Виктор Пивоваров Скажи а-а-а!, 2010 Стекло, ассамбляж Предоставлено Музеем Искусства Авангарда (МАГМА) Viktor Pivovarov Say uh-h-h!, 2010 Assemblage, glass Courtesy of Museum of Avant-Garde Mastery (MAGMA)
The Question
март 2016.
5094

Опишите произведение искусства, которое перевернет мир?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
23
19 ответов
Поделиться

Мне кажется, на этот пространный вопрос необходим пространный ответ. Знатоки выше уже излили свое мнение о "веризмах" и смешали искусство со школьной доской, потому буду краток. 

Мир уже перевернут, его нужно поставить на ноги, а на это способна только правда. Жестокая, чугунная, гулко падающая на пол.

Я бы познакомил мир с ним самим. Во всей наготе. С него довольно панегириков, дифирамбов и многословных вензелей.

Весь этот постсекулярный, постмодернистсткий, постиндустриальный, но главное - шумный и яростный мир заигрался с самим собой, расщепился: на знаки, символы, обозначаемое и обозначающее, слова, слова, слова.

Это произведение искусства должно быть простым, взывающим к первобытной потребности в единении, передающим тишину. Не примитивной абстракцией, не "разрушением ради разрушения" дадаистов, но неким идолом, каменным истуканом.

Есть один эллинский миф о соревновании двух художников: первый нарисовал великолепное полотно, полное цвета и изысков, а другой так реалистично изобразил тряпку, якобы прикрывающую изображение, что публика настойчиво просила снять ее и показать скрывающееся под ней изображение. 

Поэтому, это была бы картина. Та самая мечта Эдварда Мунка: люди должны будут проникаться перед ней святостью и снимать шляпы, как в церкви. Перед ней дети должны браться за руки, а старухи плакать.

Огромный триптих во вкусе Босха: в большой черной раме, вобравший бы в себя оголтелый ритм людских толп, непременно незаконченный, обрывающийся в большой прямоугольник черной краски где-нибудь по левой стороне. 

12
Прокомментировать

Я думаю, таким произведением должно стать нечто похожее на то, что мы сейчас называем "компьютерной игрой".

Дело в том, что хотя сейчас абсолютное большинство компьютерных игр несут в основном развлекательную функцию, они предоставляют художнику возможность построения всеохватывающего художественного пространства, в которое зритель и погружается. Самое близкое, что можно представить, это театр, в котором зрители принимают непосредственное участие, однако у компьютерных технологий в этом плане значительно шире возможности - и засчет спецеффектов, и засчет подчинения внутриигровой физики художественному замыслу и тд. Сейчас уже создано несколько игр, позиционируемых создателями именно как произведения искусства, однако они пока слишком близки к развлекательному "канону". В тот момент, когда этот стереотип о компьютерных играх будет сломан, мы и получим новый вид искусства, который перевернет наше представление о взаимодействии художественного пространства и зрителя. 

7

Например Fallout (кроме последнего,четвёртого -сарказм-) . Ходишь, как внутри хорошо написанной книги. 

0
Ответить

Кстати говоря, Вы не зря вспомнили театр.

Сейчас время от времени стали появляться спектакли - променады, в которых зритель погружается в детально проработанное пространство, принимает непосредственное участие в действии или становится его самым близким свидетелем, порой там встречаются спецэффекты и, безусловно, там всегда есть художественный замысел («Норманск» в ЦИМе, «Шекспир.Лабиринт» в Театре Наций, «Remote», пожалуй, ещё «Сон в летнюю ночь» в Гоголь – центре). То изменение представления о взаимодействии художественного пространства и зрителя, которого еще не достигли компьютерные игры, во многом уже добились театры ;)

Есть ещё, конечно, квесты, которые повсеместно появились прошедшим летом (компании «Клаустрофобия», «Интуиция», «CityQuest» и т.д.), но они, пожалуй, так же, как и подразумеваемые Вами игры, больше нацелены сугубо на развлечение.

+1
Ответить

Ну, конечно подобные театральные проекты существуют, однако мне кажется, что у "игр" в этой области куда больший потенциал. И такие игры уже существуют, например, "Journey", "Flower", "To the moon", отчасти "Ori and the blind forest" и тд. Более того, абсолютное большинство игр нацелены и на художественное воздействие, не только на entertaiment. Как World of Warcraft или Soma несут в себе и сложную этическую проблематику. Другое дело, что рафинированных "игр-произведений" пока очень мало, и они еще не перешагнули технический и стереотипный пороги, чтобы считать их "настоящими" произведениями искусства.

0
Ответить
Прокомментировать

Ещё будучи подростком-вундеркиндом, Норберт Винер писал статьи по эстетике. В этих статьях Винер приходит к выводу, что однозначного мерила красоты нет, всё очень субъективно. Видимо, именно поэтому он и ушёл, в конечном счёте, в математику, став, помимо всего прочего, одним из классиков теории вероятностей и отцом кибернетики - именно он и придумал этот термин.

Искусство многогранно. Кому-то нравится классическая скульптура, кто-то без ума от кубизма. У каждого стиля найдутся свои поклонники и те, кто не будет его воспринимать всерьёз или считать "вырождением". Двадцатый век показал нам, что искусством может быть всё, что угодно: вплоть до становящегося крылатым выражения "это искусство, или можно выбросить".

И тем не менее, в искусстве есть один ключевой момент: абстракция или веризм, мрамор или граффити - искусство есть метафора окружающего мира, опускающее что-то одно, заостряющее внимание на чём-то другом. В конечном итоге, любое произведение искусства само становится частью окружающего мира, меняя его и становясь источником для новых метафор.

Тем временем, в том же двадцатом веке человечество ещё более приблизилось к пониманию того, что "поверить алгеброй гармонию" всё-таки можно. Более того, мы, в конечном итоге, воспринимаем красивым в основном то, что, имея (не обязательно) сложное выражение строится на простых принципах. Открытие фракталов - самоподобных фигур - в середине ХХ века, и постепенное понимание того, что в целом они лежат в основе всего познаваемого мира, лишь утвердило это понимание. Мне, например, довелось присутствовать на лекции человека, который занимался как раз таки тем, чем занимался пушкинский Сальери - с помощью компьютера он находил фрактальные последовательности, связывающие тона и ритм в классических музыкальных произведениях. Он не рисковал писать музыку при помощи этой программы сам, но теоретически такая возможность существует.

Конечно, мне возразят: ведь в искусстве, в отличие от науки, есть "душа". Но, помилуйте, ведь когда-то то же самое говорили и про органическую материю, приписывая ей "жизненную силу" - пока Фридрих Вёлер не создал-таки мочевину в пробирке. А когда Томас Альва Эдисон демонстрировал фонограф Парижской Академии Наук, один из профессоров-филологов обвинил его в чревовещательстве, заявив, что "низменный металл не может воспроизвести живого человеческого голоса". Слушая "музыку с душой" на своём смартфоне, мы не должны забывать, что многие его пластиковые компоненты есть искусственные органические соединения, а принцип передачи звука через вибрацию мембраны тот же, что и у фонографа.

И потом, современная абстрактная наука - это по большей части именно искусство. Математика, по утверждению Юрия Манина, есть "метафора мира" - а значит, форма искусства? И потом, даже к математической и физической теории вполне себе применим термин "красота". Кроме того, математика в целом не зависит от того, на чём её воспроизводить - в отличие от живописи, скульптуры и архитектуры, для восприятия красоты теории не обязательно вообще обладать какими-либо органами чувств. И уж совсем неверным будет думать, что учёный не вкладывает душу в то, что делает. И уж вряд ли кто-то скажет, что такое искусство не меняет мир: даже теории, выведенные из чистого интереса на кончике пера, почему-то всегда находят свое воплощение сначала в естественных науках, а потом и в технике. Так что упоминавшийся выше Норберт Винер ничуть не изменил себе-подростку: он лишь стал заниматься видом искусства с более объективным и фундаментальным критерием прекрасного.

Итак, переходя наконец к сути вопроса. Лично мне кажется, что произведение, которое изменило мир, уже было создано в 60е годы двадцатого века. Это алгебраическая геометрия в том виде, какой её сделали Александр Гротендик и его последователи. Здесь невозможно вдаваться в детали: вышедшая в 2011 году книга "Введение в Аглебраическую Геометрию, Том I" занимает 500 страниц и уже требует от читателя хорошего знания коммутативной алгебры и уже теории категорий.

Конечно, сложно представить, что такой, казалось бы специфический вид "искусства" может повлиять на современную жизнь. И тем не менее, влияние его более чем существенно - вся современная теория кодирования так или иначе построена именно на алгебраической геометрии: вспомните об этом, делая покупки в интернете.

Если говорить о том, какому произведению искусства лишь предстоит изменит мир, то я могу сказать следующее.

В математике есть определённая тенденция - она стремится к упрощению. Глядя на сложные формулы, в это, конечно, трудно поверить, но такова уж парадоксальная природа этой науки - чем меньше аксиом и "проще" система, тем выше уровень задействованной науки. (В изобразительном искусстве, пожалуй такое движение тоже было, но оба экстремума - максимальный веризм и максимальная абстракция - на мой взгляд уже были достигнуты "Табуреткой с велосипедным колесом" и "Черным Квадратом").

Так что, с моей точки зрения, следующим произведением, которое изменит мир, станет теория мотивов над полем с одним элементом - логическое развитие алгебраической геометрии. Оно обязательно повиляет на мир - ведь, в конечном итоге, оно его описывает. А вот как это повиляет на нас - предсказать пока не представляется возможным.

5
Прокомментировать

Произведение, которое будет хаотически меняться. Технически это может быть какой-то Gesamtkunstwerk, завязанный на генераторе случайных чисел. Главное – чтобы его невозможно было описать (по крайней мере, окончательно и полностью), только бесконечно наблюдать. Если такое произведение и не перевернёт мир, то, по крайней мере, приблизит состояние сингулярности (не той, которая была до Большого взрыва, а той, про которую пишет Курцвейл), а уж она точно перевернёт мир.

4
Прокомментировать

Голограммы с видами вселенной, над освещенными мегаполисами, в часы заката, ночное время и рассвета эффектно вписались бы в городскую среду. 

3
Прокомментировать
Читать ещё 14 ответов
Ответить