Mikhail Visloukhov
октябрь 2017.
4304

Почему нам иногда стыдно за других, даже если этот человек не является родным или близким?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
12
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Ровно потому же, почему мы отводим глаза, когда видим, что человек попал в неловкую ситуацию. Это можно объяснить с помощью так называемой драматургической социологии Ирвинга Гофмана.

Мы стараемся "сохранить лицо", причем не только своё, но и чужое. Казалось бы, зачем нам поддерживать желаемый образ другого (в его же собственных глазах)? Дело в том, что это часть механизма поддержания локального порядка, в котором мы чаще всего заинтересованы. Смущение является маркером того, что "что-то пошло не так". Если сознательно акцентировать чью-то "неловкость", можно полностью дискредитировать этого человека как исполнителя определенной роли ("потеря лица"), что в большей или меньшей мере подрывает рутинное, всем понятное и всех устраивающее течение ситуации. Быть соучастником разрушения хрупкого локального порядка — значит продемонстрировать собственную несостоятельность как партнера по взаимодействию. Таков общий культурный императив: сохранять "лицо" другого.

Это одно из возможных объяснений, хотя ему можно противопоставить интерпретации психологов, которые могут рассказать о неких универсальных психологических механизмах, о том, что источник смущения находится где-то в психике, а не в имплицитных требованиях культуры, но нужно помнить, что, допустим, игра в "дюжины" (суть которой заключается в обмене оскорблениями) не вызывает у участников никакого стыда за "моральное уничтожение" другого (следовательно, чувство стыда или смущения не предопределено нашей психологической конституцией).

Это называется эмпатия- осознанное сопереживание эмоциональному состоянию другого человека. Великое чувство, которое делает нас людьми. Именно на нем во многом основана благотворительность - человек сопереживает другому, представляя себя на его месте. Ему жалко другого, потому что он может понять его чувства. Именно благодаря ему возможны искусство и культура во всем их многообразии. Нас захватывает чтение художественной литературы именно потому, что мы можем отождествить себя с героями книг. Нас пугают фильмы ужасов по той же самой причине. Зрачки расширяются, сердце бьется сильнее даже тогда, когда мы  сидим в мягком кресле, укрывшись тёплым пледом, а герой триллера пробирается через  леденящую кровь пещеру. Трудно представить себе человека без этого чувства. Разумеется, у кого-то оно выражено сильнее, у кого-то - слабее.

Сергей Апасовотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Ответить