The Question
май 2015.
3703

Какой был расклад сил в российских медиа в 90-ые? Кто за кого был?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
8
2 ответа
Поделиться

Начало 90-х — это агония перестройки: первичное накопление разбойничьего капитала, период приватизации и распад достаточно демократичной советской системы, созданной последними годами перестройки. Из этой агонии в новое пространство перешагнули только несколько политических СМИ: «Независимая газета», «Коммерсантъ», «Эхо Москвы», «День» («Завтра»). Это были СМИ нового типа, новый бренд. Они были лидерами демократических медиа. Они доказали, что концепции их были правильными тем, что их голоса до сих пор звучат, вот уже 25 лет. «МК» и «КП» — я опускаю, это был совок, адаптировавшийся на потребу толпы. К тому же это были коммерческие проекты. В основном медиа в 90-е не были бизнесом. Они были затратными и воспринимались людьми как оружие. «Коммерсантъ» больше пошёл по пути бизнеса. Он с самого начала выстраивал себя как бизнес, успешный бизнес.

На телевизионном рынке главную роль играло НТВ. Абсолютно новый, независимый продукт — новое телевидение. Когда в период приватизации и залоговых аукционов медиа стали инструментом борьбы, к ним стали присматриваться сильные мира 90-х: Березовский, Гусинский, Смоленский, Ходорковский, Чубайс. Все эти люди влияли на СМИ, но основными медиапакетами владели Березовский и Смоленский. И в какой-то момент Борис Абрамович стал королем медиа. На фоне выборов 96-го и чеченской компании сложились достаточно мощные медиа группировки. Были ещё СМИ, созданные с подачи Лужкова, но они оставались незаметными. Туда приглашались не яркие журналисты с оригинальным взглядом, а те, кто вписывался в систему московского правительства при Лужкове.

Я 10 лет жизни отдал «Независимой газете». Она создавалась на деньги акционеров, при активном участии Гавриилы Попова. У нас работали люди с разными взглядами. У газеты был принцип: без гнева и пристрастия — публиковалось всё, что угодно. Она была независимой и в октябре 93-го года вышла с белыми полосами, когда то ли Чубайс, то ли Бурбулис попробовали вмешаться. Денег было мало, но работать было интересно. Потом «Независимую» в трудную минуту купил Березовский. Он воспринимал её как серьёзный ресурс влияния на элиты.

Была ещё «Новая газета», которая, можно сказать, началась в конце 90-х. Это бывшая группа из советской «Комсомольской правды», которая попыталась создать принципиально новую газету, и у них это получилось.

В общем СМИ с перестроечным духом свободы постепенно превращался в инструмент борьбы между олигархическими группировками за доступ к телу и ресурсам. Журналистов постепенно выбивали.

Всем журналистам собственники фактически говорили: «Вы либо бойцы в нашей невидимой войне, либо идите сами себе зарабатывайте». Отсутствие в России СМИ как бизнеса приводило к тому, что за их спинами всегда стояли олигархи.

Федеральные телеканалы я не обсуждаю. Это не СМИ — это оружие массового поражения. И то, что делал тогда Доренко — он пропагандист, а не журналист.

К началу 2000-х оформился устойчивый круг правящих элит, связанных с государством, а не с деньгами. Олигархи изначально были связаны с деньгами и пытали управлять госинститутами, опираясь на свои состояния. Но сложился другой тип элит: люди, которые сначала опирались на институты, а уже потом протягивали руку к деньгам. В конфликте, который шёл между олигархией и бюрократией, победила бюрократия. Поэтому поменялись правила игры, тип собственности. Я не вижу большой разницы между принадлежностью медиаресурса Березовскому или Гусинскому и принадлежностью Ковальчукам. Разница только в том, что Березовский, Гусинский были люди веселые (Гусинский больше, Березовский — меньше). Они допускали больше свободы. А сейчас подход жестче. Да и времена другие. Стоимость вопроса власти возросла. Страна стала богаче. Ошибка олигархов была в том, что они с абсолютным презрением относились к государству. Государство всегда побеждает капитал. Как правило, институциональная форма может сослаться на некий авторитет закона в конфликте с олигархическими деньгами.

20
Прокомментировать

В 1994 году я начал выпускать «Лимонку» — это была самая живая и бешеная газета из всех, которые были в то время. А вообще, как и сейчас, было много антирусской прессы. Просто тогда не было конфликта на Украине и тысяч трупов, поэтому это не было так заметно. Журналист — вообще профессия либеральная, поэтому либеральные СМИ, как и сейчас, доминировали. Даже те, кто сейчас стали провластными и работают на федеральных каналах, все равно остаются либералами.

Что касается телевидения, то формат это скучный и условный, в девяностые смотреть было не сильно интереснее, чем сейчас. Я мало могу сказать про свободу на телевидении девяностых, потому что меня не баловали приглашениями в передачи. В последние пару лет этот негласный запрет сняли, но я сам с декабря принял решение не появляться на ТВ — гнилой и скучный формат.

-5
Прокомментировать
Ответить