Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Представления о некой мифической "русской душе" есть не что иное, на мой взгляд, как попытка распространить какие-то абстрактные психические и поведенческие шаблоны на каждого члена национальной или культурной группы. Естественно, такая попытка обречена на провал: как бы мы того ни хотели, все люди, даже объединённые одной культурой, историей и - условно - кровью, разные. Да, есть особенности менталитета, есть социокультурное влияние, есть влияние языка, но всё это ни в коем случае не превышает и не отменяет индивидуальности каждого человека. Рассматривать же людей в сумме, в массе, в абстракции, в отрыве от каждой реальной личности - занятие априори поганое, попахивающее самодурством и бессовестным обезличиванием, более того - опасное, на мой взгляд, чреватое утратой чувства реальности, осознания уникальности и неповторимости каждого человека, его бытия, его конституции, а в конечном счёте - и отчуждения его естественных прав и свобод. Это, кстати, один из любимых приёмов авторитарного/тоталитарного режима - превращать людей в обезличенную массу, наделённую каким-то "национальным характером", "менталитетом", "общностью", и под прикрытием интересов этой "общности" вершить разного рода бесчинства и преступления. 
Не нужно искать общности с окружающими в подобных искусственных абстракциях, никакая "русская душа" не спасёт вас от того, что ваши сородичи завтра же вас по той или иной причине побьют, убьют или покалечат. В современном мире общность находится не в национальной близости, а в близости человеческой. Мы близки потому, что мы люди, а не потому, что мы русские/украинцы/болгары/французы/англичане/американцы. Мы уважаем друг друга, потому что мы люди, и любим друг друга, потому что мы люди. Так что нет никакой национальной души, есть только бесконечно разнообразные человеки, объединить которых должен гуманизм. 

И цитата Шопенгауэра на закусочку: "Нельзя не признать, что в национальном характере мало хороших черт: ведь субъектом его является толпа. Попросту говоря, человеческая ограниченность, извращенность и испорченность принимают в разных странах разные формы, которые и именуются национальным характером. Когда опротивеет один, мы пускаемся расхваливать другой, пока с тем не случится того же. Каждая нация насмехается над другими, и все они в одинаковой мере правы".

Тимофей Мартыненкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
-2
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью