Dmitry Yaytsev
март 2016.
4216

Может ли пропаганда иметь художественную ценность?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
13
11 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Представьте себе, что у Путина есть младший брат.

Он влюблён в какую-нибудь популярную киноактрису из списка десяти самых сексуальных женщин России. Так вот, однажды Путин решил заказать одному из своих салонных художников картину, на которой эту самую актрису изображали голой в виде какой-нибудь трендовой языческой богини, выделив из федерального бюджета деньги, на которые можно было бы построить школу для бедных семей, онкологический центр и маленькую часовню. И всё это с единственной целью прославить собственную семью как дом великого правителя, с широчайшим освещением по всем федеральным каналам, и в качестве очередного примера, почему наша культура культурнее всех остальных культур. Затем, после всеобщего одобрения, картину беспрепятственно прячут в подвал одной из гигантских загородных правительственных вилл, и до смерти всех участников этого события, никто, кроме высокопоставленных гостей виллы, её уже никогда не увидит.

Так приблизительно выглядит история "Рождения Венеры" Боттичелли.

Социальные и политические контексты, в которых создавалось то или иное произведение искусства, всегда содержатся в самой работе, и никак не могут быть до конца отделены от неё, это так. Но это не значит, что интерпретация этого контекста с точки зрения другой, последующей эпохи, каким-то образом отменяет или подменяет суть работы "как она есть".

Мне не хочется сильно влезать в тему того, что на самом деле делало искусство соцреализма — это тема другого вопроса — а в данном случае важнее то, что в своих лучших воплощениях соцреализм был внеисторичен, и работал с теми же темами, что и академизм, и романтизм, и живопись Передвижников. "Поднимающий знамя" Коржева или "Строители Братска" Попкова — картины, которые вполне можно было бы назвать пропагандистскими, но у них есть и собственное зерно, которое, в удалении от контекста, никуда при этом не исчезает. Они о жизни, о борьбе, и о людях. А что ещё нужно-то?

А худшие воплощения — просто худшие. Они просто не работают. Когда-то для них был свой социальный заказ, и на том одном они и держались, так что даже сейчас, когда их всё-таки вспоминают, они продолжают рассматриваться не сами по себе, а только как продолжение этого социального заказа. А сами по себе ничего предложить не могут.

Так что дело не в политике. Дело в том, есть ли там что-то ещё. Когда есть — да, работает и в отрыве. Когда нет — нет.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
104

без маленькой часовни никуда 

0
Ответить

Мне кажется, вы вопрос не поняли. Тут спрашивается про художественную ценность пропаганды, а не про здраво ли налоги граждан тратить на свои нужды 

-1
Ответить

Этот вопрос отвечен во второй половине текста. 

0
Ответить
Прокомментировать

Унылость такой "продукции" определяется фальшивостью темы - зритель хочет увидеть не фэнтези, а "как это было", пусть даже и с неким допустимым в подобных случаях режиссёрским вымыслом, но ведь всё равно получается именно фэнтези. Зритель нутром чувствует, что нет вокруг него вот таких чувств, такого пафоса, что не так всё это на самом деле выглядит и происходит. 

Зритель-то видит каждый день, что у него/неё происходит на работе, в свободное время, читает новости, слушает разговоры родных и знакомых и чувствует органичное несоответствие реалиям того, что он видит на экране - и по содержанию, и по стилистике. 

Вот, например, зритель узнал про реальный разгром американцами нескольких сот бывших российских военнослужащих, непонятно зачем и каким образом оказавшихся в Сирии. Не признанных собственным правительством. Как после этого смотреть бравые фантазии об "ударах по противнику", о национальном единстве и патриотизме?

И вот тогда у зрителя, возникает самый обычный когнитивный диссонанс, вызывающий уныние, если не отвращение. В этом случае художественная сторона всегда меркнет, какой бы раскрасивой она ни была.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
Прокомментировать

Можно. По той же логике восхищение картинами Леонардо да Винчи на христианские темы не мешает быть человеку атеистом или последователем другой религии. В искусстве мы рассматриваем мастерство исполнения его предмета и его влияние на внешние процессы. Любая информация (тот же символизм живописи) имеет лишь те свойства, которыми её наделяют создатели и которые могут быть поняты с позиции идеологии только теми, кто имеет о ней представление. По аналогии: если вы не понимаете китайский язык, то написанный им текст будет нести для вас нулевую информационную наполненность, кроме видимости множества непонятных иероглифов. С рисунком — уже сложнее, но там действуют уже и дополнительные факторы: цвет, симметрия, пропорции, эмоциональность.

M Fотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
9
Прокомментировать
Читать ещё 8 ответов
Ответить