Sima Orekhanov
март 2015.
1059

Каково это жить на линии фронта на Донбассе прямо сейчас?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Сергей Романенко, Донецк:

Хорошего тут мало, так как весь день окна дрожат, особенно активно ночью обстрелы - как от ополчения, так и от вооруженных сил Украины. Постоянно что-то куда-то прилетает, не всегда понятно, куда. Это все страшно. 2 часа в день тишины, остальные 22 лупят. Тут так много техники: САУ, гаубицы, Град, Смерч. Но все работает: магазины, транспорт. ЖКХ тоже работает в штатном режиме, в некоторых районах, правда, опасно ходить, поэтому люди дома сидят. Надо понимать, что ДНР отступать некуда: к Украине вернуться - не вариант, так что будут биться до последнего бойца. Скоро будет мобилизация, СМИ пишут, что призовут 100 000 человек, но это неправда: на самом деле, они доведут число войск до 100 000. Сколько сейчас есть, я не знаю, но, говорят, это будет несущественно. Меня по идее не должны призвать, потому что мне только 18 (а призыв с 20-ти), но если понизят планку и призовут, то пойду воевать: у меня в ополчении много друзей. Хотя вообще-то я не за ДНР, и не за Украину. Я за мир. Здесь таких много. Есть даже те, кто за Украину. Но, как правило, это те, у кого там родственники. Они там часто бывают и видят картинку немного по-другому. Но сейчас всем несладко приходится тут. Будем держаться, выхода другого нет.

Виталий Кормилов, Дебальцево:

Дебальцево стирают с лица Земли, чего тут можно еще сказать... Нет света, уже вторая неделя пошла без воды и отопления. Людей с города эвакуируют волонтеры, все вокруг разбито. Люди, которые остались, живут в подвалах, в холоде, без еды и питья. Я недавно совсем уехал на личном автотранспорте, а так в автобусы, которые людей вывозят, стреляют, в места сбора - стреляют. Недавно так 12 человек ранило. Все это делают украинцы, чтобы свалить на ополченцев. По разрушениям и не разорвавшимся снарядам прекрасно видно, откуда ведутся обстрелы – оттуда, где украинская армия стоит. Мои слова подтвердит каждый житель моего города. Думаю, украинцы не успокоятся, пока полностью не разрушат Дебальцево. Это же самый крупный железнодорожный узел в Украине, трасса, соединяющая Донецк с Луганском, самая высокая точка Донецкой области. Но даже если город разрушат, на этом не закончится все. Мир будет возможен, только когда ополченцы возьмут полностью границы Донецкой и Луганской области, хотя, наверное, они пойдут дальше - Днепропетровская, Харьковская области, Херсон и так далее. Вообще войны никто не хочет, и за что она, непонятно. Люди гибнут, не понятно за что; дома рушат, не понятно за что… Но очередного перемирия тоже не хочется, а хочется, чтобы этих «укров» гнали до самого Киева, и город наш они больше не обстреливали. Хочется жить в тишине. Пока держимся, других вариантов нет.

Кристина, Дебальцево:

У нас в городе нет электричества и связи. Магазины не работают, ничего не работает. В общем, город потихоньку уничтожают. Вот как-то так.

Максим Лавриненко, Углегорск:

Город разбит украинскими «градами» полностью. Украина вчера не дала коридор. Эвакуацию проводили ополченцы. Сегодня с утра вновь начался обстрел города со стороны Дебальцево украинскими силовиками. Света нет, столбы валяются повсюду, связи тоже нет. Пока есть вода. Я уже не в городе.

Алена, Мариуполь:

Каждое утро мы просыпаемся в ужасе: вдруг это все уже и до нас добралось. Наш город живет предчувствием беды: пока более-менее тихо, но начаться может в любой момент. Не дай бог, будет так же, как в Углегорске. У нас там родственники, так с ними уже несколько дней нет никакой связи. До этого они рассказывали, как пытаются впятером ужиться в холодном и мокром подвале. Мы хотели их вывезти, но ехать туда уже нельзя, а им самим не выбраться. Вообще-то моя семья была за майдан, мы поддерживали Порошено и радостно встречали перемены в Украине. Но теперь, когда они разрушили половину страны и когда счет жертвам уже идет на тысячи, то я с трудом могу себе представить хотя бы одного жителя Мариуполя (или любого другого города), который бы сохранял нейтралитет и не занял бы очень жесткую антиукраинскую позицию.

5
Прокомментировать
Ответить