Тоня Самсонова
13 марта 22:23.
52373

Революции не будет?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
30
8 ответов
Поделиться

Последние пару лет только ленивый не написал своего сценария, как у нас все скоро навернется. Особенно часто сравнивают современную Россию с временами позднего СССР – верхи не могут, низам все надоело, да еще нефть подешевела. Современные события также сравнивают с 1998 г. (тогда нефть тоже подешевела) и с 2008 г. (и тогда нефть тоже подешевела). Не стоит винить российских экспертов, экономистов и политологов в единении апокалипсических прогнозов. В конце концов самый распространенный в мире способ делать прогнозы – это поиск аналогий из прошлого (к слову, именно поэтому в 2008-2009 мировые правительства не знали, что делать, так как подобного финансового кризиса в истории еще не случалось). Однако современная российская ситуация существенно отличается от эпохи позднего СССР, и поэтому те прогнозы, которые сейчас делаются (распад страны, массовые протесты, смена правящего режима) скорей всего не реализуются.

Во-первых, в России построена полноценная, работающая рыночная экономика, которая довольно быстро подстраивается под изменяющую внешнюю конъюнктуру. Массовый дефицит всего и вся и пустые полки магазинов на рубеже 90-ых были вызваны не падением цен на нефть, а фиксированными ценами. Все нарастающая эмиссия, которой финансировался постоянно растущий бюджетный дефицит, вызвала то, что и должно было случиться: рубль стал фантиком. Массовое недовольство граждан было вызвано не тем, что они в 90-м могут купить на свою зарплату меньше товаров, чем 85-м, а что они вообще ничего не могут купить. Отсюда километровые очереди за всем, чем угодно, простыни талонов, постоянная гонка по магазинам в поисках хотя бы чего-нибудь. В настоящий момент рубль – свободно конвертируемая валюта и каких-то массовых дефицитов не ожидается, даже если цена на нефть упадет еще в 2 раза. Поэтому длинных очередей, пустых полок, и связанных с этим недовольства населения ожидать не стоит.

Во-вторых, экономический блок российского правительства – самый профессиональный за последние лет 100. Можно, конечно, обвинять Дворковича, Грефа, Шувалова, Набиулину, Юдаеву, что они продали душу дьяволу, но это не умаляет их профессиональных качеств. Это как Айфон – может попасть в руки приличного человека, а может в руки Медведева, в обоих случаях он будет работать хорошо. Я не буду сравнивать профессионализм современного экономического блока с эпохой поздних 80-х – это не сравнимые величины. Но даже по сравнению с 1998 и 2008 г, разница будет в пользу существующей команды. Основная причина кризиса 1998 года было не в падении цен на нефть, а то, что власти не хотели подстроить экономику под новые реалии. Цена нефти осенью 1997 года была 20 долларов за баррель, в августе 1998 года уже 12 долларов за баррель. Курс рубля за этот же период изменился всего на 5%. Поддержка фиксированного курса рубля привела не только к полному истощению валютных резервов ЦБ, но и полномасштабному бюджетному кризису, который окончился дефолтом. В 2008 году ЦБ тоже некоторое время пытались поддерживать курс, что привело к падению резервов за полгода более чем на 200 миллиардов долларов (597 миллиардов на 01.08.2008 и 387 миллиардов на 01.02.2009). Сейчас же, несмотря на то, что Россия пережила самое сильное падение цен на нефть в новейшей истории, золотовалютные резервы за последний год фактически не изменились (376 миллиардов на февраль 2015 и 372 миллиарда на февраль 2016). Без лишнего пиара идет фактическое секвестрование бюджета – в прошлом году дефицит составил 2.6% ВВП, в этом году будет около 4% (официальный прогноз 3%), что весьма достойно, особенно для экономики в кризисе (во Франции дефицит 4% ВВП, в Великобритании 5.7%, в среднем по Евросоюзу 2.9%, данные за 2014 г., во времена кризиса был существенно больше). Ручное управление банковским кризисом тоже весьма достойно. Резкое изменение экономической конъюнктуры, девальвация рубля, санкции-антисанкции, не могли не вызвать серьезных проблем у многих российских банков. На настоящий момент руководству ЦБ удается не допустить неконтролируемой волны банкротств, паники населения, массового изъятия депозитов и недоверия к банковской системе. Подводя итог, существующая экономическая команда намного лучше справляется с кризисом, чем ее предшественники.

В-третьих, высшая власть страны, похоже, также поняла, что ресурсы государства ограничены, и нефть не будет дорожать вечно. Если во время кризиса 2008 года власть щедро раздавала поддержку госкорпорациям, олигархам, а также продолжала запускать все новые проекты (вагоны наличности Роснано, Сколково и космодрому Восточный были отгружены уже после начала кризиса 2008), то сейчас власть куда более аккуратно распоряжается оставшимися ресурсами. Уголовные дела Роснано, наезд на Чубайса по поводу корпоратива и проверка МВД в отношении Якунина может быть рассмотрены как сигналы от высшей власти – скромнее нужно быть, хотя бы на время. Также высшая власть не давит на ЦБ, чтобы он включил печатный станок, несмотря на активные рекомендации своего экономического советника Глазьева и некоторых приближенных олигархов, например, Дерипаски (я здесь рассматриваю высшую власть отдельно от экономического блока, т.к. большинство экономических решений в нашей стране принимается, все-таки, минуя экономический блок).

В-четвертых, россиянам за сытые 2000-ые удалось накопить значительный запас капитальных товаров. Наше потребление состоит из текущего потребления, и расходов на капитальные товары длительного пользования – квартира, автомобиль, бытовая техника и т.д. Относительно высокий уровень доходов в 2000-ые позволил россиянам значительно обновить запас капитальных товаров, поэтому в течение предстоящих «голодных» 5-10 лет можно резко сократить расходы на капитальные товары и просто пользоваться уже накопленными, тем самым не сильно сокращая общий уровень потребления (просто вы будете пользоваться машиной на 5 лет старше, телевизором на 5 лет старше и т.д.). Ни в 90-м, ни в 98-м подобного запаса не существовало. Основные фонды в промышленности в 2000-ые также существенно обновились – появились сети супермаркетов, автосборочные заводы, современная пищевая промышленность и т.д. С учетом снизившего спроса этими мощностями можно будет какое-то время пользоваться, без значительных капитальных инвестиций. О жизни и долголетии Можно ли вычислить вероятное количество оставшихся лет своей жизни, и если да, то как?Какой самый первый признак (который я могу обнаружить сам) того, что я 100% болен каким-то смертельным заболеванием?Как японцы доживают до 80 лет, постоянно питаясь лапшой быстрого приготовления?Задавайте вопросы экспертам

В-пятых, то, что мы топтались на месте, не значит, что мир стоял на месте. Даже несмотря на то, что нефть сейчас стоит примерно столько же, сколько 20 лет назад (с учетом инфляции), за эти же деньги мы можем купить намного больше товаров, чем 20 лет назад, потому что в последние 20 лет остальной мир очень бурно развивался. Некоторые товары, за которые приходилось отдавать значительные деньги еще 20-25 лет назад, стали вообще фактически бесплатными. Например, междугородняя и международная связь – раньше общение с друзьями и родственниками из других стран/городов относилось к товарам роскоши, и большинство могло позволить себе это только по праздникам или особым датам. Сейчас бесплатная международная видео связь стала обыденностью. Просмотр видео-фильмов требовал также вовлечение значительных финансовых ресурсов на прокат/покупку видиокассет. Сейчас просмотр видеофильмов, а ровно как и прослушивание музыки, чтение книг, газет, журналов, международной прессы, и многое другое стало фактически бесплатным. Стоимость бытовой техники, электроники, компьютеров упала в разы и даже десятки раз (25 лет назад стоимость видеокамеры была сопоставима с ценой квартиры). Условно говоря, если 20 лет назад мы свои ресурсы меняли на одни бусы, то сейчас мы этот же объем ресурсов можем поменять на 10 бус. Не потому, что ресурсы подорожали, а потому что бусы подешевели, и теперь в бусах может позволить ходить не только вождь, но и остальные члены племени. Например, 20 лет назад с сотовыми телефонами могли позволить ходить только самые уважаемые члены нашего общества, теперь же сотовой связью охвачено 100% населения. Поэтому даже в условиях резкого падения цены на нефть к уровню 20-летней давности, мы все равно будем жить существенно лучше, чем 20 лет назад просто за счет научно-технического прогресса, который за этот период произошел в других странах.

Вышеназванные пять причин свидетельствует о том, что никакого особо краха в экономике ждать не стоит (если, конечно, какой-нибудь из факторов резко не измениться). Сухая статистика говорит ровно об этом же. Согласно данным Мирового Банка, ВВП на душу населения (PPP) за 2015 г. составил около 25 тыс. долларов США. Если ВВП будет стагнировать на 2% в год (среднее падение за последние 2 года), то в течение 10 лет он упадет до уровня 20400 долларов в США, что примерно соответствует уровню 2008 года. Если же мы будем падать по 4% в год, то через 10 лет достигнем 16600 долларов – уровень 2006 г. Ни в 2006-м, ни в 2008 народ особо не голодал и на плохую жизнь не жаловался.

Поэтому объективных причин для голодных бунтов в ближайшие 10 лет просто нет. Но полезность человека зависит не только от объективного уровня полезности, но и от субъективных ощущений. К примеру, если вы сейчас потребляете на 1000 долларов в месяц, а раньше потребляли на 500, то вы будете себя по-иному чувствовать, чем если сейчас потребляете на 1000, а раньше на 2000. И здесь будет ли массовое недовольство населения или нет, зависит от того, насколько качественно государство сможет управлять настроениями населения. Ведь человек, в принципе, готов резко снижать свое потребление, если у него есть какое-то разумное обоснование. К примеру, рождение ребенка в семье ведет к резкому падению потребления родителей - бюджет, который раньше делился на двоих, сейчас делится на троих, причем зачастую один родитель бывает вынужден оставить свою работу на какой-то период, что еще больше сокращает потребление каждого члена семьи. Тем не менее, молодые семьи сознательно идут на такое сокращение, так как они видят в этом смысл – радость от будущего ребенка. Если же аналогичное сокращение потребление вызвано, например, потерей хорошей работы, и необходимостью устраиваться на гораздо менее оплачиваемую работу, то человек может чувствовать себя несчастным. Поэтому субъективная полезность человека зависит не только от изменения потребления, но и причин, которые вызвали это сокращение.

Путин и его команда сейчас довольно умело объясняют причины резкого сокращения потребления – мы окончательно встали с колен, воссоединились с Крымом, нам этого не простили, душат блокадой санкций, уронили цены на нефть, и вообще костлявая рука империализма прикладывает все усилия, чтобы задушить молодую советскую республику. Судя по рейтингам Путина, население такое объяснение в целом устраивает, и оно готово снижать свое потребление ради восстановления величия страны.

Поэтому все аналитики, которые предсказывают либо Путин делает реформы, либо крах, не совсем правы. Существующий режим может вполне себе устойчиво продолжать существовать сколь угодно долго без значительных (или вообще каких-либо) реформ, без борьбы с коррупцией, без инвестиций в инфраструктуру, без честных выборов, без всего того, что ей сейчас говорят «ну теперь вы уж точно вынуждены будете это сделать». Единственными условиями устойчивости режима является взвешенная макроэкономическая политика (плавная стагнация, без включения печатного станка, контроля цен, и т.д), и управление настроениями населения («все против нас, но врагу не сдается наш гордый народ»).

Революции не будет, если у общества будет возможность изменить режим путем честного голосования на выборах. В противном случае революция неизбежна.Терпение россиян почти бесконечно, они легко покупаются на патриотическую пропаганду, их пугает внешняя угроза или грозный правитель, но рано или поздно режим слабеет и хорошо если смена власти пройдет более или менее мягко, а  не кончится русским бунтом. Это повторяется в истории России регулярно и давно пора сделать выводы.

Поддерживая топовый ответ возрожу в одном моменте.

В ответе правильно указано, что политологи, анализируя и предсказывая разные сценарии, отталкиваются от опыта прошлых революций, смен режимов и переворотов, обстоятельства которых сильно отличны и их нельзя адаптировать под текущие реалии. Однако сам ответ построен с упором на экономические аспекты, и оценивает вероятность революции с экономических позиций. Это не совсем верно, так как есть некоторые нюансы. Опыт прошлых революций не бесполезен с той точки зрения, что существуют некоторые важные принципы, которые их объединяют, и вполне могут сработать сегодня.

Первое. Экономика не так уж важна. Революция 1917 года началась с бунта в очередях, когда наступление на фронте, загрузило железнодорожную сеть, и без того занесенную снегом, что вызвало перебои в поставках провизии в Петроград. Петроградские спекулянты взвинтили цены. Начались недовольства и беспорядки вызванные резкими скачками цен. Не желавшие подавлять бунты запасные батальоны, переходят на сторону восставших. События 1905 года, подготовленные борьбой общественно-политических движений, профессиональных революционеров, назревшие социально и экономические были подавлены. А локальные, вызванные рядом случайных факторов события, стали катализатором революции успешной. Ленин незадолго говорил мол: "в лучшем случае наши внуки застанут революцию". Парадокс? Факт.

Второе. В советское время, переход власти шёл через аппаратную борьбу. Молодая советская республика это одно, сталинский СССР другое, хрущёвский третье, а брежневский застой четвертое. Почти каждый переход власти, всегда означал весьма существенный пересмотр экономической политики, пусть и в рамках социализма. И в каждую эпоху это был разный СССР.

Третье. Революцию не всегда делает оппозиция. Часто переход власти осуществляется самыми преданными и лояльными кругами, вовремя почуявшими, что существующий режим таит крах их благополучию. Или в обществе наметилась смена вектора на социальный заказ лидеру. В 1914 году у Николая II 100% поддержки, патриотический подъем, шествия сторонников царя в десятки тысяч, без всяких принудиловок, соцсетей и платной массовки. В 1916 году это Николай Тряпкин, про которого после отречения в 1917 забыли все.

Иными словами, в революции нет логики, а важнейшую, даже ключевую роль могут играть субъективные и ничтожные факторы, сработавшие в нужное время и в нужном месте. Она может быть детонировать случайно. В ней могут участвовать отнюдь не оппозиционные силы. Революционеры родятся за считанные дни из вчера ещё преданных сторонников или нейтралов, в то время как профессиональные революционеры и активная оппозиция окажется за бортом.

Не обязательно нужен голод и разорение 86% сторонников режима. Митинг ипотечников или дальнобоев может спровоцировать переход какого-нибудь полковника ВВ, который в глубине души ждёт момента, когда ему удастся повернуть стволы в другую сторону, появится повод. Какой-нибудь кремлёвский серый кардинал, может затеять под фон митингов или беспорядков ( опять же несущественных ) аппаратный переворот, оставив "путинскую" в основном команду, но резко развернув курс.

Но в целом да, революции может не быть 10, 20, 30 лет. А может случиться через неделю. Мы не знаем. А логик может быть много, кардинально противоречащих друг другу, но убедительных, понятных, и очень вероятных в равной степени.

Показать остальные 5 ответов
Ответить