Ответить
Лиза Сурова
май 2015.
21798

Почему не принято здороваться с присутствующими при входе в автобус?

ЭтикетОбщество
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
23
13 ответов
Поделиться

Возможно, ответ на этот вопрос дал этолог Конрад Лоренц в книге "Агрессия, так называемое зло".

В ней постулируется, что агрессия - это очень важный эволюционный механизм, который помогает выжить популяции. Попробую грубо описать её смысл в двух словах:

Возьмем, для примера, лес. Очевидно, что ресурсов в лесу ограниченно, и если вся популяция одного вида животного будет находиться в одной его части, то они быстро закончатся и все погибнут. Таким образом, агрессия позволяет животным равномерно распределяться по территории.

Агрессия - внутривидовое понятие, волк не испытывает агрессии к зайцу, наоборот только самые теплые чувства(это же его ужин).

Но возникает проблема, если все особи испытывают к друг другу агрессию, как же тогда спариваться и общаться? Поэтому для вхождения на территорию другого животного существуют так называемые "умиротворяющие жесты", например обезьянки поворачиваются спиной, щенки падают на спину, показывая, брюхо. То есть, животное как бы говорит: "смотри, я безобидный".

У человека тоже есть такие жесты, например, человек может махать рукой. Вы показываете, что безоружны. Все ритуалы приветствия связаны, прежде всего, с вхождением на чужую территорию, поэтому с этого начинается любое общение. Но ритуал должен быть обоюдным. Попробуйте ни с кем не здороваться хотя бы день, вы сразу почувствуете огромную волну агрессии от окружающих.

Общественный транспорт для человека - это уже большое напряжение, ему приходиться терпеть постоянное нарушение своей территории. И когда в этой ситуации приходит индивид, который настолько нагло вторгается в личное пространство, то его могут линчевать в этом автобусе, особенно с утра.

На мой взгляд, при поиске ответа на вопрос «Почему люди не здороваются при входе в автобус?» нужно учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых — то, что в автобусе мы оказываемся среди незнакомых людей, которые между собой могут здороваться только при наличии «веских» причин, в определенных социальных обстоятельствах. Не существует (или существует, но очень немного) людей, которые здороваются всегда и со всеми. Кроме того, не стоит забывать, что «незнакомый человек» — не универсальная категория, применяемая ко всем людям, с которыми мы не знакомы. Мы, например, зачастую не знакомы с кондуктором, но он для нас не «незнакомый человек», а «кондуктор», в том смысле, что, например, если нам доведется рассказывать о том, что он с нами поздоровался, мы не будем говорить «Незнакомый мужчина поздоровался со мной», мы скажем «Кондуктор поздоровался со мной».

Во-вторых, на то, здороваться или нет, может влиять количество присутствующих. Автобус — не лифт, где помещается не очень много людей. Когда людей меньше, это в большей степени располагает к приветствию. Разумеется, здесь тоже всегда нужно учитывать контекст. Например, лифт в торговом центре и лифт в жилом доме представляют собой разные среды, поскольку в них находятся разные категории людей. Количество присутствующих, в этом отношении, значимо не само по себе, а в зависимости от того, кто эти люди. В автобусе это люди, с которыми мы поддерживаем публичные отношения только на время поездки.

В-третьих, обычно приветствие — это то, что требует ответного приветствия и/или является началом разговора. Входя в автобус, мы не знаем, с кем там здороваться. В лифте есть некоторая ограниченная группа, все (или хотя бы некоторые) члены которой могут нам ответить. Кто должен отвечать нам в автобусе — непонятно. Это важно еще и с той точки зрения, что приветствие в большей мере соответствует персонализированным отношениям, т.е. предполагает, что другой или другие, с которым или которыми я здороваюсь, должны заметить мое присутствие, а в автобусе это даже физически бывает непросто. В ситуации, когда вас хотя бы потенциально могут заметить, приветствие становится более уместным (или даже обязательным). В автобусе то, что вы вошли, чаще всего остается незамеченным.

Наконец, в-четвертых, важным может быть и кто входит. Не существует «среднего» пассажира, «который не здоровается с присутствующими при входе в автобус». Есть разные категории входящих, для некоторых из которых поздороваться может быть уместным или необходимым действием. Например, попрошайки. (Этот же критерий работает в обратную сторону: если вошедший в автобус поздоровался с присутствующими, можно ожидать, что сейчас он будет что-то просить.)

Думаю, на этот вопрос лучше ответит не биологическая эволюция, а кросс-культурные исследования этики.

Максим Кронгауз, профессор, доктор филологических наук, руководитель Центра социолингвистики РАНХиГС, заведующий кафедрой русского языка РГГУ.

«Есть очень разные языковые стратегии, и я приведу простой пример. Разные культуры, в смысле этикета, устроены очень по-разному. Даже если мы возьмем очень близкие культуры, скажем, нашу и такую условно среднеевропейскую, то увидим, что два незнакомых европейца при встрече в подъезде дома или в лифте, как правило, здороваются, а два русских человека скорее не здороваются. С чем это связано? Ну иногда говорят о том, что русские угрюмые или что они грубы, и поэтому они не здороваются, но это, конечно же, ерунда. Русский вежливый человек и не должен здороваться в лифте. Это две принципиально разные стратегии. Когда европеец приветствует европейца в лифте или, скажем, на дорожке в пустынном парке, не предполагая вступить в какой-то разговор, то данной этикетной формулой он сообщает другому человеку, что он не собирается быть агрессивным: «Я соблюдаю этикет, я знаю эти слова, мы свои, и поэтому я не буду агрессивен». Русский человек, когда он не замечает другого человека в лифте или на пустынной автобусной остановке и не здоровается, он следует другой стратегии снятия агрессии: он как бы говорит, что «я тебя не вижу, и поэтому я для тебя не опасен». Таким образом, это две принципиально разные стратегии, а не вежливость одной культуры и невежливость другой».

В своей поездке по Франции я не замечал, чтобы европейцы здоровались друг с другом при входе в автобус, так что, вероятно, комментарий Максима Кронгауза не может служить полноценным ответом на вопрос, но, полагаю, что искать нужно в этом направлении − в особенностях языковой стратегии.

показать ещё 10 ответов