Anastasia Demina
февраль 2016.
1627

Какое участие ОАЭ принимают в конфликте с ИГИЛ и в войне в Йемене? О них практически не говорят, несмотря на то, что это одна из богатейших стран региона.

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

На начало 2016 г. ОАЭ принимают участие в нескольких вооруженных конфликтах на территории региона Ближний Восток и Северная Африка. При этом степень вовлеченности Союза семи эмиратов разнится в зависимости от удаленности поля боя от их собственной территории и представлений руководства ОАЭ о том, как сильно тот или иной вооруженный конфликт способен повлиять на благополучие их собственного государства. 

С 2011 г. ограниченный контингент полицейских сил ОАЭ на ротационной основе размещается на территории Бахрейна. где оказывает поддержку местным силам правопорядка обеспечивать стабильность правящего режима. Официально никакой войны здесь нет, но в отсутствии вооруженных контингентов из ОАЭ и КСА, власть семейства аль-Халифа все еще находится под угрозой. Факт военного присутствия на территории иностранного государства объясняется выполнением союзных обязательств и следованием положениям уставных соглашений Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), членами которого являются и ОАЭ, и Бахрейн. Данная миссия наименее затратна в отношении людских, финансовых и материальных ресурсов.    

С 2014 г. ОАЭ оказывают материальную (некоторые виды военного оборудования и материалов) и организационную (обучение кадров полиции и армии) поддержку Ливийской национальной армии и ряду объединений на территории Ливии. Это наиболее удаленный от родины фронт ведения боевых действий ВС ОАЭ, поэтому совокупный объем средств и сил, который Эмираты тратят здесь, не так уж и велик. Действуя против ряда исламистских группировок вместе с Египтом и "светским правительством" Ливии в Тобруке в 2014-2015 гг., силы Эмиратов защищают в первую очередь собственные вложения в ливийскую нефть после революции 2011 г. Тогда, во время гражданской войны, приведшей к свержению Муаммара Каддафи, ОАЭ принимали участие в операции по установлению бесполетной зоны над Ливией силами своей авиации (в составе авиационной группировки международной коалиции) и оказывали поддержку оружием и инструкторами оппозиционным структурам в северо-восточных провинциях под эгидой Переходного национального совета.

С того же самого 2014 г. Эмираты входят в коалицию, борющуюся с ИГИЛ на территории Ирака и Сирии. Обмен разведывательными данными, логистическая поддержка основы ударной группировки - авиации США, а также участие ограниченной летной группы в нанесении самостоятельных ударов и поддержке правительственной армии на территории Ирака, - вот то, чем занимаются ВС ОАЭ в коалиции. Взаимодействие с другими членами коалиции происходит через институты коалиции, а также структуры ССАГПЗ и двусторонние каналы. В общем, участие эмиратов носит второстепенный характер: это не страна, которая отделывается лишь голословными обещаниями, но и в пекло боя на первой линии противостояния обитатели некогда Пиратского Берега и Договорного Омана не торопятся. Для ОАЭ фундаментальный мотив участия в кампании против ИГИЛ схож с тем, что побуждает к нему и КСА, - в первую очередь, это страх перед новой силой, представляющий собой угрозу не только интересам ОАЭ в регионе, но и их безопасности на собственной земле в долгосрочной перспективе.  

С 2015 г. ОАЭ являются неотъемлемым участником конфликта в Йемене, выступая на стороне президента Хади и поддерживаемого КСА правительства в их борьбе с зейдитскими племенами, движением хуситов, армейскими частями бывшего президента Салеха, а также местными структурами ИГИЛ. Здесь уровень участия ВС Эмиратов максимален и подразумевает не только и не столько поддержку, сколько активное воздействие всей совокупностью доступных сил и средств. Действуя в рамках двусторонних обязательств с КСА (в интересах и по требованию последнего) с опорой на некоторую легитимность ССАГПЗ, Эмираты направили не только авиацию, но и сухопутные войска с тяжелой техникой на территорию Йемена. Солдаты и офицеры эмиратов в силу своего малого, а по факту скорее практически отсутствующего, опыта проведения операций подобного рода и масштаба полагаются во всем на "старшего брата" и частные военные компании (ЧВК) с опытом работы в Ираке. Саудиты, в свою очередь, хоть и приняли руководство военными созданной ими коалиции, воевать также не умеют. Отсюда и потери в технике, и живой силе, которые ОАЭ понесли впервые за многие годы своего посредственного вторичного участия в локальных и региональных войнах и конфликтах. Под отсутствием опыта следует понимать полную неспособность самостоятельно организовать не только эффективное взаимодействие с союзниками, с одной стороны, и собственных родов войск между собой, - с другой, но и неумелое ведение боевых действий с заведомо уступающим технически, а иногда и численно противником. Войска продемонстрировали свое неумение воевать "на земле" во враждебном окружении, несмотря на ранее имевшее место быть очень тесное взаимодействие с ВС США (обучение+техническое обеспечение). Результат: огромные по меркам ОАЭ санитарные потери (в категориях груз 200 и 300), колоссальные потери транспорта и боевой техники во время совершения марша, боев в гористой местности и городах, низкий боевой дух солдат и непопулярность войны на родине. Структура потерь высоко дифференцирована: гибнут и солдаты, и офицеры, в т.ч. высшее военное руководство. Так в результате налета хуситов на один из лагерей войск ОАЭ в зоне саудовско-йеменской границы (расположенный с саудовской стороны), был убит член одной из правящих семей в чине генерала армии, находившийся в самом центре расположения собственных войск. После этого эмиратовцы все больше тяготеют к несению гарнизонной службы, отдавая активные наступательные операции на откуп ЧВК, местным племенам, (наемным) воинским контингентам иностранных государств-союзников (Судан, Джибути, Эритрея, Сенегал, Мавритания и т.д.).  В среднесрочной перспективе ОАЭ не способны выйти из войны в Йемене, но добиться перелома собственными силами у них нет ни шанса. Поэтому вместе с Саудитами они вынуждены вкладывать значительные финансовые средства в увеличении численности наемников и привлекать новых участников "антихуситской" коалиции из числа африканских государств. Такая политика позволяет количественно увеличить сухопутную группировку, действующую на территории Йемена (и давить врага массой), но не качественно. В условия, пока КСА и ОАЭ не смогли (найти нужную сумму, чтобы) привлечь на свою сторону Пакистан (с его куда более опытным, ответственным и развитым офицерским корпусом), стратегическое командование на всех уровнях остается в руках саудовских офицеров, чьи компетентность и профессионализм все еще вызывают серьезные сомнения.  

На данном этапе конфликт в Йемене требует от ОАЭ максимального внимания и вложения всей совокупности сил и средств, что ограничивает возможности Союза по участию в других войнах/операциях/конфликтах, как уже идущих (Ирак, Сирия, Ливия), так и потенциальных.

6
Прокомментировать
Ответить