Ирина Ботвиньева
февраль 2016.
3136

Как получилось, что в президентской предвыборной гонке в США лидируют самые радикальные кандидаты?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
6
1 ответ
Поделиться

Чтобы понять, как получилось, что в 2016 году главными действующими лицами американской политики становятся еженедельно оскорбляющий целые социальные группы Дональд Трамп и ежедневно грозящий Америке революцией Берни Сандерс, а сотни миллионов долларов и поддержка политического истеблишмента перестают быть гарантией успеха, необходимо взглянуть на динамику американского национального самосознания в последнее десятилетие.

Обама первого срока был президентом надежды. Врученная ему через год после прихода к власти Нобелевская премия теперь может сколько угодно казаться смехотворной, но она довольно точно отражала эмоцию и внутри, и за пределами США. Говорить, что Обама объединил страну, было бы некорректно, и тем не менее: на выборах 2008 года демократический кандидат получил больше голосов по стране, чем кто-либо за предыдущие двадцать лет, и выиграл в семи штатах, которые за четыре года до этого голосовали за Джорджа Буша-младшего.

Обама второго срока стал президентом инерции. По большому счету, к середине второго срока Обамы его правление являет собой исторический парадокс. Страна во многих отношениях стала успешнее и прогрессивнее – но недостаточно; одним кажется, что президент не выполнил свои обещания, другим – что превысил свои полномочия. Иными словами, у Америки все не то чтобы плохо, но точно не лучше всех, и это раздражает.

Именно на этом сумели сыграть два кандидата, которые сделали эту кампанию самой дикой и непредсказуемой за последние десятилетия.

Год назад, когда расклад, что итоговыми номинантами станут Джеб Буш и Хиллари Клинтон, казался наиболее реалистичным, даже сторонники кандидатов признавали, что тут что-то не так и в будущем смена элит неизбежна. Будущее в лице Трампа и Сандерса наступило раньше, чем кто-либо мог предположить.

При всей диаметральной противоположности Сандерса и Трампа у них все же есть кое-что общее. Во-первых, оба сопротивляются политическому влиянию корпораций и олигархии. Во-вторых, оба они кандидаты протеста – и одновременно мечты. В случае Трампа – об условной сильной руке, о политике, который все сделает сам и не будет никого нагружать деталями. В случае Сандерса – о социальной справедливости.

Да, в контексте президентских выборов 2016 года у системы все еще есть возможность скорректировать себя до привычных параметров, чтобы итоговыми кандидатами оказались Клинтон и, например, Рубио. Однако с последствиями событий последнего года и партиям, и истеблишменту явно придется разбираться еще долго. У демократов идеология, транслируемая семидесятипятилетним стариком, оказывается выбором будущего партийного актива, что влечет за собой неизбежные идеологические и политические последствия.
http://carnegie.ru/commentary/2016/02/10/ru-62724/itqp

24
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью