Тимми Тимурка
январь 2016.
1348

Если все фильмы снимут, все книги напишут, что произойдет дальше?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
1
7 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

А дальше произойдёт что-то, по событиям чего можно будет написать книгу, а потом её экранизировать. И так будет продолжаться до тех пор, пока "что-то" не перестанет происходить. Ведь сюжеты для книг и фильмов берутся не из головы. Это калька с реальных событий, приправленных некоторой фантазией. К примеру, сто лет назад невозможен был сериал Доктор Хаус, потому что не было такой медицины. Кто знает, что будет ещё через сто лет? И про это тоже снимут сериал (напишут книгу, споют песню, станцуют танец, поставят спектакль, снимут кино).

13
-5

Вообще то, что Вы описали - это принцип организации примитивной новеллы, для более сложных текстов внешние события не так важны, как личный тон автора (Б.М.Эйхенбаум), и тут возможности практически неисчерпаемы. С другой стороны, как писал Х.Л.Борхес, "Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их — в том или ином виде" - выходит, все уже давно написано, и мы имеем дело лишь с интерпретациями. Что также может длиться до скончания веков.

0
Ответить

Напишите свой ответ, и я его лайкну :)

0
Ответить
Прокомментировать

Думаю, ответ может состоять из двух частей: исчерпаемость указанных форматов и факт наличия идеи и сюжета. Что касается первого, то в истории достаточно потерявших былое значение видов искусств или жанров. Наскальная живопись, ритуалы, многие декоративные архитектурные элементы, лубок, народные сказания и многое другое. За последние сто лет мир изменился значительно сильнее, чем менялся до этого. Утрачиваются разные бытовые навыки, без которых раньше было бы невозможно прожить. Появляются новые виды деятельности, в том числе и искусства. Кино существует совсем недавно, музыка поменялась благодаря возможности звукозаписи. По мере того, как человечество будет изменяться благодаря инструментам, которые оно использует, будет меняться и восприятие разных штук. Допускаю, что и книга когда-то будет восприниматься как наскальная живопись, потому что появятся технологические средства, позволяющие тот же объем информации помещать в мозг за мгновенье. Соответственно, уровень интеллекта будет сильно выше, он не будет нуждаться в описательном и развлекательном элементе художественных произведений. Вся гамма чувств так же может быть передана технологическим путём. В этом смысле, думаю что когда-то пропадет нужда и в книгах и в фильмах, поскольку они будут неактуальны, слишком длинны; попросту неэффективны. Фильмы, например, заменятся попаданием в виртуальную реальность, где ты являешься непосредственным участником событий. Наверное, это можно назвать фильмом, так же как современное граффити можно назвать реинкарнацией наскальной живописи, а комиксы возвращением лубка. Переходя ко второй части вопроса, я думаю, что основные составляющие фильма или книги - это идея и сюжет. Современный мир порождает достаточное количество таковых с довольно большой скоростью. Появляется множество новых социальных проблем, вызванных развитием современного общества, переосмысление исторических процессов, техногенное будущее и многое другое. Все это может служить основой как для кинематографа и литературы, так и для живописи, музыки, компьютерных игр и прочего. Так что вопрос скорее не в том "когда все книги будут написаны", а в том, когда этот формат перестанет быть актуальным. А это уже к футурологам.

8
0
Прокомментировать

Сначала выдумали Супермена. Потом сняли супермена. Потом пересняли супермена. Потом "а давайте-ка вплетём Супермена в интригу с (крутим барабан....) с Бетменом! Не думаю, что в оригинале (сколько там лет прошло) была какая-то взаимосвязь между ними. Так что если вдруг все снимут - будем наслаждаться ре-ре-ре-мейками.

На худой конец найдутся гении, которые позволят Глебу Жеглову и Богдану Титомиру вести диалоги о рыбалке. Так что не переживайте!

4
-2
Прокомментировать

Ну невозможно придумать все фильмы, книги и т.д., абсурд! Идея - может быть в неограниченном количестве, в самых разных проявлениях, всегда будет что-то не изучено и не придумано!

2
0
Прокомментировать

На самом деле все уже сняли и написали давным давно; то, что мы имеем сейчас - вариации на тему. Есть ограниченное количество сюжетов, и среди всех классификаций мне больше всех нравится работа Борхеса "4 цикла", которую приведу ниже (короткая и гениальная):

Историй всего четыре. Одна, самая старая – об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен мечу и огню, а сопротивление бесполезно; самый прославленный из завоевателей, Ахилл, знает, что обречен погибнуть, не дожив до победы. Века принесли в сюжет элементы волшебства. Так, стали считать, что Елена, ради которой погибали армии, была прекрасным облаком, виденьем; призраком был и громадный пустотелый конь, укрывший ахейцев. Гомеру доведется пересказать эту легенду не первым; от поэта четырнадцатого века останется строка, пришедшая мне на память:

«The borgh brittened and brent to brondes and askes» Данте Габриэль Россетти, вероятно, представит, что судьба Трои решилась уже в тот миг, когда Парис воспылал страстью к Елене; Йитс предпочтет мгновение, когда Леда сплетается с Богом, принявшим образ лебедя.

Вторая, связанная с первой, – о возвращении. Об Улиссе, после десяти лет скитаний по грозным морям и остановок на зачарованных островах приплывшем к родной Итаке, и о северных богах, вслед за уничтожением земли видящих, как она, зеленея и лучась, вновь восстает из моря, и находящих в траве шахматные фигуры, которыми сражались накануне.

Третья история – о поиске. Можно считать ее вариантом предыдущей. Это Ясон, плывущий за золотым руном, и тридцать персидских птиц, пересекающих горы и моря, чтобы увидеть лик своего бога – Симурга, который есть каждая из них и все они разом. В прошлом любое начинание завершалось удачей. Один герой похищал в итоге золотые яблоки, другому в итоге удавалось захватить Грааль. Теперь поиски обречены на провал. Капитан Ахав попадает в кита, но кит его все-таки уничтожает; героев Джеймса и Кафки может ждать только поражение. Мы так бедны отвагой и верой, что видим в счастливом конце лишь грубо сфабрикованное потворство массовым вкусам. Мы не способны верить в рай и еще меньше – в ад.

Последняя история – о самоубийстве бога. Атис во Фригии калечит и убивает себя; Один жертвует собой Одину, самому себе, девять дней вися на дереве, пригвожденный копьем; Христа распинают римские легионеры.

Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их – в том или ином виде.

1
0
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить