Дана Окоманюк
декабрь 2015.
15682

За каким политическим режимом будущее?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
29
20 ответов
Поделиться
Ответ партнёра TheQuestion

С тех пор, как теория Фрэнсиса Фукуямы о конце истории не нашла себе практического подтверждения, утверждать, что существует единственно верная формула государственного устройства, единственно верная формула политического режима, будет слишком смело со стороны любого исследователя.

Если брать ситуацию на сегодняшний момент, то мы видим следующую картину: большая часть населения Земли живет при режимах, которые не являются ни тоталитарными, ни в чистом виде авторитарными, но не являются и развитыми демократиями, как этот термин понимают в Первом мире, то есть в Европе и в Северной Америке. Это как раз те режимы, которые наша наука пытается назвать всякими разными терминами: электоральной автократией, конкурентным авторитаризмом, гибридным режимом. Очевидно, что все эти режимы авторитарные, в них концентрация власти и распределение ресурсов находится в руках правящей верхушки: это либо лидер и его ближайшее окружение (персоналистские режимы), либо правящая партия (партийные автократии), либо группа военных (военные автократии, хунты). Происходит концентрация власти, а ее смена в результате выборов невозможна, либо затруднительна, но присутствуют и легальные политические партии, и какая-никакая свобода прессы, и в общем государство не очень лезет в частную жизнь граждан, в отличие от тоталитарных моделей. Подчеркну, что это те режимы, которых численно больше, но это не те режимы, которые наиболее успешны.

Устойчивый экономический рост, устойчивое благосостояние граждан, стабильную мирную жизнь, как показывает опыт и предыдущая история человечества, обеспечивают на сегодняшний момент демократии. Демократии в целом богаче, хотя есть бедные демократии и богатые автократии, но большинство развитых и растущих экономически стран – это демократии. Они же, как показывает статистика, не воюют между собой, а если они воюют с режимами другого типа, то побеждают. То есть они успешнее и в таком вот древнем смысле - сильнее физически. Они же являются флагманами технического, научного прогресса, они же во многом дают стандарты всему остальному человечеству в смысле культуры, норм потребления, идеалов эстетических и идеалов нравственных. То есть они доминируют как экономически, так и культурно.

Следует ли из этого, что развитые демократии, электоральные демократии или либеральные демократии выиграли эволюционную гонку, завоевали Землю и теперь будут на ней царствовать? Не факт. Сами эти демократии переживают интересные процессы трансформации, которые сейчас привлекают большое внимание как человечества в целом, так и политической науки в частности. Мы видим, что политическое представительство, политическая репрезентация выходит в странах Первого мира на некий новый уровень. Некоторые называют это кризисом демократии, кризисом репрезентативной демократии или приходом к власти страшных популистов. На самом деле, речь идет, очевидно, о расширении участия в процессе принятия решений. То есть в политический процесс приходят те социальные страты, которые до этого были фактически из него исключены не de jure, но de facto действовавшим избирательным цензом - то есть они просто не участвовали. Теперь они начинают участвовать. Причина этого, видимо, тот же самый прогресс, то есть население стран Первого мира стало гораздо богаче и образованнее, чем оно было, например, в 50-х годах (вывод академического политолога Григория Голосова). 

Итак, первая причина: социальная стратификация, социальное расслоение выглядит сейчас иначе, а вторая причина — это информационная эпоха, новая медиасреда, в которой гораздо больше возможностей для участия тем, кто раньше был только потребителем единственно верной точки зрения, которую высказывало государство, корпорации или научное сообщество. Сейчас они получили возможность потреблять гораздо более разнообразную палитру мнений и самим участвовать в обсуждении. Это меняет демократический процесс. Сейчас это действительно выглядит как кризис, но, судя по всему, с точки зрения ближайшего будущего речь идет о большей инклюзивности, о расширении участия. Как это будет выглядеть, как будут выглядеть репрезентативные органы, то есть парламенты, будет ли большее количество вопросов о государственном управлении и общественной жизни решаться на референдумах, то есть прямым голосованием при помощи электронных технических средств, увидим ли мы неожиданное возвращение элементов прямой демократии в античном духе? То есть как будут строиться отношения масс и элит, если в таких полумарксистских терминах говорить, мы пока не знаем, но очевидно, что тут что-то меняется, тут тоже происходят какие-то интересные трансформации.

Те, кто сейчас находится впереди этой гонки прогресса, они, конечно, дают некоторый образец для всех остальных. Логично было бы предположить, что режимы промежуточного типа и страны догоняющего развития будут не так быстро, но ползти в ту же сторону. Но это линейная логика - совершенно не факт, что она будет подтверждена историческим опытом. Пока мы можем сказать только следующее: на нынешний исторический момент, в точке “сейчас” успешнее по всем измеряемым параметрам (и с большим запасом) демократии. При этом “по головам” соревнование выигрывают режимы смешанного типа, авторитарные с некоторым демократическим фасадом, с ограниченными репрессивными возможностями, но и с отсутствующей полноценной политической конкуренцией. Количественно они владеют большей популяцией людей. Тоталитарные формы, похоже, сходят с лица Земли. Хочется надеяться, что в XX веке они свою страшную роль сыграли, и в XXI веке мы их не увидим. Хотя мы не знаем, какими путями будут развиваться те режимы, в которых населению свойственна высокая религиозная пассионарность. Будут ли они секуляризироваться по образцу Европы, которая тоже была чрезвычайно пассионарна и фанатична несколько веков назад, а потом потихонечку отъелась и успокоилась? Может быть, исламский мир пойдет тем же путем, но в более отдаленной исторической перспективе, а на ближних горизонтах истории они будут вести себя иначе. 

84

как по мне сейчас каждый думает сам за себя и не надеется на наше правительство. Вот и получается каждый стремиться создать для себя лучшие условия проживания в своем маленьком мире.

0
Ответить

"Устойчивый экономический рост, устойчивое благосостояние граждан, стабильную мирную жизнь, как показывает опыт и предыдущая история человечества, обеспечивают на сегодняшний момент демократии. " 

Мне кажется или вы анализируете одно государство ? 

0
Ответить
Прокомментировать

Будущее за таким политическим режимом, или, точнее, такой схемой организации общественных отношений, которые обеспечат наиболее эффективное ненасильственное разрешение всего разнообразия человеческих интересов. Из существующих институциональных форм наиболее близка к этому т.н. североатлантическая модель, основанная на высочайшем приоритете свободы человеческой личности, права, гуманистической культуры, рационального восприятия мира. Ее развитие, очевидно, будет происходить в направлении уменьшения зависимости людей от любых видов насилия, не обоснованного интересами конкретных людей и их свободно организованных сообществ - включая насилие со стороны государства, церкви, корпораций, этнических комплексов и т.п.

Victor Korbотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
24

Раз вы такой приверженец демократии, жду комментариев на мой ответ на этот вопрос ниже.

0
Ответить
Прокомментировать

Я верю, что в будущем будет анархия, то есть все люди будут настолько культурны и разумны, что им просто не потребуется механизм власти. «От каждого по его способностям, каждому — по его труду» как говорил Прудон. Жалко только то, что это совсем не близкое будущее и я вряд ли до него доживу.

17

Утопия

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 17 ответов
Ответить