо говорить определенно, т.к. очень многое зависело от конкретного момента, в который Германия заключила бы гипотетический мирный договор, выгодный для себя. Но представим себе на секунду, если бы Германия заключила бы мир в момент достижения своих максимальных территориальных успехов, т.е. заставила бы капитулировать СССР.

Что касается собственно территории Великогерманского рейха (довоенных Германии, Австрии, Чехии, части Польши, Эльзаса и Лотарингии, Южного Тироля - и кстати говоря, Крыма, который стал бы Готенгау), то он стал бы территорией масштабной перестройки - как в самом прямом, так и в идеологическом смысле. Прежде всего, Гитлер занялся бы воплощением в жизнь довоенных планов по переустройству немецких городов, прежде всего родного Линца (он именно этот город считал родиной, а не деревеньку, в которой родился), Мюнхена (Столица движения, как его называли сами нацисты) и Берлина, конечно, где появились бы знаменитый Проспект победы с захваченными танками и пушками вдоль проезжей части, огромной Триумфальной аркой и совершенно циклопическим куполом Большого зала. Сам же Берлин, возможно, был бы переименован в Столицу мира Германиа.

Что же касается государственной, общественной и частной жизни, то нацисты закончили бы построение своего "народного сообщества". И, пожалуй, без всякой оглядки на общественное мнение других стран (которая даже во время войны спасала людей от ареста и гибели - так, например, сумевший благодаря своим огненным проповедям остановить реализацию "акции Т4", или "программы эвтаназии", католический епископ Мюнстера Клеменс граф фон Гален не был тронут именно по этой причине - несмотря на настойчивые просьбы М. Бормана и Р. Гейдриха, Гитлер запретил его арест именно на этом основании) устранил бы из его жизни всех, кто в него не вписывался. Инвалиды, гомосексуалы, "реакционеры" (их - консервативных землевладельцев, генералов, чиновников старой школы - Гитлер ненавидел больше всех на свете) - и да, церковники, конечно, от Католической церкви до мелких религиозных групп. Ведь они не считались до конца лояльными, они довольно часто предпочитали Гитлеру Бога. Партия окончательно стала бы государственным аппаратом, и определяла бы все аспекты человеческой жизни, и общественные, и частные - от воспитания детей до организации рабочего досуга. Ведь немцы не просто рожали детей - они дарили их фюреру.

Сложно что-то наверняка говорить о послевоенном устройстве Европы - несмотря на публицистические штампы вроде "Евросоюз придуман нацистами". Да, такие проекты существовали, их разрабатывало множество самых разных ведомств, которые хотели раньше других приступить к дележке властного пирога послевоенного переустройства мира (хотя, надо сказать, идея Единой Европы витала в воздухе еще задолго до нацистов, в этом смысле они лишь следовали духу времени). Но у всех их была одна проблема - их автором не был Адольф Гитлер, слово которого всегда было последним. Определенно известно одно - он категорически был против любого суверенитета подконтрольных ему народов, и любые гарантии, даваемые его подчиненными представителям оккупированных народов, он дезавуировал предельно резко и совершенно определенно. Поэтому можно лишь предположить, что страны Северной и Западной Европы смогли бы сохранить какую-то долю самостоятельности, но не более того.

"Еврейский вопрос" в Европе был бы решен окончательно. Последние островки, где представители этого народа могли бы чувствовать себя хотя бы в какой-то безопасности, были бы принуждены Германией выдать своих граждан и беженцев - нацисты в этом смысле были абсолютными фанатиками. Затем, возможно, места уничтожения (через которые наверняка прошли бы также все цыгане и прочие "расово неполноценные", до которых могли бы дотянуться лапы нацистов, а также представители как минимум религиозных меньшинств и гомосексуалы), были бы уничтожены, документы сожжены, а те, кто осуществлял "окончательное решение", были бы устранены (о чем-то таком заикнулся как-то Вальтер Шелленберг).

Судьба же оккупированных территорий на Востоке представляется следующей. Территории европейской части СССР были бы поделены, в соответствии с известными планами, на несколько имперских комиссариатов. У этих планов были два основных аспекта - во-первых, началась бы эксплуатация этих территорий для нужд рейха; во-вторых, началось бы осуществление проектов по "освоению жизненного пространства", и оба они были взаимоувязаны. Восточные территории планировалось превратить в главную продовольственную базу нацистской империи, но она предполагала не столько использование рабского труда местного населения (хотя и это тоже), сколько осуществление программы переселения - мечты Генриха Гиммлера, который сумел заручиться поддержкой Гитлера для создания этого своего детища.

Гиммлер, рейхсфюрер СС, мечтал из своего ведомства создать огромное сообщество воинов-крестьян, живущих на своей земле, которые были бы одновременно и главными сельхозпроизводителями, и защитниками новоосвоенных территорий. В самом начале войны Гиммлер был назначен имперским комиссаром по укреплению германской народности, и именно это ведомство, вкупе с рядом уже существовавших управлений системы СС (Главное управление расы и поселений, управление по делам этнических немцев и проч.) занималось планированием устройства таких военно-сельскохозяйственных поселений. По мысли своих создателей, этот новый класс сельских хозяев - членов СС должен был стать "источником постоянного обновления нордической расы, резервом вечной юности арийского человечества".

Ни экономическая эксплуатация восточных территорий, ни эта эсэсовская программа создания "расовой защиты восточной границы рейха", ни какие-либо иные планы немцев напрямую не предполагали уничтожения местного населения (в одном из меморандумов - или варианте пресловутого "плана Ост" - его автором было прямо сказано, что уничтожение русского народа "не подходит для нас также по политическим и экономическим соображениям"). Тем не менее, о продовольственной политике определенно высказался статс-секретарь министерства продовольствия Г. Бакке - ввиду того, что производимое продовольствие должно было направляться в Германию в как можно более полном объеме, это спровоцирует искусственный голод местного населения, 20-30 миллионов при этом должны были от него погибнуть. Пригодная по так называемым "расовым признакам" часть местного населения подлежала германизации, все остальное население было бы предоставлено самому себе. Определенно о деталях, несмотря на имеющиеся высказывания, судить трудно, но это означало для оккупированных людей ничего хорошего.

Вот таким было бы нацистское будущее - марширующий в едином порыве за своим фюрером народ, осваивающий "жизненное пространство на Востоке" под руководством партии, 11 миллионов уничтоженных европейских евреев и жизнь десятков миллионов на положении рабов.

У американского писателя-фантаста Филипа К. Дика есть роман "Человек в высоком замке" в стиле альтернативной истории как раз об этом: что было бы, если бы США капитулировали перед Германией и Японией.

Еще существует экранизация этого романа в виде сериала:

www.kinopoisk.ru/film/882263/

Ответить