The Question
21 июля 01:25.
6903

В чем схожесть и отличия Чеченской войны и войны на Донбассе?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
15
5 ответов
Поделиться

С началом войны в Донбассе многие наблюдатели начали проводить естественные параллели между Чеченской войной и нынешними событиями на Украине. Действительно, можно выделить некоторые общие черты этих конфликтов.

Сходство:

1. Одна из очевидных параллелей состоит в том, что и в Чечне, и в Донбассе произошло вооруженное восстание населения. В обоих случаях государство не могло не отреагировать. Говоря и о Чечне, и о России мы можем утверждать, что ни Россия в 90-е годы, ни Украина в 2014-м не могли поступиться частью территории и считать себя дееспособным государством. Таким образом, логика в действиях государства в обоих случаях имелась.

2. Однако в обоих случаях у государственных мужей не хватило искусства и силы воли договориться до начала боевых действий миром и найти какой бы то ни было компромисс. В случае с Чечней переговоры с режимом Дудаева велись, но не дали результатов, в случае с Донбассом изначально никто не собирался вести переговоры (позднейшие попытки заключить перемирие результатов не дали).

3. Также сходна логика развертывания конфликта. Как в Чечне, так и в Донбассе отдельные лидеры создавали свои автономные формирования, самостоятельно приискивая деньги, оружие и людей. И там, и там события включали первоначально малокровный перехват управления, захват административных зданий, силовых структур и военных складов. И там, и там можно было наблюдать период (в Чечне длительный, в Донбассе краткий) перехода от мира к войне, когда боевые действия еще не велись или велись с оглядкой, при относительно низких людских потерях сторон. Кстати, в обоих случаях государство первоначально пыталось действовать через некие иррегулярные части: Россия посредством чеченской оппозиции, Украина — силами добровольческих подразделений вроде отряда «Днепр», и войска приняли участие в войне после того, как эти отряды не справились с подавлением волнений.

Между тем, в ходе и логике развития конфликтов прослеживаются существенные различия:

1. Первое отличие, бросающееся в глаза — критичный для повстанцев уровень поддержки извне. Поддержка Донбасса – организационная, дипломатическая, а также специалистами, оружием и боевой техникой со стороны РФ осуществляется в таком объеме, какого в случае с Чечней не было и близко. Эта помощь сама по себе приводит к следующей особенности войны в Донбассе:

2. Более «классический» характер боевых действий. Чечня была войной в первую очередь партизанской, большую часть времени боевики действовали из засад летучими отрядами, вели минную и террористическую войну. В Донбассе повстанцы могут воевать крупными войсковыми группировками, создавая классическую линию фронта, пусть и невысокой плотности. В этом аспекте война напоминает скорее крупные конфликты на руинах Югославии. Впрочем, от Югославии (как и от Чечни) Донбасс отделяет один, пусть это неожиданно прозвучит, позитивный момент.

3. Самое, как ни странно, отрадное отличие Донбасса от Чечни – это меньший уровень ожесточения сторон. При том, что в Донбассе боевые действия происходят на большей площади и затрагивают вшестеро большее население, общие потери гражданских лиц ниже чеченского уровня. Со своей стороны, донбасские повстанцы не прибегают к типичным для чеченских боевиков методам вроде массовых захватов заложников или этнических чисток. Отчасти это результат еще одного ключевого отличия Донбасса от Чечни, а именно:

4. Состав участников. Несмотря на более активное внешнее вмешательство, Донбасс имеет куда больше признаков гражданской войны, чем Чечня. Брат на брата в Донбассе идет зачастую в буквальном смысле, известны случаи, когда один родственник воюет в ополчении, а другой, например, в нацгвардии. В Донбассе воюют люди одного языка и веры, разделить их по этническому принципу невозможно. По обе стороны баррикад находятся и русские, и украинцы, и люди смешанного происхождения. И это самое, на мой взгляд, печальное отличие войны в Донбассе от Чечни.

5. Наконец, важнейшая разница имеется в целях войны. Чечня была войной за полностью отдельный от кого бы то ни было проект национального чеченского, позднее исламского государства. В случае же с Донбассом говорить о сепаратизме в принципе неправильно, поскольку требования больших полномочий непризнанным республикам или независимости быстро уступили требованиям так или иначе воссоединения с Россией. Таким образом, Донбасс — это не столько сепаратизм, сколько ирредента, «движение присоединения». Как к нему ни относись, мало кто из донбасских повстанцев изначально выступал за независимое государство в Донбассе. А вот настроения в пользу России первоначально были сильны, и более того, отсутствие фактора России делает восстание во многом бессмысленным. Чеченцы рассматривали себя как полностью обособленную часть мира. В Донбассе воспринимают себя как русских, и их самоидентификация как части большого народа стала одним из ключевых факторов, необходимых для восстания.

Во-первых, давайте не забывать, что войн в Чечне было две, и первую войну федеральная власть проиграла. Именно с первой и стоит сравнивать. Многое уже написано предыдущими комментаторами, от себя добавлю несколько забытых ими моментов:

1. Неверно говорить, что дудаевцы не получали помощи из-за рубежа: их спонсировали богатые арабские страны. Кроме того, как уголь на Донбассе, в Чечне добывалась незаконная нефть.

2. Сходство дудаевцев со стрелковцами имеется. По факту и Дудаев, и Масхадов были гражданами других государств (Латвии и Эстонии), и Масхадов не жил в Чечне ни единого дня в своей жизни, а Дудаев жил только полгода в выпускном классе школы, да и то сбежал и больше не возвращался.

3. Есть сходство и в плане реакции местных жителей. Вдохновленные тем, как страны Запада приняли «независимость» бывших республик, многие активисты в Грозном надеялись на похожее отношение. Это прямая параллель с крымским референдумом и реакцией Донбасса. Отличие в том, что Запад в обоих случаях занял антироссийскую позицию.

4. Добровольцы: по словам Корчинского, УНА-УНСО отправила в чужую страну убивать её граждан около 10 тысяч добровольцев. Все они не были осуждены у себя дома, эта партия избиралась в Раду, многие из украинских террористов-наёмников стали потом героями майдана.

5. Но было и отличие: Дудаев создал централизованную армию, которая потом распалась на бандформирования с полевыми командирами. На Донбассе наоборот, возникло несколько самостоятельных центров (поэтому, кстати, несостоятельны претензии к РФ относительно Стрелкова — и Горловка, и Луганск, да и сам Донецк вооружились и окопались без его участия). И только теперь эти центры начинают подчиняться единому командованию.

6. Также есть отличие и в отношении мирного населения. Ельцинские генералы устроили настоящую бойню, настроив против себя массы людей. Украинские военачальники учитывают этот опыт (к сожалению, это не весь опыт, который стоило бы учесть).

7. Пожалуй, главное отличие — это отношение простых граждан. Жители России всех национальностей не поддерживали эту войну, отказывались идти в армию, журналисты освещали всю бесперспективность этой взаимной бойни. Лидеры мнений требовали «санитарного кордона», требовали предоставить чеченцам независимость, и простые люди готовы были на это пойти (позднее теракты качнули общественное мнение обратно, но это было уже после). Такого, чтобы матери сами собирали своим детям деньги на бронежилеты, «иди, сынок, убивай на здоровье», чтобы девушки собирали средства на кровь и смерть, чтобы в ответ на трагедии в чеченских сёлах люди рисовали «смешные» картинки в интернете — об этом невозможно было даже подумать. Главным настроением было «покончить с этой войной как можно скорее». И генерал Лебедь, получивший массу критики от радикальных движений за подписание хасав-юртовских соглашений, имел, тем не менее, огромный рейтинг и был главной картой на втором туре президентских выборов. Вот здесь, пожалуй, коренное отличие.

Алексей Траньковотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии

Однобокий анализ у предыдущих комментаторов.

Первое и важное отличие:

Ингушеты (чеченцы) выступали за самоидентификацию в рамках своей страны. У этих народов есть свои этнические отличия: язык, история, культура. Эта война была за независимость. В Донбассе этнический состав: украинцы, россияне, татары и греки. До заселения этих земель россиянами в советском союзе, эта часть была украиноязычной, со своим Украинским национальным кодом. Россияне заселяли большие города, такие как Донецк, Луганск, Славянск и из., но в периферии Украинское население так и осталось в преимуществе. Поэтому говорить о "воссоединении" Донбасса с Россией не корректно. А учитывая присутствие значительных накоплений войск с Российским гражданством с оружием Российского происхождения на территории Донецкой и Дуганской областей, эта война приобретает очертания не гражданской, а захватнической. И та называемые сепаратисты в данном случае выступают коллаборационистами агрессора, а не народом стремящимся к самоопределению. Это все равно, что называть Великую Отечественную - гражданской в столкновениях красной армии и РОА.

В войне на Донбассе украинская армия не применяет авиаудары, поэтому численность жертв среди гражданского населения разнится в тысячи.

После занятия сел украинскими войсками, местное население не оказывает сопротивления, а спустя время начинает поддерживать. На подконтрольных ВСУ территориях нет партизанского движения, а это реальный индикатор того, как к армии относятся жители. (Не говорите глупостей про Национальную гвардию, это некомпетентность в вопросе, они стоят в глубоком тылу и в военных операциях принимают участие очень редко, воюют добровольцы и ВСУ). На территории неподконтрольной Украине партизанское движение есть, к тому же было много случаев, когда цивильные помогали Украинским войскам. Самый большой пример это илловайский котёл, тогда многим Украинским солдатам спасли жизни именно местные (кого спрятали у себя, кому дали гражданскую одежду). В Чечне местное население поддерживало повстанцев.

В войне на Донбассе активнее используется информационная война. Настоящие бои ведутся не только на полях, но и в социальных сетях. Там же часто сливаются позиции и одно селфи или указанная геолокация может стоить жизней солдат с обеих сторон.

Показать ещё 2 ответа
Ответить