Victor Miron/Bored Panda

Где грань, после которой книга должна быть в специальной упаковке и снабжаться текстовым предупреждением на обложке о наличии нецензурной брани?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Федеральный закон № 101-ФЗ от 5 мая 2014 года, в соответствии с которым введена административная ответственность за «распространение <...> экземпляров печатной продукции (за исключением продукции средств массовой информации), содержащих нецензурную брань, без специальной упаковки и текстового предупреждения в виде словосочетания "содержит нецензурную брань"», не содержит никаких комментариев относительно того, что является и что не является нецензурной бранью. Однако после того, как годом раньше был принят федеральный закон № 34-ФЗ от 5 апреля 2013 года, полностью запретивший ту же «нецензурную брань» в СМИ, уполномоченный контролировать СМИ орган под названием Роскомнадзор выпустил комментарий к этому закону, в котором разъясняется, что «к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова, начинающихся на “х”, “п”, “е”, “б”, а также образованные от них слова и выражения», в том числе и в тех случаях, когда соответствующие слова воспроизведены не полностью, но могут быть однозначно установлены (например, благодаря рифме). См. http://16.rkn.gov.ru/directions/mass-communications/control-nadzor-smi/spravka/p15638/ Контроль за соблюдением законодательства изготовителями печатной продукции, не относящейся к СМИ, насколько я понимаю, лежит на других ведомствах, поэтому разъяснения Роскомнадзора прямой обязательной силы для этой отрасли не имеют. Однако Министерство культуры РФ в ответ на запрос российских кинематографистов предложило ориентироваться именно на эти разъяснения: http://kinote.info/articles/13174-razyasneniya-minkultury-rf-po-povodu-izmeneniy-v-zakonodatelstve-kasayushchikhsya-prokatnykh-udostovereniy Строго говоря, книгоизданию и Министерство культуры не указ: оно находится в ведении другого ведомства — Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям; это ведомство, кажется, никаких указаний и разъяснений по этому вопросу не давало, но вряд ли таковые оказались бы сильно отличны от уже данных.

Таким образом, в качественном отношении можно считать установленным, что речь идёт о только четырёх корнях русского языка и всех их производных (приятно отметить, что возможность невозбранного употребления слова «мудак» у отечественных писателей и публицистов сохранилась). Никаких количественных ограничений законодательство не устанавливает: достаточно единственного слова в книге, чтобы требования закона вступали в силу.

Как издатель я лично отреагировал на эти законодательные новации установкой требуемых возрастных маркировок «18+» на все без исключения выпускаемые мною издания, сопровождая их предупреждением: «Это издание может содержать нецензурную брань или информацию, которую российское правосудие может счесть вредной для несовершеннолетних. Если вы доверяете российскому правосудию больше, чем нашему издательству, — не позволяйте несовершеннолетним знакомиться с этим изданием и сами воздержитесь от знакомства с ним».

0
Прокомментировать
Ответить