Anahit Antonyan
декабрь 2015.
1404

Почему интеллигенция в России исторически в большинстве своем находится в оппозиции? Или утверждение неверно?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
10
5 ответов
Поделиться

Ох, тяжелый вопрос. Но скорее всего, вы, задавая его, и не надеялись на простой диагноз в духе: виновата власть, виновата сама интеллигенция или виноват народ? Мой взгляд на эту проблему сформировался благодаря философии Грамши, разрешите вкратце ее вам напомнить.

Упрощая, общество можно разделить на три условные группы: власть, интеллигенция и народ. Функцией интеллигенции является произведение смыслов. Не альтернативных или провластных, а вообще произведение смыслов: интеллигенция анализирует, осмысляет, синтезирует, производит эти смыслы - и это ее органическая функция, она это делает не по указке. Касательно народа: народ действительно глуповат, более того, он легко манипулируем. Вся информация, которую народ получает, приходит к нему уже если не готовой, то в виде полуфабриката, готового для потребления, где роль фасовщика выполнила интеллигенция. Интеллигенция пишет учебники по истории, она же нас воспитывает, она учит нас всех думать, она пишет статьи в газетах, которые мы читаем, она выступает на телевидении, которое мы смотрим, она отвечает на The Question, и она единственная, кто помимо родителей, растит наших детей. Говоря про власть, многие вспоминают о ней лишь как о монополисте права на насилие, что неверно. Власть господствующего класса держится не только на насилии, но и на согласии. Механизм власти - не только принуждение, но и убеждение. Владение собственностью как экономической основой власти недостаточно - господство собственников тем самым автоматически не гарантируется и стабильная власть не обеспечивается. Таким образом, государство, какой бы класс ни был господствующим, стоит на двух китах - силе и согласии. Положение, при котором достигнут достаточный уровень согласия, Грамши называет гегемони­ей (к похожим мыслям совершенно независимо пришел и Хайдеггер). Согласно Грамши, функция поддержки гегемонии (господства определенного класса не только путем доминирования, но и путем идеологического лидерства) отведена «органическим интеллектуалам», при этом тонкий слой интеллигенции является своеобразной смазкой между властью и народом.

Теперь, когда стало более ясно, каково положение интеллигенции в обществе и каковы ее функции, можно перейти к рассмотрению истории и непосредственному ответу на ваш вопрос. Не могу сказать, что оппозиция интеллигенции к власти весьма распространена в истории, но оторванность основной массы интеллигенции от правя­щего класса характерна не только для России, это наблюдалось также и в Древнем Риме. После падения империи это еще раз возникает и в среде германских захватчиков, в дальнейшем это отразится в развитии католицизма и появлении церковных организаций, полностью контролировавших культурную жизнь. В Италии и Германии (центр Священной Римской империи), которые были центрами универсалистских институтов и наднациональной идеологии, это привело к тому, что интеллигенция практически не концентрировалась на национальных проблемах, вследствие чего эти страны вплоть до XIX века были раздроблены.

Русский интеллигент, в отличие от французского или британского, легче отказывается от национальной принадлежности, считая ее каким-то пережитком прошлого, этим обусловлено и появление русского космизма, когда человек считается "гражданином мира". Однако оборотной стороной отказа от национальной принадлежности является пренебрежение и отсутствие ощущения связи с российской общей для нас всех историей, а в некоторых случаях - откровенное злорадство над неудачами России, и даже убежденность, что «если б провалилась Россия, то не было бы никакого ни убытка, ни волнения в человечестве» (если что, это сказал Тургенев!). Вы не представляете, как много есть русских эмигрантов, с ехидством интересующихся, не стреляют ли еще на улицах и с воодушевлением расспрашивающих о бесправии и деспотизме в современной России. Впрочем, не могу не отметить, что и те русские интеллектуалы, мнение и поступки которых мне интересны и чьи высказывания в публичном поле я отслеживаю, если не живут сейчас, то долгое время время проживали за границей. По всей видимости, это им дало чувство перспективы и способность смотреть на ту же страну совершенно другим взглядом. Как не вспомнить есенинские строчки:

  • Лицом к лицу
  • Лица не увидать.
  • Большое видится на расстояньи.
  • Когда кипит морская гладь
  • Корабль в плачевном состояньи.

В конце концов, есть и совершенно необычный вид людей, те, кто говорят, что любят Россию, но помимо своей воли ее, Россию, ненавидящих. Об этом, возможно чересчур резко и в чем-то неверно, но высказывался Достоевский: 

«Но вот что я заметил: все эти либералишки и прогрессисты, преимущественно школы еще Белинского, ругать Россию находят первым своим удовольствием и удовлетворением. Разница в том, что последователи Чернышевского просто ругают Россию и откровенно желают ей провалиться (преимущественно провалиться!). Эти же, отпрыски Белинского, прибавляют, что они любят Россию. А между тем не только всё, что есть в России чуть-чуть самобытного, им ненавистно, так что они его отрицают и тотчас же с наслаждением обращают в карикатуру, но что если б действительно представить им наконец факт, который бы уж нельзя опровергнуть или в карикатуре испортить, а с которым надо непременно согласиться, то, мне кажется, они бы были до муки, до боли, до отчаяния несчастны».

Здесь следует уточнить, что, разумеется, интеллигенция в других странах также не всегда занимает провластную позицию и подвергают власть острой критике, но есть и различия. Первое: там интеллигенция является частью системы, возможно, сегодня они не во власти, но, вполне возможно, завтра они смогут ею стать. Наша интеллигенция практически не ставит такой задачи, они не хотят быть в системе (разговаривая с экономисткой из РЭШ и преподающей сейчас в госуниверситете, я от нее услышал, что для нее нет такого понятия, как системный либерал, а есть либерал, который хочет кушать. То есть для нее Кудрин, Познер, Капков суть политические проститутки. Ну ок). Второе: то, чего я уже коснулся - это национальная составляющая. Как говорил тот же Достоевский: "Француз прежде всего француз, а англичанин — англичанин, и быть самими собою их высшая цель. Мало того: это-то и их сила."

Как видите, ответ непростой, и даже может показаться, что виновата во всем интеллигенция. Но это было бы не совсем верно, вина власти не меньше: ведь это она сузила возможности интеллигенции участвовать и влиять на процесс принятия решений (власть считает интеллигенцию недоговороспособной, и в чем-то, по-видимому, права). При этом власть практически лишена широкой поддержки интеллигенции по воздействию на народ, и поэтому начинает подменять органические функции интеллигенции, обращаясь к народу напрямую и пытается ее объединить, используя те средства, которые ей кажутся наиболее удобными: внешний враг и единение перед его лицом, гордость за победы и в то же время великие испытания прошлого, например, День Победы, милитаризация. Интеллигенции, которая не создает альтернативных&объединяющих нацию смыслов, достаются только комментирующие функции, и за пределы высмеивания они не выходят (в День Победы вся интеллигенция обсуждала, что танк Армата заглох. WTF? Как насчет попытки осмыслить глубже?).

Подытоживая: пока что российское общество напоминает несчастную семью, где папа-власть не любит и немного поколачивает маму-интеллигенцию, мама-интеллигенция огрызается и по ночам рассказывает сыну-народу какой папа плохой и как было бы хорошо без него. Но так как в этой семье это уже не первый папа, а такая ситуация все повторяется и повторяется, то сын матери не верит. При этом развестись не получается, хотя какая-то часть мамы и пытается уехать: называется это "утечкой мозгов" ;) Это плохо, потому что с одной стороны, мама становится глупее, с другой - папа злится, так как мама без мозгов все хуже и хуже помогает ему по хозяйству. Папа ищет поддержки в сыне, водит его на парады и катает на самолете. Сыну нравится, но мама его за это называет ватником, отстраняется от него и практически не занимается его воспитанием, но при случае пытается настроить против отца.

Вот такая семейка ¯\_(ツ)_/¯

20

Не знаю, почему ваш замечательный ответ так заминусован

0
Ответить

Сам не знаю, всего два часа назад было +2 :)

0
Ответить

Тут ходят легенды о модераторах, чей голос стоит несколько голосов обычных пользователей, может в этом дело?

0
Ответить
Ещё 2 комментария

Вообще говоря, да, подходит. У модераторов голос +5, с вашим плюсом у меня было бы +3, сейчас -2. Осталось только узнать, что за модератор жестит ;)

+2
Ответить

Автор вопроса оставил всем отвечающим прекрасную возможность согласиться с тем, что противостояние власти и интеллигенции есть миф. Но, кажется, никто не захотел ею воспользоваться. На самом деле у нас нет точных данных относительно того, какая часть интеллигенции поддерживает (всегда поддерживала) элиту - большая или меньшая. У нас нет даже современного представления о том, что есть интеллигенция. Обычно мы воображаем себе интеллигента эпохи Некрасова и ничтоже сумняшеся переносим его образ в нашу реальность.

-1
Ответить
Прокомментировать

Во-первых, надо иметь в виду, что интеллигенция это особенная Российская особенность. Ни в Англии, ни в США, ни во Франции, нигде интеллигенции нет. Есть интеллектуалы, но это другое. Интеллигенция появилась в результате изменений рубежа веков, когда с одной стороны стране нужны были специалисты, инженеры и учителя, а с другой власть не готова была допускать даже представительство этих людей в управлении страной. Как результат возникла уникальная внесословна группа, пользовавшаяся влиянием на умы общества, но отторгаемая властью - интеллигенция.

0
Прокомментировать

Потому что в России (кстати, это явление уникальное- больше нигде нет группки людей, которая считала бы что она одна единственная озабоченна судьбой отечества или является носителем общественной совести) интеллигенция определяется через противостояние “кровавому режиму” и наличием знания о том “как обустроить Россию”.

Во всем мире есть интеллектуалы, то есть люди умственного труда, но нигде нет такого одностороннего высокомерного, в высшей степени мессианского, разделения на “народ”, который, конечно, туповат, но все таки чист сердцем; “власть”, которая по определению анти-народна и “интеллигенцию”, которая “я взглянул окрест меня -- душа моя страданиями человечества уязвленна стала”.

-6
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить