Есть ли какие-либо доказательства того, что Горбачеву было дано обещание НАТО не расширяться на восток?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

В первоначальных обсуждениях, этот вопрос делился на два: распространение НАТО на территории ГДР, входящие в новую объединенную Германию, и территории других стран (особенно стран ОВД). СССР сопротивлялся именно вхождению востока Германии в НАТО, сценарий, в котором посыпется ОВД ни Горбачевым, ни Шеварнадзе реально не рассматривался, поэтому формулировки были намеренно расплывчатые и речь шла о расширении на восток в широком смысле

Первый разговор, который можно интерпретировать, как обещание не расширять НАТО на "восток" состоялся 9 февраля 1990 между Горбачевым и госсекретарем Бейкером. Аналогичной тональности придерживался на следующий день и Коль. При этом предложение Бейкера (новая Германия вне НАТО или новая Германия в НАТО и НАТО не движется на восток) всполошило американцев и администрация Буша в тот же день накатала письмо Колю, в котором говорили, что надо предложить восточной Германии статус "особой военной территории", но Коль это проигнорировал и продолжил рассказывать о "нерасширении на восток" (Бейкер передал ему содержание своей беседы), что усложняло картину, потому что в декабре 1989 США явно заявили ФРГ, что поддержат объединение только в случае, если новая Германия будет в НАТО.

В пользу того, что обещание не расширять НАТО в другие страны Европы было явно дано говорят воспоминания Шеварнадзе и министра иностранных дел Геншера. Оба утверждают (и подеркепляют расшифровками разговоров), что Геншер говорил о нерасширении НАТО вообще, ни в Восточную Германию, ни в другие страны. Этот разговор произошел 10 февраля 1990.

То, что Геншер действительно собирался это обещать, следует также из его переговоров с британским министром Хердом 6 февраля 1990, в котором он мотивировал необходимость этого обещания тем, что СССР "должны быть уверены, что страны, которые выйдут из ОВД не пойдут сразу к НАТО". То есть ФРГ, в отличие от СССР, рассматривал вариант развития событий, при котором ОВД начнет разваливаться

Сейчас Геншер говорит, что вешал лапшу на уши, чтобы заставить Горбачева сесть за переговоры. Эта логика понятна, потому что человеку, который хочет войти в учебники истории не хотелось бы, чтобы его запомнили как архитектора второй Ялтинской конференции. Немного о любви Почему спустя три месяца после расставания все равно больно?Нужно ли мириться с недостатками партнера или пытаться их исправить?Как вы прекращали отношения со своей второй половинкой?Найти свою любовь

Думали ли Горбачев и Шеварнадзе, что это реальные обещания? Непонятно, потому что в Политбюро они никому об этих уверениях не рассказали. Во всяком случае так говорит министр обороны и член Политбюро Язов.

По идее Горбачев не должен был рассчитывать на это обещание, потому что уже 24 февраля 1990 на пресс-конференции Буша и Коля было заявлено, что "Конечно, объединенная Германия будет членом НАТО" а восточной части Германии надо придать "особый военный статус" в рамках НАТО (в личных переговорах Буш и Коль считали, что это был тот компромисс, который позволил бы Горбачеву сохранить лицо). Таким образом, фактически данное обещание "не расширяться на восток" в широком смысле было нарушено уже через 2 недели после того, как дано. 

То, что Горбачев сначала просто включил заднюю и заявил, что если Германия собирается быть членом НАТО, то переговоры об объединении сворачиваются, а потом передумал, но тему с нерасширением НАТО в другие страны не поднимал говорит о том, что на это обещание он не рассчитывал и подписывал договор об объединении Германии, не думая о последствиях для других стран Европы. 

Вероятно, в его голове это трансформировалось в один из 9 доводов Бейкера, которые заставили его снова сесть за стол переговоров. Там говорилось о том, что НАТО "пересмотрит свою стратегию в Европе"

В конечном счете, до тех пор, пока не подписано никаких письменных соглашений, Горбачев и Шеварнадзе не имели права рассчитывать на устные заверения, а любая позиция в ходе переговоров может пересматриваться. Данное обещание не расширять НАТО было прямым текстом взято назад и Горбачев не выразил явного возражение или требования добавить точности формулировке, так что Горбачев не имеет права жаловаться на то, что его обманули.

Судя по тому, как эволюционировала его позиция за последние 9 лет по этому вопросу, он это понял.

Таких доказательств нет и быть не может, потому что никто никогда и нигде со стороны НАТО не обещал и обещать не мог М.С.Горбачёву, что евроатлантический союз расширяться не будет. Когда М.С. говорит, что такое обещание ему якобы было дано, то это либо аберрация памяти либо расширительное толкование того, что он слышал, а слышал он устные уверения лишь в том, что после объединения Германии НАТО не будет занимать военные городки и базы, освободившиеся после ухода советских войск. Эти уверения были полностью выполнены. Когда бывшие советские сателлиты стали обращаться в НАТО о приёме, то союз не имел никаких оснований не инициировать процедуру их приёма на обычных условиях. НАТО понимало иррациональную озабоченность России по поводу приёма в свой состав бывших участников Варшавского Договора и поэтому прилагало вполне достаточные усилия для того, чтобы этот процесс проходил без ажиотажа. Расширение союза сопровождалось сокращением военных расходов стран НАТО, численности войск, в т.ч. американских, а также количества вооружений. Нельзя забывать, что в момент максимальной уязвимости СССР/России в конце 1980-х и начале 1990-х гг. страны, входящие в НАТО, - а это и самые развитые страны в мире, - проявили максимальное понимание ситуации и оказали конкретную и ощутимую помощь в преодолении нашего кризиса. Наверное, не всё делалось правильно и последовательно, что-то можно было сделать по-другому, но этот упрёк мы должны адресовать прежде всего себе, а не тем, кто помогал нам со стороны. В острейший по глубине кризиса 1990 год, когда исчезло практически всё, очень многих спасли от голода коробки с бесплатным продуктовым набором от Евросоюза, раз в неделю распределявшиеся ЖЭКами жителям подведомственных домов. Чего ж тогда на нас не напали и не "поработили"? А ведь это можно было сделать в два счёта при полной поддержке со стороны нашего населения. Все последующие действия Запада по включению России в мировую экономику и политическую систему, выразившиеся в конце концов в принятии РФ в состав G7 подтверждают то, что стратегия Запада состояла не в противостоянии с Россией, а превращение её в ответственного и сильного участника мировой системы.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Ответить