Рамил Иманов
март 2016.
1746

Как придумывались названия для цветов? Почему синий это синий и т.д и т.п

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
5 ответов
Поделиться

Слова, используемые для обозначения цветов, происходят либо от названий предметов, обладающих характерной окраской (молочный, кровавый, пепельный), либо заимствуются (бордо, шамуа, солитеровый). Первые иногда теряют изначальную этимологическую связь и воспринимаются уже как абстрактные понятия. Так случилось с коричневым, чья связь со словом "корица" уже не столь очевидна. 

Новые цвета "появляются" и благодаря сложению (небесно-голубой, тёмно-зелёный), а также из-за развития у названий цветов новой смысловой функции - рекламной. Последняя появилась в ХХ веке, когда возникла потребность не столько точно определить цвет, сколько привлечь к нему внимание. Стали появляться лексические сочетания типа агрессивный красный или лиловый шик. С другой стороны, распространились названия, связанные с цветом только ассоциативно: Багамы или восточный сад. Подробнее можно почитать здесь.

В статье, на которую я ссылаюсь, говорится, что, в общем-то, никаких новых слов не появляется: просто слова, ранее существовавшие в языке, обретают значение цвета. К примеру, во многих языках слова со значением белый восходят к индоевропейской основе *bhel- 'быть ярким, светлым, сиять, блестеть' или *šveit- (др.-инд. cveta) 'свет, светлый, белый'. 

Происхождение некоторых названий цветов можно посмотреть здесь и здесь. На Киберленинке есть статья, в которой рассказывается о цветотерминах, образованных от названий животных. Вот ещё - "Формирование системы цветообозначений в русских именах прилагательных". И вот интересное.

12
Прокомментировать

Существует целая теория о том, как и в какой последовательности в языках появляются названия для цветов, впервые предложенная Брентом Берлином и Полом Кеем. Суть её состоит в том, что названия для цветов появляются в языках постепенно, и почти всегда в определённой последовательности. Во всех языках есть слова для "чёрного/тёмного" и "белого/светлого". Причём задокументированы языки, в которых были только эти два слова. Если в языке три цвета, то третий - всегда красный, потому что такова особенность нашей психологии: способность к распознаванию красного цвета - отличительная черта высших приматов. Четвёртый, пятый и шестой цвета - либо синий/зелёный, либо жёлтый/зелёный. Причём обычно сначала появляется пара "синий и жёлто-зелёный" или "сине-зелёный и жёлтый", а потом уже зелёный вычленяется в отдельный цвет.

Все эти цвета так или иначе возникают из слов, связанных с окружающим миром. К примеру, русские "жёлтый" и "зелёный" восходят к одному и тому же корню, означавшему "растительность" (что логично, смотри "злак"). Порой одни слова вытесняют другие: так, слово "красный", изначально означавшее просто "красивый", вытеснило "рудый" и потеряло своё оригинальное значение, так же, как в позднюю "коричневый" в целом вытеснил "бурый" (ср. англ. "red" и "brown"), причём у "коричневого" мы даже и этимологию можем легко проследить.

Ну, а дальше - всё зависит от того объекта, который дал название цвету. Так что в целом, принципиального различия между "синим" и "лиловым", "бордовым", "лососёвым" и "салатовым" нет - они прошли один и тот же процесс, но в разное время.

Чуть подробнее теория Берлина и Кея описана в примечании к вот этой статье:

4
Прокомментировать

Хороший вопрос. Данная тема упирается в то, что связи между словом и явлением вообще нет. Об этом писал еще великий лингвист Фердинанд де Соссюр. Он использовал термины означаемое и означющее. 

Означаемое - это содержательная сторона вопроса, иначе свойста и характеристики. Означающее - это конкретный представитель. То есть, говоря лошадь, мы подразумеваем животное, но вариантов этой лошади может быть много.

В языке нет связи между словом арбуз и арбузом в реальности. То есть ничто в понятии арбуз не соотносится с конкретной ягодой. Названия абсолютно случайны. Мы можем проследить след русского языка до санскрита, но даже тогда не узнаем из осточника, почему синий - это синий

3

Мы не можем проследить след русского языка до санскрита, только обоих языков - до протоиндоевропейского.

+1
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить