Тоня Самсонова
январь 2016.
24293

Что можно хранить в секрете, если кэш гугла все помнит?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

Великий композитор Брамс был влюблен в жену другого композитора, Шумана, Клару Шуман, он ей писал письма, а она была к нему настроена несколько скептически. Тем не менее, при жизни Шумана они общались, но после его смерти Клара решила всю жизнь носить траур и прекратила общение с Брамсом. Брамс уничтожил все ее письма, а она все письма сохранила, поэтому о его чувствах мы знаем, а о ее – нет.

Таким образом в XIX существовала абсолютная техническая возможность сохранить неприкосновенность своих чувств и мыслей, но сейчас мир устроен так, что люди ведут переписку фактически в полупубличной форме или в таких формах, в которых шанс утечки данных очень велик. И даже если мы переписываемся в Telegram и думаем, что это приватно, защищенно и зашифровано, вероятность того, что эта переписка выплеснется наружу, очень велика. И если письма Клары Шуман восстановить невозможно, то вашу почту – вполне. У доцифровой фразы «рукописи не горят» был, конечно, свой красивый метафорический смысл, но в реальности очень много текстов было уничтожено, и для нас они потеряны навсегда. Но сегодня рукописи не горят буквально, и это просто объяснить – кэш «гугла» все помнит.

Неудивительно поэтому, что сейчас очень большая доля повседневного общения происходит публично. И общий тренд тут такой: чем моложе люди, тем больше они свое общение переносят в публичную сферу. Это приводит к появлению многих смешных историй из серии «я написала ему, что он симпатичный, но тут пришел мой бойфренд». Или они чекинятся в определенное время, и третий человек видит, что два чекина произошло одновременно, а это значит ... OOPS! Раньше такая ситуация была бы классическим началом комедии положений – людей случайно увидели выходящими из одной комнаты, этого не должно было произойти, но произошло. Сейчас это стандартная онлайн-история.

Но все-таки некоторым людям кажется, что они достаточно умны, чтобы таких ситуаций избежать. И если им это действительно удается в глазах их друзей, то у профессиональных маркетологов (или спецслужб) всегда есть big data. Я думаю, что через некоторое время появятся консьюмерские приложения для анализа поведенческой big data на индивидуальном уровне. Например, вы предполагаете, что ваш друг вам неверен. Вы, конечно, можете нанять дорогого сыщика, и он все найдет, а можете загрузить за 19 фунтов 99 пенсов специальное приложение, которое просканирует все его социальные сети, твиты, контакты, чекины и все публичные цифровые активности, построит его профайл, сравнит его с профайлами людей, которые определенно были неверны, и обнаружит, что в его поведении есть несколько особенностей, которые нельзя объяснить ничем другим, кроме как тем, что он встречался с кем-то, с кем встречаться не должен был.

Или, например, человеку кажется, что все, что он делает в Интернете, совершенно неважно. Возможно, сегодня и неважно, какие следы он оставляет в цифровом пространстве, но, если в недалеком будущем появится программа, анализирующая поведение преступников в социальных сетях (а она появится обязательно), и киберповедение этого человека случайно совпадет с профилем серийного убийцы, он может попасть в очень неприятную ситуацию.

В таких условиях можно ждать появления массы интересных вещей, и одна из них – создание фейковых социальных историй. Ведь если вы можете проанализировать поведение и составить из него некоторый паттерн, то сможете сделать reverse engineering и построить паттерн «неверного мужа» или, наоборот, «верного мужа» и дальше имитировать свои активности, подгоняя их под эту модель. По мере того, как полиция начнет массово использовать Интернет для расследований, профилирования преступников и профилактики преступлений, появится спрос на специальные услуги по созданию ложного цифрового алиби и другие сопутствующие сервисы.

Кроме того, многие люди активно играют со своей приватностью, демонстрируя в Сети ситуации, которые раньше считались очень частными. Это тренд торжества деприватизации интимности: «коллективное селфи» или «селфилук в туалете», фотографии звезд, которые в инстаграме демонстрируют себя в домашней обстановке, с неотфотошопленным и непривлекательным телом. Есть, наконец, Periscope и сотни тысяч интимных видеотрансляций каждую минуту. И количество, и разнообразие таких игр в мире, где любая частная информация внезапно может оказаться публичной, будет только расти – хотя бы потому что многие люди будут отказываться от приватности своей личности, осознавая невозможность ее сохранения.

63
-5
Прокомментировать

Кеш Гугла помнит не всё. Например, был тут, на нашем сайте, мой ответ в который я собрал пару ссылок, но автор удалил ответ вместе с вопросом. Месяц где-то Гугл помнил мой ответ, а потом забыл. Кто-то тут жаловался, что удалил свой видеоканал на ютуб, Гугл ответил, что восстановить нельзя.

Вообще, приватность обеспечивается тем, что большая часть информации никому не интересна и не успевает разойтись по инет. И ещё тем, что одинаковой информации у нас, у похожих друг на друга людей, очень очень много. Поэтому найти что-то обыкновенное про кого-то конкретно очень сложно. Вот если вы чем-то выделились )

Например, я долго искал современные фотографии моей второй родины, поселка Бюракан в Армении. Там расположена астрофизическая станция Армянской академии наук с одним из самых больших на территории СССР телескопом (2.6м) и законсервированная Ленинградского университета (последнюю, между прочим, не разграбили за все эти годы, хотя её никто не стережет). Так вот, фотографии во множестве появились только тогда, когда там прошли выборы с каким-то конфликтом, а до того не было почти ничего кроме стандартных фотографий телескопов.

17
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью