Рамил Иманов
март 2016.
3738

Как придумывались названия для цветов? Почему синий это синий и т.д и т.п

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
5 ответов
Поделиться

Слова, используемые для обозначения цветов, происходят либо от названий предметов, обладающих характерной окраской (молочный, кровавый, пепельный), либо заимствуются (бордо, шамуа, солитеровый). Первые иногда теряют изначальную этимологическую связь и воспринимаются уже как абстрактные понятия. Так случилось с коричневым, чья связь со словом "корица" уже не столь очевидна. 

Новые цвета "появляются" и благодаря сложению (небесно-голубой, тёмно-зелёный), а также из-за развития у названий цветов новой смысловой функции - рекламной. Последняя появилась в ХХ веке, когда возникла потребность не столько точно определить цвет, сколько привлечь к нему внимание. Стали появляться лексические сочетания типа агрессивный красный или лиловый шик. С другой стороны, распространились названия, связанные с цветом только ассоциативно: Багамы или восточный сад. Подробнее можно почитать здесь.

В статье, на которую я ссылаюсь, говорится, что, в общем-то, никаких новых слов не появляется: просто слова, ранее существовавшие в языке, обретают значение цвета. К примеру, во многих языках слова со значением белый восходят к индоевропейской основе *bhel- 'быть ярким, светлым, сиять, блестеть' или *šveit- (др.-инд. cveta) 'свет, светлый, белый'. 

Происхождение некоторых названий цветов можно посмотреть здесь и здесь. На Киберленинке есть статья, в которой рассказывается о цветотерминах, образованных от названий животных. Вот ещё - "Формирование системы цветообозначений в русских именах прилагательных". И вот интересное.

12
0
Прокомментировать

Существует целая теория о том, как и в какой последовательности в языках появляются названия для цветов, впервые предложенная Брентом Берлином и Полом Кеем. Суть её состоит в том, что названия для цветов появляются в языках постепенно, и почти всегда в определённой последовательности. Во всех языках есть слова для "чёрного/тёмного" и "белого/светлого". Причём задокументированы языки, в которых были только эти два слова. Если в языке три цвета, то третий - всегда красный, потому что такова особенность нашей психологии: способность к распознаванию красного цвета - отличительная черта высших приматов. Четвёртый, пятый и шестой цвета - либо синий/зелёный, либо жёлтый/зелёный. Причём обычно сначала появляется пара "синий и жёлто-зелёный" или "сине-зелёный и жёлтый", а потом уже зелёный вычленяется в отдельный цвет.

Все эти цвета так или иначе возникают из слов, связанных с окружающим миром. К примеру, русские "жёлтый" и "зелёный" восходят к одному и тому же корню, означавшему "растительность" (что логично, смотри "злак"). Порой одни слова вытесняют другие: так, слово "красный", изначально означавшее просто "красивый", вытеснило "рудый" и потеряло своё оригинальное значение, так же, как в позднюю "коричневый" в целом вытеснил "бурый" (ср. англ. "red" и "brown"), причём у "коричневого" мы даже и этимологию можем легко проследить.

Ну, а дальше - всё зависит от того объекта, который дал название цвету. Так что в целом, принципиального различия между "синим" и "лиловым", "бордовым", "лососёвым" и "салатовым" нет - они прошли один и тот же процесс, но в разное время.

Чуть подробнее теория Берлина и Кея описана в примечании к вот этой статье:

4
0
Прокомментировать

Хороший вопрос. Данная тема упирается в то, что связи между словом и явлением вообще нет. Об этом писал еще великий лингвист Фердинанд де Соссюр. Он использовал термины означаемое и означющее. 

Означаемое - это содержательная сторона вопроса, иначе свойста и характеристики. Означающее - это конкретный представитель. То есть, говоря лошадь, мы подразумеваем животное, но вариантов этой лошади может быть много.

В языке нет связи между словом арбуз и арбузом в реальности. То есть ничто в понятии арбуз не соотносится с конкретной ягодой. Названия абсолютно случайны. Мы можем проследить след русского языка до санскрита, но даже тогда не узнаем из осточника, почему синий - это синий

Sergey Vasilkovskyотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
4
-1

Мы не можем проследить след русского языка до санскрита, только обоих языков - до протоиндоевропейского.

+1
Ответить
Прокомментировать

Пытаться объяснить происхождение названий цветов исходя из положений общелингвистических подходов можно, только являясь представителем одного из них. Для не-лингвиста и не-философа разница между теориями Фердинанда де Соссюра и Ноэма Чомски - дело вкуса: не являясь структуралистом или генеративистом, вы никогда не объясните, почему именно де Соссюр, а не Чомски или наоборот.

Главная проблема цветообозначения заключается в том, что с детства нам предлагают усвоить цвета в качестве базовых квалиа. Однако "цветность" мира далеко не обязательна к поголовному разделению. Например, девиантное цветовосприятие дальтоника нисколько не мешает его коммуникации и социализации: вне специальных практик, требующих общепринятой идентификации цветов, дальтоник полностью функционален. Всегда удивительно узнавать о нарушении цветовосприятия у близких знакомых - оказывается, что дальтонизм существенно не искажает представлений о реальности. То-есть, нам не важно, какого цвета мир, пока мы не пробуем его описать, изобразить или создать некоторый артефакт.

Обыденное цветообозначение может быть сведено к трем-четырем диапазонам цветов. Так, "синий" параллельно с "циановый" или "cyan" восходит к древнегреческому "κυανoῦς" (кианос), которым обозначали цвет патины на меди и ее сплавах (диапазон "синий-зеленый"). "Красный" восходит к пониманию цветов диапазона "красный-оранжевый" как красивых, ("красный" как искуственно, по случаю, окрашенный). Общее происхождение имеют "рыжий", "розовый", "ржавый", "румяный" (рус.) и "рудий", "рожевий", "іржавий", "рум'яний" (укр.), "red", "ruby", "robin" (англ.), "rojo" (исп.), "rouge" (фр.) "rosso" (ит.), "ruger" (лат.).

Усложнение градации цветов возникает из специальных соображений, вроде изобразительной задачи или цветовой индикации. Художественное цветообозначение, например, изначально сложилось по названиям пигментов, применяемым в красках. Оно развивалось параллельно обыденному, но всегда превосходило его подробностью. Тот же синий - это и "ляпис-лазурь" и "бирюзовый" (который также и "turquoise", то-есть - "турецкий") и так далее.

Традиция частого использования конкретного оттенка способствует закреплению за ним собственного имени, как например случилось с цветом "бедра испуганной нимфы". В современных цветовых моделях вроде Pantone многие цвета также имеют собственные имена. Кроме того, современные цветообозначения часто осуществляются копирайтереми и маркетологами с целью создания иллюзии уникальности цветового решения некоторого продукта. В описанных случаях для цветообозначения применяется аллюзия к культурному явлению либо референция к предмету или явлению внеязыковой реальности.

1
0
Прокомментировать

Вы о языке вообще? С точки зрения языкознания, мотивированной связи между словом-знаком (звуки, которые вы слышите, и буквы, которые вы видите) и любым явлением действительности нет. Нельзя сказать, что какой-либо набор звуков/букв напрямую определяется "сутью" обозначаемого предмета. Этот набор может быть каким угодно. Самый простой пример произвольности выбора слова – звукоподражательные слова. Какое слово вы используете, чтобы сказать о том, как шумит ваша собака? Если вы француз, она приветствует вас "ouaoua", немецкая собака вроде бы здоровается "wau-wau",  хорошо знакомое "гав-гав" издаёт русский пёс. Нечто похожее на реальный звук, но не он сам. То есть "придумать", субъективно обозначить что-либо можно какими угодно буквами или звуками. Это будет абсолютно случайное, "рандомное" слово. При таком произволе лингвистика не ответит на ваш вопрос. 

Если вам интересно, как набор звуков/букв в составе слова менялся со временем в конкретно русском языке, можете использовать этимологический словарь Фасмера. "На момент сотворения мира" каким было слово "синий" достоверно не узнаете, но можно сказать, что оно произошло от формы праславянского слова, от которой в числе прочего произошли украинское си́нiй и белорусское сíнi.

1
0
Прокомментировать
Ответить