Наталия Наталия
декабрь 2015.
93696

Как относятся к немецким ветеранам Второй мировой войны в Германии?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
31
10 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Стоит сказать, что, во-первых, ветераны были "разными"; во-вторых, отношение к ним менялось со временем.

По поводу "разных" ветеранов. Дело в том, что вооруженные силы Великогерманского рейха (который сам себя никогда не называл Третьим), или Вермахт, фактически состояли из четырех составляющих - сухопутные войска, военно-морской флот, военно-воздушные силы и войска СС. Да, выделять последние в качестве самостоятельного вида вооруженных сил не совсем корректно - соединения войск СС сражались исключительно на сухопутных фронтах и находились в оперативном подчинении командования сухопутных войск. Но, тем не менее, у них был особый статус, и в мирное время они подчинялись не главному командованию сухопутных войск, а непосредственно фюреру Германского рейха и представляли собой, по замыслу создателей, "армию политических солдат для борьбы с внутренним врагом", поэтому их отдельное рассмотрение имеет смысл.

Каким было отношение к участникам войны на протяжение последних 70 лет? Это, на самом деле, очень сложный вопрос. Во-первых, все зависело от осмысления того, насколько участники войны были участниками преступлений гитлеровского режима? К примеру, военнослужащие германского Вермахта оправдывались тем, что они были просто солдатами, которые исполняли приказы своего главнокомандующего и воевали в рамках существующих конвенций и обычаев войны. Все те преступления, о которых стало известно в ходе Нюрнбергских процессов (их, помимо Международного трибунала, было еще несколько), дескать, совершались войсками СС или служащими органов безопасности, а армия не имела к ним никакого отношения; более того - солдаты и офицеры ничего не знали о творимых беззакониях. Отчасти этот аргумент работал, но при более пристальном рассмотрении становилось понятно, что это неправда. Во-первых, именно армия, в лице Генерального штаба, занималась планированием агрессивной войны (ответственность за агрессию против Норвегии лежит на командовании флота). Во-вторых, армейские командные инстанции сами были инициаторами и/или активными исполнителями различных преступных приказов вроде "приказа о подсудности на Востоке" (или "приказа о комиссарах", согласно которым комиссары, евреи-военнослужащие РККА и члены ВКБ(б) подлежали расстрелу без суда на месте). В-третьих, преступления против человечности, совершаемые органами и формированиями СС и полиции безопасности, совершались буквально на глазах военнослужащих и, очень часто, при их содействии, сопротивление же им осмеливались оказывать единицы. Все это не сразу было осмыслено, но постепенно понимание того, что армия, возможно, помимо своего желания, была соучастницей преступления режима, утвердилось.

Разумеется, особого отношения удостоились участники Сопротивления, вокруг которых возник, можно сказать, целый культ. Выражается он по-разному, от печатания тиражей марок с портретами осмелившихся выступить против Гитлера, до наименования в честь них казарм и других объектов бундесвера.

В какой-то мере подобного почета заслужили те, кто был известен своими выдающимися подвигами и при этом не были известны как фанатичные нацисты. Это знаменитые летчики, подводники, танкисты, кавалеры высших военных наград страны (ношение их было разрешено, но гамматический крест с них был удален и заменен изображением дубовых листев). Адольф Галланд, Эрих Хартман, Вальтер Крупински, Йоханнес Штайнхоф, служившие после войны в бундесвере, пользовались почетом и уважением как на родине, так и у бывших противников; вокруг некоторых погибших во время войны легендарных ее участников (к примеру, получившего прозвище "Звезда Африки" летчика Ганса Марсейля) сложилось нечто вроде посмертного почитания (о нем в 1955 году был даже снят игровой фильм). Кое-кто из них - к примеру, фрегаттен-капитан Рейнхард Хардеген или майор люфтваффе Эрих Рудорффер (222 воздушные победы), живы до сих пор и пользуются почетом и уважением граждан своих городов. Так, Хардеген более 30 лет представлял свой родной Бремен в федеральном парламенте Германии.

Особняком стоят бывшие члены войск СС. Дело в том, что СС, в отличие от армии, были признаны преступной организацией. После войны и создания ФРГ бывшие эсэсовцы стали выходить из тюрем и лагерей военнопленных и стали предпринимать попытки - организованные или не очень - реабилитироваться в глазах граждан. Аргументы у них были те же, что и у военнослужащих (см. выше) - дескать, они были "солдаты, как все остальные" (так назывались абсолютно апологетические мемуары одного из создателей войск СС Пауля Хауссера), преступления же были совершаемы либо органами безопасности, либо охраной концлагерей. Но на поверку эти аргументы не выдерживали никакой критики. Помимо того, что войска СС славились постоянными "эксцессами" при обращении с военнопленными (а это военные преступления) и гражданскими лицами, они привлекались в качестве исполнителей в ходе карательных акций против охваченных партизанским движением регионов и при "экзекуциях" еврейского населения. Добровольческие (правда, с изрядной долей условности) дивизии войск СС, набранные из европейских народов, состояли из людей, которые до этой службы состояли в различных вспомогательных формированиях, которые как минимум осуществляли репрессии против мирного населения (а в ряде случаев были прямыми исполнителями "окончательного решения еврейского вопроса"). Кроме того, охрана концлагерей, т.наз. "отряды "Мертвая голова"", была в самом начале войны включена в состав войск СС и привлекалась в качестве пополнения фронтовых частей - в особенности дивизии "Мертвая голова", но так же и других частей. Некоторые из ставших знаменитыми командиров войск СС в этом смысле в принципе не могли пользоваться этим аргументом - некоторые из них, к примеру, сопровождали рейхсфюрера СС Гиммлера в его испекционных поездках в гетто или лагеря смерти в качестве адъютантов и видели "экзекуции" собственными глазами. И, главное, с самого момента поступления в СС курсантам внушалось то, что человеческая жизнь, в т.ч. их собственная, не имеет ценности, они призваны "сеять сметь и принимать смерть"; а враги государства и расы не имеют права на жизнь.

Исходя из этого, к ним в послевоенной Германии отношение было изначально настороженное (но, разумеется, среди людей, с ностальгией вспоминавших времена гитлеровского господства, они пользовались безусловным почитанием). Так, их практически не принимали в бундесвер (кандидатом мог считаться только тот, кто не был замечен в преступлениях, денацифицирован и находился к концу войны в чине не выше СС-гауптштурмфюрера), все остальные, несмотря ни на какие награды и заслуги, рассчитывать на продолжение офицерской карьеры не могли. Но если, скажем, в первые 20 лет в отношении их действовало в общем то же правило, что и в отношении вообще гитлеровского государства и войны - да, это все было ужасно, но давайте не будем ворошить прошлое - то с конца 60 годов, особенно с началом судебных процессов против охранников концлагерей и военных преступников, а также процесса против А. Эйхмана в Иерусалиме, отношение к эсэсовским ветеранам начинает меняться, и дискурс "солдаты, как и все остальные" становится все более маргинальным. Показательной в этом смысле может быть судьба одного из наиболее известных - наверно, в силу своей арийской внешности - командиров войск СС Йоахима Пайпера. Получивший пожизненный срок в ходе скандального процесса (он проходил с многочисленными нарушениями) о массовом убийстве американских военнопленных в Мальмеди, через какое-то время он вышел на свободу, но так и не смог найти свое место в новом обществе и покинул ФРГ. Но бывали и исключения - в этом смысле уникальна судьба СС-группенфюрера Хайнца Райнефарта. До войны он был адвокатом и членом СС (но не войск СС, существовала определенная разница); участвовал как доброволец во время французской кампании (унтер-офицер сухопутных войск, заслужил Рыцарский крест) и на Восточном фронте, был ранен и демобилизован в чине лейтенанта. Затем получил повышение - благодаря своему высокому званию в общих СС, он был переведен в войска СС в генеральском звании (такая карьера - из лейтенантов в генералы) и в этом качестве был ответственен за совершение преступлений во время подавления Варшавского восстания 1944 года. Тем не менее, после войны он не только не был привлечен к ответственности (обычно преступников, "отметившихся" в Польше или Югославии, выдавали этим странам и там их ждала петля), он, спустя какое-то время стал... мэром города Вестерланд, и был им 14 лет, после чего был депутатом регионального парламента в Шлезвиг-Гольштейне. Думаю, что избрание мэром может определенным образом отражать отношение к нему граждан, но, повторюсь, случай этот был абсолютно уникален.

Видите, это довольно сложная проблема, но, надеюсь, это количество букв не утомило вас и было информативным :)

574
-11

Ребята, огромное спасибо за ответы. Все "много букв" - по делу и оч содержательно. Добавлю, что вопрос попросил задать мой 11-летний сын, который к моим ответам начинает проявлять некоторый скепсис)) и хочет найти подтверждения из более авторитетных источников. Каждый день он ждал ваших ответов и - ура! - получил их. Большое человеческое спасибо.

+77
Ответить

Я этот ресурс из-за таких ответов читаю. Спасибо - очень интересно!

+34
Ответить

Спасибо огромное!

+6
Ответить
Ещё 9 комментариев

Как книжку читала, удивилась, что ответ кончился

+19
Ответить

Спасибо за развернутый, интересный и обстоятельный ответ

+8
Ответить

Хороший интересный ответ.. Спасибо..

+5
Ответить

Отличный ответ,особенно для безработного

+3
Ответить

Сочту за особенный комплимент :)

+1
Ответить

Пройдет время и все станет на свои места.

Поледней битвы за рейхтаг ещё не было.

-12
Ответить

👏🏿👍🏿✌🏿️мир

-2
Ответить

Вода

-4
Ответить

Вода не вода, а свои полтысячи лайков этот текст имеет :)

0
Ответить
Прокомментировать

Тут вот какая штука. Солдаты и офицеры вермахта не считались военными преступниками и не подлежали суду, кроме тех случаев, когда лично ими совершались военные преступления. Потому что солдат обязан выполнять приказ. Даже если приказ этот бесчеловечный. Живут они довольно неплохо. Имеют право на пенсию (ее размер может достигать 8-9 тысяч евро) и даже на бесплатную госпитализацию несколько раз в год. Их не преследуют, не клеймят позором и не ставят им в укор службу в Вермахте. Правда, ветераны (кстати, насколько я знаю, в случае Германии "ветеран" не вполне корректное слово) стараются не афишировать тот факт, что участвовали во Второй мировой. Причины, думаю, понятны.

Alexey Durnovoотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
80
-1

8-9 тысяч евро в месяц или в год пенсия, вы написали?

0
Ответить

В месяц.

0
Ответить

Пруфом на счет того, что за ветеранскую выслугу в годы ВМВ 8-9К евро дают было бы интересно глянуть.

0
Ответить
Ещё 1 комментарий

Может достигать, Гугл говорит что от тысячи до восьми, в зависимости от звания, наличия ранений, пребывания в плену и т.д.

0
Ответить
Прокомментировать

Думаю, нормально относятся, по крайней мере лучше, чем на всем постсоветском пространстве, где жилье дают за год-два до смерти и вспоминают на 9 мая

38
-8

Вместо думанья и печатанья всякой ерунды, съездите в Германию и сами посмотрите, чтобы не городить глупости. Видимо вам невдомек, что ветеранство в вермахте абсолютно НИЧЕГО этим товарищам не даёт. Ни в моральном, ни в материальном плане. И уж точно их не чествуют и не почитают так как ветеранов в России.

0
Ответить
Прокомментировать

По свидетельству врача, практикующего в России и в Германии, немецкие участники ВМВ значительно здоровее и бодрее наших солдат-победителей. Так что относятся к ним неплохо и жизнь у них легче.

33
-3
Прокомментировать

По личному опыту: беседовал с пожилым немцем в Гамбурге в группе других немцев разных возрастов. Он долго, спокойно и с юмором рассказывал, как будучи унтер-офицером танковой дивизии СС "Нордланд" в апреле 1945 г. защищал Берлин, потом они с его батальоном передислоцировались в северные пригороды, там какой-то местный комендант арестовал у них двоих офицеров за что-то, и их подполковник взял и повесил всю комендатуру на воротах, потому что эсесовцев простые пластуны не имеют права арестовывать. А потом выстроил танки и с развернутыми знаменами строем поехал сдаваться американцам. Ну этот старик отсидел в лагере, потом оказался в советской зоне, бежал в ФРГ и там стал обычным инженером. Никто ему никогда в лицо не тыкал прошлым, потому что при всей ненависти к фашистам при них жили все и все в основном всё про всех понимали. Старик был танкистом, мирное население не вешал, евреев не жег, воевал и воевал себе, как умел. Надо сказать, вся группа эта была масонской ложей. Масонов гитлеровцы переморили в лагерях почти всех во всей Европе - около 70%. И при этом его туда все равно приняли в 1950-е, когда попросился. У немцев очень сложный и трогательный менталитет во всем, что касается нацистского времени: очень много ненависти и стыда, но и очень много сочувствия "простым людям" и понимания, как трудно жить в дерьме и не замараться.

Евгений Кузьмишинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
20
-1
Прокомментировать
Читать ещё 5 ответов
Ответить