The Question
27 мая 18:25.
1541

Как обращаться с ксенофобами и гомофобами?

КультураСоциологияИскусство и культураОбщество
Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
5 ответов
Поделиться

Никак. 

Нельзя говорить другим людям, что им делать и как думать. Если вам позволено выражать свое мнение, то и им должно быть позволено выражать свое мнение. 

Кто-то может заблуждаться, да, бывает, при том одновременно. 

Как получить работу в международной компании? Узнать, как стать востребованным специалистомЕсли мечтаете о работе в ООНПро карьерные перспективы после магистратуры

Всё зависит от того, насколько такой человек вам близок. Если ваш родственник, старый знакомый или даже коллега по работе вдруг произнес какое-то ксенофобское высказывание, понятно, что вам в любом случае придется дальше общаться. Поэтому отнеситесь к этому, как к обычному улаживанию бытовых конфликтов. Близкого человека можно мягко переубеждать, опровергать его тезисы, объяснять другую точку зрения. Для этого, кстати, вам тоже нужны знания по теме, поэтому лучше хорошо подготовиться заранее.

Не стоит говорить «Ты фашист и придурок», лучше сказать «Я не люблю, когда оскорбляют людей другой национальности. Мне бы хотелось, чтобы близкие мне люди подумали, прежде чем говорить такое». Если человек поймет, что привычные ему высказывания неприемлемы для тебя, он может задуматься, прийти к каким-то правильным выводам.

В случае какой-то случайной встречи — в маршрутке или в очереди — всё зависит от того, насколько сильно тебя задело высказывание. Если бабушка что-то начинает говорить про «черных» — ну да, это неприятно, но за десять минут её все равно не переубедишь. Может, лучше и не спорить с ней, проигнорировать, поберечь нервы.

Если же вы столкнулись с «пропагандистом», то спорить с ним не о чем вообще. Спор — это попытка установить контакт между теми, кто хочет услышать друг друга. А уверенному в своей правоте агрессивному человеку это не надо. Единственное исключение — когда «пропагандист» как-то влияет на окружающих вас людей. Например, какой-нибудь ребенок в школе настраивает весь класс. Но в таком случае надо не с ним спорить, а остальных переубеждать.

Конечно, ты очень устаёшь от того, что миллионы людей считают тебя больной и хотят твоей смерти. И особенно тяжело говорить на такие темы с близкими людьми, потому что их мнение для тебя в любом случае важно. Поэтому ты переживаешь, когда родные думают о тебе плохо и говорят, что бисексуальность — это болезнь. И после моего каминг-аута я долго не могла общаться со своей мамой. Но через несколько месяцев я поняла, что она уже готова обсудить мою жизнь. Это очень важно, выбрать правильное время для таких разговоров. А потом надо поэтапно, очень подробно и честно всё объяснять. Даже если какие-то вещи кажутся вам простыми или понятными, их все равно надо донести до другого человека, ведь он никогда не переживал ничего подобного.

Не всё было гладко, у меня случались истерики, но в итоге мы стали ближе. Да, она до сих пор говорит, что есть «правильная ориентация» и «неправильная», но после моих рассказов она, например, стала очень сочувственно относиться к ЛГБТ-подросткам и их проблемам. И я ей очень горжусь. Но если близкий вам человек даже не хочет говорить, упирается, демонстрирует нежелание понять, мне кажется, ничего не поделаешь, надо ждать.

Но есть такие гомофобы, с которыми в принципе не о чем говорить. Они говорят, что меня надо сжечь, считают, что я не должна была родиться. Недавно человек, которого я знаю с детства, неожиданно написал в комментариях к моему посту в Facebook совершенно дикие вещи. Если бы это был кто-то незнакомый, я бы, наверное, хихикнула, забанила и забыла. Но знакомого нельзя просто послать, ведь мне больно, что он так думает. Но я понимаю, что он не хочет даже услышать меня.

Однажды после акции за права ЛГБТ я попала в один автозак с футбольным фанатом, который пришел нас бить. Я тогда была терпеливой девочкой и два часа ему объясняла, что такое любовь, что она бывает разная — какие-то такие простые вещи. Через два часа он сказал: «Оля, ты классная девчонка, но я всё равно останусь гомофобом». Я тогда думала, что это скорее позитивный результат; вдруг он задумается всё-таки. Но чаще всего это впустую, если человек не хочет слышать.

При этом я верю в силу камин-аута: когда у человека есть какая-то абстрактная ненависть, и ты вдруг ему спокойно говоришь, что объект этой ненависти стоит перед ним. Проще всего — с подростками, у которых голова не замусорена предрассудками. При этом они честнее взрослых: те придумывают для гомофобии кучу каких-то оправданий, а молодые ребята прямо говорят: «Я боюсь, что геи захотят меня трахнуть». И тогда ты им спокойно всё объясняешь про ЛГБТ, откуда что берется и как проявляется. Тогда они начинают по-другому относиться к людям. Общество ведь не гомофобно само по себе, оно становится таким от недостатка честной информации.

Показать ещё 2 ответа
Ответить