Кирилл Савинов
февраль 2016.
19413

В чем несвободны граждане стран, которые принято считать свободными?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
22
6 ответов
Поделиться

Наблюдая за современными российскими реалиями и сравнивая их с тем, что происходит в развитых демократических странах, довольно трудно представить себе, в чем могут быть несвободны граждане США, Канады, Австралии или Западной Европы. Однако, проблема, этих мыслительных сравнительных экспериментов в том, что оцениваем мы, как правило, свободы политические – т.е. те, с которыми в России все совсем кромешно. Борьба же за индивидуальные права и свободы в Европе и Америке не утихала с момента Великой Французской революции и не теряет актуальности сейчас.

Есть примеры сколь очевидные, столь и универсальные: практически нигде люди не могут покупать и продавать наркотики. Можно было бы даже не упоминать этого за очевидностью, если бы не сотни тысяч людей по всему миру, которые сидят в тюрьмах за несколько грамм веществ. Их несвобода очень весома и ничем не заслужена.

Развитые страны по своим политико-экономическим моделям довольно сильно разнятся, а вместе с ними разнятся «несвободы» в этих государствах. Один из ярких примеров такой дифференциации – обязательного школьное образование в Германии (непредставимое, например, в США). Согласно немецким законам, родители не имеют права оставить ребенка на домашнем обучении. Немецкие дети непременно должны ходить в школу. Конфликт между родителями и государством, вылившийся в публичное поле, достигает таких масштабов, что некоторые семьи предпочитают мигрировать, к примеру, в Австрию, где законодательство не настолько жестко, а наиболее решительно настроенные немцы даже пробуют получить политическое убежище в США, на основании ущемления их права не отдавать ребенка в школу.

Несмотря на большой скандал, Верховный суд Германии однозначно встал на сторону действующей, кстати с 1936 года, нормы закона. По мнению судей, все дело – в необходимости полноценной социализации ребенка, обеспечить которую дома родители не в состоянии.

Если посмотреть на эту проблему более глобально, то школа, как один из самых патриархальных и инертных социальных институтов, — это целый айсберг несвободы. Человеку с самого детства стремятся вложить в голову знания, которые он не только не выбирает, но и не имеет права от них отказаться, поскольку в этом случае рискует получить невысокие оценки, а значит значительно снизить свои шансы на успешную жизненную траекторию. Более того, вместе с теоремой Пифагора в умы детей загружаются и представления о том, что значит любить Родину и как правильно это делать; как трактовать историю своей страны, народа, города, почему этими конструктами мы должны гордиться.

Обратная ситуация сложилась во Франции, где с 2004 года на законодательном уровне запрещено ношение хиджаба, и недавно и ЕСПЧ в этом вопросе встал на сторону французского большинства. Основная мотивация для пренебрежения этой свободой – секуляризация общества. Боясь последствий слабой интеграции мусульман во французское общество, правительство Ширака предприняло ряд шагов, которые должны были хотя бы визуально объединить французов разного происхождения, пойдя на ограничение значительной части индивидуальных свобод.

Одна из самых распространенных несвобод первого мира – это лицензирование: для того, чтобы заниматься сотнями профессий, нужно получить на эту деятельность разрешение. И речь идет не про медицину, юриспруденцию или управление атомными реакторами, но и о парикмахерах, маникюрщиках, дизайнерах интерьера. Фактически лицензия вне общественно-значимых профессий – это прямое ограничение твоего права на труд, попытка вмешательства государства в добровольные контрактные отношения между поставщиком услуги и ее получателем.

После трагедии 11 сентября в американском обществе не утихает дискуссия о соотношении обеспечения безопасности и права государства вмешиваться в частную жизнь. Возможность постоянной слежки за гражданами, несанкционированных обысков, удержания под стражей на неопределенный срок, в случае подозрения на участие в террористической деятельности – это только небольшая часть из целого перечня претензий, которые выдвинули американцы в адрес федерального правительства за последние годы. Несмотря на то, что буквально на днях Барак Обама внес в Конгресс законопроект по постепенной ликвидации тюрьмы Гуантанамо, в которой свободы человека нарушались впрямую, спецслужбы США до сих пор наделены сверхправами, вплоть до права на убийство по отношению к членам террористических группировок.

Новая американская программа расширенной системы безопасности позволила за 10 лет увеличить число уличных камер наблюдения в несколько раз, штат сотрудников органов безопасности вырос на десятки тысяч, и почти все они были наняты, чтобы следить за поведением жителей США, как в реальном, так и виртуальном мире. Последний спор Apple и ФБР, по сути, является логичным продолжением проводимой политики безопасности. Спецслужбы под предлогом все той же борьбы с терроризмом хотят получить «суперключ» для того, чтобы у граждан не осталось едва ли не последней доступной даже ребенку возможности защитить свои личные данные.

Реализация всех этих мер во имя безопасности приводит развитые страны к описанному философами феномену Паноптикона – идеальной тюрьмы, в которой каждый житель-заключенный знает, что находится под постоянным наблюдением, но не знает в какой именно момент времени камера (или человек за ней) наблюдает именно за ним. В таких условиях заключенный вынужден постоянно вести себя в пределах публично допустимого, не имея никакой возможности на частную жизнь. При этом теми самыми «людьми за камерами», постоянными надсмотрщиками становятся даже не спецслужбы, а само гражданское общество, поддерживающее и легитимирующее дальнейшее расширение вмешательства в личное пространство во имя устранение любой угрозы насилия. Именно в такой паноптикон и рискуют превратиться все современные страны.

К тому же, не стоит забывать, что еще совсем недавно, как гражданин США, вы не могли купить кубинских сигар или вести бизнес с Ираном. Американское правительство ограничивает вашу свободу, вводя экономические санкции.

Если переходить от конкретных кейсов к вопросам более теоретическим, либертарианцы считают ограничением свободы любое вмешательство государства в добровольные отношения между людьми. Речь здесь идет не только о привычных нам контрактных отношениях продавца и покупателя (вне зависимости от того, что здесь будет являться товаром – наркотики, азартные игры, донорские органы и проч.), но и более косвенные взаимодействия людей друг с другом. К примеру, налогообложение, как система перераспределения доходов от одних людей к другим, не является «добровольным контрактом» для обеих сторон. Обеспечение позитивных свобод (например, через социальные выплаты) одним за счет принуждения к дополнительным тратам других, по сути, мало чем отличается от обычного грабежа. Государство отбирает у богатых часть имущества и перераспределяет его в пользу более бедных. С этой позиции любое проявление «welfare state» является несправедливым.

Если вернуться к началу данного рассуждения и вспомнить об отодвинутых нами в сторону политических правах граждан в развитых странах, то они реальны, но хрупки. Современный политолог и философ Маурицио Вироли в своем рассуждении «Свобода слуг» рассматривает недавнюю ситуацию в Италии, где, несмотря на сохранение всего спектра демократических политических институтов на какое-то время фактически установился личный режим Сильвио Берлускони. В тот момент формально свободных итальянцев нельзя было назвать полноценно свободными, поскольку они поверили и подчинились огромной власти одного человека. Такая свобода – это свобода слуги, который остается таковым, пока «хозяин» в добром расположении духа и позволяет тому вести себя как ему вздумается. Только независимость от любой внешней силы в любой момент времени на принимаемые решения наделяет человека абсолютной политической свободой.

В условиях необходимости всеобщего подчинения законам – такой политический идеал недостижим ни для какого государства.

187

Я бы не сказал, что в Германии преподают в школах то, как правильно любить родину - впрочем, если считать развенчивание национал-социализма обучением этому, то да. Другое дело, что ещё лет пять назад там нужно было обязательно ходить на предмет "Religion", причём в большинстве школ это было либо католическое, либо евангелическое богословие.

+3
Ответить

Школа патриархальный институт? щито?

-14
Ответить

Даниил, самый что ни на есть. Как и тюрьма, клиника, армия.

+18
Ответить
Ещё 4 комментария

Наркотики практически в любой европейской стране дешевле и доступнее, чем у нас, их даже искать не надо

-2
Ответить

1. "...если бы не сотни тысяч людей по всему миру, которые сидят в тюрьмах за несколько грамм веществ..." - речь о паре грамм травки или нескольких грамм кокаина или героина, способных полностью испортить жизнь человека и его близких?

2. "Человеку с самого детства стремятся вложить в голову знания, которые он не только не выбирает..." - дети в возрасте 7 лет сами должны определять, какие знания им нужны? Или научиться читать и элементарно считать это так вредно для ребенка и его прав и свобод?

+6
Ответить

Алекс, ящетаю, что язык - это навязываемый обществом патриархальный институт. Пускай сильная гипотеза Сефира-Ворфа о том, что язык определяет сознание, неверна, верна её слабая форма - язык влияет на сознание. Навязывание ребёнку языка родителей - это ограничение их свободы! Нужно предоставлять младенцам право выбора, самим выбирать, какой язык учить в качестве родного и учить ли вообще :-В 

+14
Ответить

Блестящий ответ! Добавить нечего.

+1
Ответить
Прокомментировать

Интересный пример несвободы, который не был упомянут в других ответах, - это законы, обязывающие водителей и пассажиров автомобилей пользоваться ремнями безопасности, а мотоциклистов - шлемами. Дело не в том, что ремни безопасности чем-то плохи, а в том, что ремень безопасности защищает только самого человека и не имеет непосредственного отношения к безопасности окружающих. Как говорят экономисты, личное решение не пользоваться ремнем безопасности не приводит к возникновению экстерналий.

Казалось бы, у человека должна быть возможность самостоятельно распоряжаться своей жизнью: если он ценит свою безопасность, то в любом случае будет пользоваться ремнем безопасности; если не ценит, то пользоваться ремнем не будет и с большей вероятностью может пострадать или погибнуть в аварии, но это его личное дело. Вмешательство государства в вопрос о том, как человеку распоряжаться собственной жизнью, выглядит достаточно странно, но при этом в большинстве развитых и демократических стран приняты законы, обязывающие водителя и пассажиров пользоваться ремнями безопасности.

Вот отличное видео, в котором на данную тему рассуждает Нобелевский лауреат по экономке Милтон Фридман:

14

Вы неправы. Непристегнутый пассажир во время аварии создает угрозу всем остальным. 

Есть куча социалочки на эту тему, например вот: https://www.youtube.com/watch?v=fnK_2Mxp1Kw ну и статистика тоже найдется, если поискать.

+2
Ответить

Полностью согласен с Екатериной по поводу ремней. Кроме того, несоблюдение любых правил очень часто начинается с мелочей: сегодня ты не пристегнулся, завтра не включил поворотник (ты же вроде никому не мешаешь), потом проехал на красный, потом сбил насмерть ребенка. А еще, если папа плюет на пристегивание ремня в безопасности, это очень хороший пример для детей. 

И право на уход из жизни тоже может стать проблемой для окружающих. Не пристегнулся, разбился насмерть - реализовал свое право. А если оставил ребенка без отца - в странах с соц. обеспечением ребенок или мать получают пенсию по потере кормильца или ее аналог - расходы оставшихся в живых членах общества. Оставил без родителей - ребенка отправят в специальное учреждение, что тоже расходы остальных людей. Я уж не говорю про психическую травму, которую получают люди в случае смерти близкого человека. 

-1
Ответить

Если сидящий сзади непристегнутый пассажир создает угрозу для всех остальных, то можно а) сузить мой ответ до сидящих на передних сидениях или до мотоциклистов; б) заметить, что водитель имеет возможность никуда не ехать до тех пор, пока пассажиры не пристегнутся.

0
Ответить
Ещё 2 комментария

При чем тут вообще несоблюдение правил? Мой ответ как раз про то, что такое правило, вероятно, не нужно вводить; а если нет правила, то и нарушать нечего.

А что касается того, что у погибшего человека есть семья, дети и т.п., - ну так человек это тоже учитывает, когда принимает решение о том, пристегиваться или нет. Если любит свою семью, то будет беречь себя и пристегиваться.

0
Ответить

Если совсем цинично, то любой труп это гора проблем как родственникам, так и государству. Даже если нет прямой угрозы жизни другим. Так что если есть возможность от этого уберечься, государство попытается это сделать.

+2
Ответить
Прокомментировать

Для начала стоит сказать что "свобода", как и всё остальное - понятие относительное. Нет ничего идеального и абсолютного, соответсвенно каждый в праве оценивать свободу по-своему.

Но когда мы разделим понятие свободы на несколько категорий, то выясняется, что в разных странах уровень свободы економической, политической и т.д. сильно разнится. Приоритет той или иной свободы определяется принципиальным отношением общества к этим двум категориям. Условно это разделяется на комунитаризм и индивидуализм.

В Европе довольно прочно укрепился комунитаристский принцип. Это обуславливается прежде всего влиянием христианского учения на европейское общество. В данном случае мы имеем довольно высокий уровень политической свободы и не очень высокий уровень экономической свободы. Здесь наблюдается доминирование интересов общества над индивидуальными. Система власти здесь наиболее демократичная в международном трактовании. Вместо единоличного президента ведущую роль выполняет парламент, представляющий интересы всех слоёв общества. Избирательная система во многих странах также пропорционально представляет население. Очень хорошо практикуются референдумы, народные собрания, минимизирована элитарность депутатов, широкие возможности для контроля власти.

Однако экономическая свобода здесь зачастую ущемляется. Несмотря на некоторый сдвиг "вправо" и широкую экономическую либерализацию в 1990-х, в большинстве европейских стран влиятельно вмешательство власти в экономическую политику в пользу бедного население. Такие вещи как прогрессивное налогообложение, налог на роскошь, регулирование рынка в пользу малого и среднего бизнеса покажутся очень привлекательными простым людям, но не тем, кто решил заняться бизнесом. Вдобавок ограничение коммерциализации отраслей хозяйства и бюрократия становятся большими барьерами.

В США дела обстоят абсолютно иначе. С самых начал население США составляли т.н. "свободные люди", которые перебирались из тогда ещё полуфеодальной Европы для лучшей жизни. С тех времён в сознании американцев свобода укоренилась в умах в плане полной независимости от общества и власти и возможности всё сделать полагаясь на свои силы. Это во многом предопределяет устройство общества. Не особо активное участие граждан в политике и власти привело к монополизации политики бизнесом. Его прямое и косвенное влияние на политику воспринимаються населением как здоровое явление. По сему политическая свобода здесь очень мала. Очень слаб реформизм и политическая система очень не демократична. Вспомнить стоит, что даже президентские выборы являются непрямыми, хотя он же - главная фигура государства. В парламенте представлены всего 2 доминирующие партии.

В то же время для предпринимателей США - вполне идеальная страна. Предпринимательская инициатива и свободный рынок поощряются всеми способами, в результате чего почти все отрасли хозяйства комерциализованы, например транспорт, медицина, образование и даже военная сфера.

Конечно же этот анализ очень условный, но это кратко описывает общую ситуацию.

8

Предпринимательская инициатива отнюдь не всегда связана с идеальными предпринимательскими условиями. Да и условия эти очень условны, если доступность дешевых кредитов рассматривать как плюс, то колоссальную конкуренцию как огромный минус. И это не тот случай когда конкуренция двигатель экономики, многие сферы (и это не только проблема США) загибаются от перенасыщения кадрами. Тема эта обширная, но условия точно не идеальные...

+2
Ответить

"Очень слаб реформизм и политическая система очень не демократична. Вспомнить стоит, что даже президентские выборы являются непрямыми, хотя он же - главная фигура государства. В парламенте представлены всего 2 доминирующие партии". 

Две ОСНОВНЫЕ политические партии - это не законодательное ограничение, так сложилось исторически, причем в большинстве развитых демократических странах, а не только в США - лейбористы, консерваторы и либералы в той же Великобритании, равно как и в большом количестве других европейских стран. 

То, что президентские выборы являются непрямыми, тоже не говорит об отсутствии демократии в США. Суть косвенных выборов в США заключается в том, что вы, ваш сосед, друзья и кто-то еще выбираете из своего состава одного выборщика, которому вы доверяете выбрать президента страны. И если вы против Трампа, а ваш друг за - то вы вряд ли выберете его в качестве выборщика, верно?

Что касается реформизма, то здесь вы тоже не совсем правы. Если взять хотя бы вопросы налогообложения и экономического регулирования, то за последние 100 лет в США такие кульбиты проделывали - и с прогрессивным налогом, и с налогом на роскошь, и с подоходным налогом и налогом на прибыль организаций, и с огромным дефицитом бюджета у одного президента и уже таким же огромным профицитом у следующего. 

0
Ответить
Прокомментировать

Прогрессивное налогообложение, к примеру Голландия, Бельгия. Напрочь отбивает желание к развитию, бизнесу и возводит барьеры для входа на рынок. Мерзопакостнейшая несвобода.

4
Прокомментировать

Отвечу про США, поскольку учусь здесь на данный момент: здесь очень сложно высказывать свое мнение, если оно идет вразрез с общепринятым. Приведу простой пример: на недавнем занятии по истории Американской революции профессор начала дискуссию касательно Томаса Джефферсона (один из Отцов-основателей США, третий американский президент). Джефферсон был противоречивым человеком, поскольку выступал за отмену рабства, однако при этом владел не менее чем 100 рабами и даже имел детей от одной из своих рабынь. В свое время, он написал подробную монографию о географии США, где также рассказал о различиях между белой и черной расой - по его мнению, черные меньше устают, но при этом обладают меньшим интеллектуальным потенциалом и хуже социализируются. Во время обсуждения, было заметно, что и профессору, и некоторым студентам очень тяжело говорить об этом, и когда мы с моим одногруппником-сербом попытались оправдать Джефферсона, сказав, что мы не имеем право судить его с нашей позиции, поскольку он жил в совсем другое время, и представление о мире было совсем иным, некоторые студенты посмотрели на нас непонимающе и даже раздраженно. К сожалению, в этом проблема толерантности - порой люди настолько бояться оскорбить чьи-либо чувства, что отказываются обсуждать чувствительные темы и не принимают чужую точку зрения. Проще говоря, толерантные люди нетолерантны.

Григорий Яковлевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить