Каково было учиться в советской школе?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
44
19 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Каково было учиться в советской школе?

Школы бывают разные. Я учился в очень хорошей, хоть это и было в очень плохие времена. Я пошел в школу в 1971 году, называлась она тогда 75-я французская, а сейчас у нее номер 1265.

У школы была концепция, но это я сейчас так формулирую, а тогда таких терминов вообще не было. Эта концепция шла, насколько я понимаю, от ее первого директора Сергея Григорьевича Амирджанова. Я застал последний год его работы.

Это был огромный усатый человек в костюме. Каждое утро с восьми до половины девятого, когда дети входили в школу, он стоял у своего кабинета на первом этаже, и все мы проходили мимо него. У меня сжималось сердце, я боялся, что он может выхватить меня из потока и сожрать. Думаю, многие дети испытывали то же чувство. Мы тогда не могли сообразить, что стоял он не ради пожирания младенцев. Просто он считал, что должен приходить в заведение раньше всех и что каждый, в том числе и первоклассник, должен иметь возможность убедиться в этом лично. Заодно он показывал учителям, что детей здесь надо уважать: если уж директор ежедневно стоит перед ними навытяжку, то и преподавателям не следует пренебрежительно к ним относиться.

Сергей Григорьевич рано умер, но учителя, которых он набрал, продолжали работать, и концепция оставалась неизменной.

Я очень нежно к школе отношусь, проводил там огромное количество времени. Дома тебе объясняют, что хорошо, а что плохо, в школе же демонстрируют конкретные примеры поведения. Все эти женщины, которые там вожжались с нами, детьми, бесконечно воспитывали нас своим положительным и отрицательным примером. Со всеми учителями у меня были какие-то особые отношения -- плохие или хорошие, но искренние и живые.

Классная руководительница и через тридцать лет после окончания школы оставалась для меня родным человеком. Полтора года назад она умерла.

Учительница математики ставила спектакли. Она оставалась после уроков и репетировала с нами до самого вечера месяцами – где тут советская власть?

Было и другое, конечно.

Допустим, в пятом классе на ботанике я о чем-то заспорил с учительницей. В пылу она сказала: «Ковальский, ты цинист!» -- в смысле циник. И я предложил ей на следующее занятие принести словарь, чтобы подучить русский язык. У нас была вражда всю нашу жизнь. Я окончил школу, потом в ней учился мой брат – у учительницы была вражда с ним, потом я отдал в школу дочь – и у нее были сложности с этой учительницей. Мы замирились с ней всего несколько лет назад, встретились на улице и уже по-доброму разговаривали – всего-то 35 лет прошло с того самого «циниста».

Учительница пения когда-то в ярости кричала: «Как ты смеешь смотреть мне в глаза?» Сейчас она совсем старушка, я иногда встречаю ее на улице и говорю: «Здравствуйте, Зоя Петровна!» Она здоровается в ответ. Я вижу, что она меня не узнает, но ей приятно, что узнают ее.

Году, наверное, в 1976-м, в самый разгар еврейской темы в стране, мы проходили по русскому степени сравнения прилагательных. Я не удержался и для прилагательного «жидкий» предложил форму «жидее». В 12 лет шутка казалась мне просто гениальной, но меня выгнали из класса. А спустя два года школьная буфетчица уже не в шутку назвала меня жидовской мордой, и я замахнулся на нее табуреткой. Буфетчица пожаловалась, было разбирательство, и директриса, которая меня очень недолюбливала за мое разнообразное поведение, вынесла мне выговор, который ничего не значил, и даже не вызвала родителей. А буфетчицу уволила – вот вам и советская власть.

Нет, советская власть в школе, конечно, была. Но она была просто обозначена. Были какие-то комсомольские собрания (которые прошли мимо меня, поскольку я вступил в эту преступную организацию в самом конце десятого класса, за два месяца до поступления в МГУ), портреты Ленина и прочая хрень из этого набора. На детей, конечно, орали, как везде орали и орут до сих пор, но никого никогда не добивали и не дожимали до конца. Дети, как я уже говорил, были главными клиентами в школе. Этим она принципиально отличалась от обычных советских организаций, где все строилось под начальство, а люди, которых вроде как надо обслуживать, воспринимались как досадная помеха.

Мне было с чем сравнить мою школу: в 1986—1988-м я сам работал учителем (без особого успеха, надо признаться). Это был уже почти конец советской власти, но в тех двух школах, где я преподавал, она больше чувствовалась. В одной был просто сплошной коммунизм и прославление последней речи товарища Горбачева, в другой ко мне все время приставали, чтобы я принес из МГУ комсомольский билет и встал на комсомольский учет. Помню, меня глубоко потряс огромный плакат, исполненный учительской рукой и прикрепленный над доской в кабинете для младших классов. Дети каждый день смотрели на него по несколько часов, и, очевидно, запомнили содержание на всю жизнь. Содержание было такое: «Существительное – предмет. Глагол – действие. Предлог – маленькое слово». У нас в школе, я уверен, такая малограмотная херня если и могла появиться, то и два дня бы не провисела.

168
-5
Прокомментировать

Это было и хорошо и плохо. Я любила школу. У нас были хорошие учителя, они нас любили. Хотя иногда были пристрастны. Сейчас я понимаю, что все было идеологизировано с первого до последнего дня. Я поступила в 107 школу в Ташкенте в 1963 году. У нас был первый и последний букварь с портретом Хрущева. В 1964 г дети получили спешно отпечатанный букварь без Никиты Сергеевича, отправленного на заслуженный отдых. В школе всегда пахло мастикой для натирки полов, пирожками из буфета и немного табаком из мальчиковых туалетов.

Очень много было маршировок, сборов, собраний. По весне к празднику Победы каждый год проходил смотр строевой песни. Мы маршировали часами по ташкентской жаре и пели "Не плачь, девчонка".

Строго следили за одеждой. Мальчиков заставляли стричься, девочек ругали за короткие юбки, но мы носили всё равно.

Одного мальчика хотели исключить из комсомола за то, что он приколол рядом с комсомольским значком значок с американской выставки.

Но несмотря на все запреты и песни о Родине , мы слушали "Pink Floyd " "Deep Purple" , курили и рассказывали анекдоты про КПСС.

119
-4
Прокомментировать

По разному было. Уровень большинства предметов был достаточно высок, в то же время программа была заполнена и всякой лабудой типа Истории КПСС, при том, что мировая история тихо сползала на нет примерно к 19 веку. Очень большое внимание уделялось точным наукам (на уровне, когда половина класса не могла осилить материал, совершенно не представляя, для чего он мог бы понадобиться в жизни), в то же время слишком мало времени уделялось иностранным языкам, современной и особенно зарубежной литературе. По всем предметам без исключения - был полный отрыв от реальной жизни.

В общем, как сказал мой сын (закончивший, правда не советскую школу) - "Я ничего не знаю о том, как мне искать работу, финансировать жилье, какие страховки мне нужны и как их заключать. Зато я могу разобрать стихотворение. На четырех языках."

84
-14

такое ощущение ,что люди учились в другом мире.не было в школе лекций по истории партии.,и мировая история изучалась в полном объёме.а реалии жизни и сейчас не преподаются,а приходят с опытом в этой жизни .ребята хватит чернить тот школьный период и строить из себя борцов с системой

+1
Ответить

Мы, похоже, действительно жили в разных мирах. Вы действительно считаете, что курс истории СССР хоть на запятую отличался от курса истории КПСС?

-2
Ответить
Прокомментировать

В школу я пошла в 1963 году. И да, сначала карандашиком палочки писала, потом нам перьевые ручки разрешили. Те самые, с чернильницами-непроливайками. В обычных тетрадках за 2 копейки чернила расплывались, а "лощеные" (как мы их тогда называли), были редки. На обладателей "лощеных" тетрадок смотрели с завистью. Автоматические ручки нам разрешили класса так с пятого. Шариковые - только в 9-м. Но только не на уроках русского и литературы. И выпускные экзамены (впрочем, как и вступительные) писать можно было только чернильными ручками.

В общем, я, пишущая данный пост, тыкая пальцем в буковки на планшете, похоже, все этапы обучения прошла.

А по существу вопроса мне мало что сказать, на самом деле. Ведь никакой другой школы мы в те времена себе и представить не могли. Школа она и была школой. 10 лет, хочешь-не хочешь, а отдай. Так полагалось.

Коричневые платьица, белые воротнички и манжеты. Повседневный чёрный фартук и праздничный - белый.

Октябрятский значок в начальной школе, пионерский галстук с 5-го класса. В 14 лет его, наконец, можно было снять и сменить на комсомольский значок.

Все было полностью заформализовано. Но нам, думаю, это нисколько не мешало жить той же обычной детской, а потом тинейджеровской, жизнью, как и современным школьникам. Дружбы, обиды, влюбленности, разборки между собой и учителями.

В общем, в 1973 году я с большим облегчением из школы ушла (правда, с золотой медалью, но я в этом не виновата:-) ) и уехала в Москву в Меделеевку.

И не скажу, что с тоской вспоминаю "школьные годы". Ну, были и были.

56
-4
Прокомментировать

Я учился в 80-х. На одну гениальную и любящую свое дело учительницу, которая в 1-м классе устраивала вечера чтения поэзии при свечах, приходились десятки злобных мегер. Общей проблемой было отсутствие уважения к ребенку: любимчиков хвалили, не стесняясь ревности других детей, отстающих распекали, опять же, в присутствии остальных учеников.

Точные науки преподавались обстоятельно, но учебники были скучнейшие. Английский вне спецшкол преподавался плохо, оттарабанил "ай эм, ю ар, хи из, ши из" или запомнил спряжение неправильного глагола, и пятерка гарантирована, на живой язык и умение вести беседу упор не ставился. Уроки русской литературы вызывали скуку, учебник украинской литературы, казалось, специально был составлен таким образом, чтобы привить отвращение к предмету (там были, например, бредовые стихи Тычины про "На майданi коло церкви революцiя iде").

Индоктринации хватало. Пионерские мероприятия, любимый Ильич, проклятые капиталисты. Проводились политинформации, завуч - как сейчас помню - лично пришел, чтобы рассказать нам о предателе Савелии Крамарове. Году в 1986-м, когда одноклассница эмигрировала в США, учительница английского дошла до ее фамилии в журнале и практически выкрикнула: "Я не произнесу имя этой... этой, которая предала Родину".

Главной проблемой была разношерстность учеников. Это не лицей и не спецшкола, куда по определению идут дети с данными выше среднего. В классе могли учиться очкарики-интеллигенты и шпана с раёна, которая их терроризировала.

30
-4

"шпана с раЁна" специально написано?Если "да",то надо бы пометить ,а то может показаться,что  школу напрасно посещали.

-1
Ответить

Как говорил Бродский устами Довлатова, "откройте энциклопедию на А и найдите там статью "Астроумие".

+2
Ответить

Я думаю, что упоминание о стихе Тычины как о бредовом говорит не о качествах этого стиха. А о том, что вы бесконечно далеки от украинского языка и литературы. Что, впрочем, не удивительно. Просто в Советском Союзе представителям всех нерусских народов жить было проще, легче и выгоднее, отождествляя  себя с представителями народа правящего, то есть русского. Можно было не учить языки тех республик, в которых живешь, или относиться к их языку пренебрежительно. Назвать бредовыми стихи ,, Ночь, улица, фонарь, аптека…» вам ведь не пришло в голову? 

А по мастерству работы со словом Тычина превосходен. Как очень ёмкая, точная и сочная зарисовка с натуры с множеством подтекстов стих входит и будет входить во все хрестоматии. Как документ эпохи.

Я когда-то прочёл достаточно ёмкую антологию в двух томах. Называлась она ,,Рассказ в творчестве украинских советских писателей’’. Там было очень много рассказов людей талантливых. Если писатель в те годы хотел уцелеть от репрессий, то вынужден был писать в рамках идеологии советской, революционной. Так и Тычина.

0
Ответить
Ещё 8 комментариев

Тарас, я неслучайно упомянул конкретный стих Тычины - он действительно бредовый, как и "Вдарив революцьонер – захитався світ". О раннем периоде творчества поэта я знаю (он сочинял отличные стихи).

Украинским владею с трех лет, благодаря детскому саду, с удовольствием и в равной мере читал книги на двух языках, да и сейчас это делаю периодически. У моего отца украинский вообще на уровне родного.

+1
Ответить

Ночь, улица, фонарь, аптека,
    Бессмысленный и тусклый свет.
    Живи еще хоть четверть века -
    Все будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
    И повторится все, как встарь:
    Ночь, ледяная рябь канала,
    Аптека, улица, фонарь.

В чём смысл этого стиха? Если зарисовка Тычины - бред, то этот - тем более.

0
Ответить

Моя мама тоже учила в школе стихи Павло Тычины. Всю жизнь помнила и смеялась: 

Мы не сеем, мы не пашем,
Мы не сеем, мы не пашем,
Мы не сеем, мы не пашем,
Мы сидим и говорим.
Трактор в поле дыр-дыр-дыр,
Трактор в поле дыр-дыр-дыр,
Мы за дружбу и за мир.

-1
Ответить

"Дыр-дыр-дыр" - это пародия, таких стихов у Тычины нет.

+1
Ответить

Странно, а мама в школе эти стихи учила после войны

0
Ответить

http://blog.i.ua/user/6609156/1442940/

Правда о "трактор в поле дыр-дыр-дыр" Павла Тычины.

  • 04.07.14, 15:45

А вы знаете , что великий украинский поэт Павло Тычина специально написал стихотворение про "трактор в поле дыр-дыр-дыр" , чтоб от него отвязались партработники, требовавшие стихов про партию,индустриализацию и советское строительство ?

Брат Тычины вспоминал, как Павло Григорович возмущался наездами партийцев от литературы, что надо больше стихов о народе , а не только лирику.

Однажды он пришёл домой с хитрой улыбкой и сказал, что уж теперь эти партийцы навсегда от него отвяжутся , что он им написал стишки про советскую власть .

Он прочитал брату и про "трактор в поле дыр-дыр-дыр" , и про " в огороде баба, а в повитри флот , хай живе радянська влада - от" , и про "на майдане коло церкви революция идэ". Уж такой бред никогда не напечатают !

Через какое-то время Павло Григорович пришёл чуть ли не в слезах и сказал брату :"Боже,що ж я накоїв! Ту дурню до шкільної програми взяли !"

С тех пор , по рассказу брата , Павло Тычина стал более замкнутым и с чувством вины в душе.

Вот такие они парт-совки , составлявшие программы обучения.

Почитайте лирику Павла Тычины и вы поймёте, что он - великий поэт

0
Ответить

Александру Удальцову

Сколько же желающих потоптаться на том, о чём понятия не имеют!

И не Павло, а Павла, если на то пошло.

0
Ответить

Мы не сеем, мы не пашем,
Мы не сеем, мы не пашем,
Мы не сеем, мы не пашем,
Мы сидим и говорим.
Трактор в поле дыр-дыр-дыр,
Трактор в поле дыр-дыр-дыр,
Мы за дружбу и за мир.

Эти строки - точно пародия. Не знаю, кто их придумывает и зачем. А потом в виде анекдотов, которые должны бы по идее показывать превосходство одного народа над другим, вбрасывают в общество. Культурный человек от такого отворачивается. Когда насильно заставляли учить стихи известных поэтов, и целые поколения знали одно и тоже, рано или поздно должны были появиться пародии. Хотя бы от массовой известности оригинала.

Это не мой уровень, но вы сами напросились...

Пародии на стихотворение Некрасова.
*
-- КОРОТКИЕ --
Однажды в студеную зимнюю пору
Я из лесу ВЫЛЕЗ и снова ЗАЛЕЗ (за лес)
*
Однажды в студеную зимнюю пору Корова пиписькой примёрзла к забору…
***
Однажды в студеную зимнюю пору гляжу - поднимается маленький мой, я думал не встанет, у меня ж геморрой!
-- ПО ПОЧКАМ --
-Здорова, парнишка!
-Пошел-ка ты на }{уй!
-Ты что материшься?
-А }{ули пристал?
-Откуда дровишки?
-Сарай разобрали, отца слышишь пиZдят? А я убежал!
В лесу раздавались удары по почкам!
-А что у отца-то, большая семья?
-Семья-то большая! Да }{ули с них толку?
Два мужика - остальные все тёлки!…
-- ПО МОРДЕ --
Однажды в студеную зимнюю пору
Я из лесу вышел - был сильный мороз.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Лошадка, везущая золота воз.

И шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок.
В джинсе и заклепках, в дубленке овчинной,
С кастетом под мышкой, а сам с ноготок.

Здорово, парниша! - А шел бы ты лесом...
-Уж больно ты грозен, как я погляжу.
Откель золотишко? - Из банка, вестимо.
Отец, слышишь, грабит, а я отвожу.

В лесу раздавались удары по морде.
- А что, у отца-то большая семья?
- Семья-то большая, да все за решеткой.
Всего на свободе - отец мой да я.

-Ах, вот оно что. А как звать тебя? - Власом.
- А кой тебе годик? - Шестой миновал.
Да шел бы ты! - крикнул малюточка басом,
Достал пистолет, и Некрасов упал.
***
Однажды в студеную зимнюю пору
Я с крыши свалился. Был сильный мороз.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Лошадка, везущая долларов воз.

И шествуя важно, в спокойствии чинном
Лошадку ведёт под узды мужичок.
С большим автоматом, в дубленке овчиной,
С огромной гранатой, а сам с ноготок.

"ЗдорОво, парнище!", "Ступай себе мимо..."
"Уж больно ты грозен как я погляжу.
Откуда деньжищи?" "Из банка вестимо.
Отец, слышишь грабит, а я отвожу."

В лесу раздавались удары по морде
И дикие крики: "Отдайте трусЫ!"

"А что, у отца-то большая семья?"
"Семья-то большая, да все за решеткой.
Всего на свободе отец мой, да я."

"А как тебя звать-то?" "Зовут меня Власом."
"А кой тебе годик?" "Шестой миновал".
"Ну, мёртвая!" - крикнул малюточка басом,
Нажал на курок и Некрасов упал.
-- ПО }|{ОПЕ --
Однажды в студёную зимнюю пору
Я из лесу вышел поссать на мороз.
Гляжу, поднимается медленно в гору
Лошадка — к пиZде примороженный хвост.
...
— Здорово, парнишка!
— Пошёл-ка ты на}{уй!
— Чего материшься?
— А }{ули пристал?
— Уж больно ты грубый,
Как я погляжу...
— Откуда дровишки?
— Сарай разобрали.
Отца, слышишь, пиZдят.
А я убежал.
(В лесу раздавались удары по }|{опе...)
...
В лесу раздавались шлепки по е6алу.
— А что, у отца-то большая семья?
— Семья-то большая, да толку в ней мало.
(...да }{ули в ней толку?!)
Как пиZдить — так двое, а жрать — до}{уя!
-- БЕЗ БИТЬЯ --
Однажды в студеную зимнюю пору
Я крался к Бобруйску, был сильный мороз
Гляжу, поднимаются медленно в гору
Животные, стройной толпой средь берез

И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Животных по }|{опам пинал мужичок
Наверно Апач ,а быть может Адольфыч
Хотя, пригляделся… какой то сморчок…

— }{уясе, брателло!— «Пойди, выпей йаду!»
— О! Жжош нипадецки, как я погляжу!
Откуда скотинка?— «Из флейма ребяты;
Отец посылает, а я отвожу».
(В лесу кто то громко кричал на албанском.)
— А что там отец, он элита ЖЖ?
«Какая элита? Живет в Мухосранске
А я Zаебался }{уярить уже…»
— Так вон оно что! А как звать?— «ПервоНахом».
— А кой тебе годик?— «Шестой беспесды…
В Бобруйск!!» — крикнул он и поставив всех раком,
Степенно взял в руки правленья бразды

*
Однажды в студёную зимнюю пору
Я из лесу вышел. Был сильный жара.
Гляжу, поднимается медленно в гору
Ахмет-Мухамет и немножко дрова.
— Откуда костишки?
— Из леса вестимо.
Отца, слышишь, рубят, а я отвожу.
*
Однажды в студёную зимнюю пору
СИЖУ ЗА РЕШЁТКОЙ В ТЕМНИЦЕ СЫРОЙ.
Гляжу — поднимается медленно в гору
ВСКОРМЛЁННЫЙ В НЕВОЛЕ ОРЁЛ МОЛОДОЙ.
И шествуя важно походкою чинной,
МОЙ ГРУСТНЫЙ ТОВАРИЩ, МАХАЯ КРЫЛОМ,
В больших сапогах, в полушубке овчинном
КРОВАВУЮ ПИЩУ КЛЮЁТ ПОД ОКНОМ...
*
Однажды в студёную зимнюю пору
СПЛОТИЛАСЬ НАВЕКИ ВЕЛИКАЯ РУСЬ.
Гляжу, поднимается медленно в гору
ЕДИНЫЙ МОГУЧИЙ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ.
И шествуя важно, в спокойствии чинном
НАМ ЛЕНИН ВЕЛИКИЙ НАШ ПУТЬ ОЗАРИЛ.
В больших сапогах, в полушубке овчинном
НА ПУТЬ И НА ПОДВИГИ НАС ВДОХНОВИЛ.
*
Однажды в студёную зимнюю пору
Эльф из лесу вышел - был сильный мороз
Глядит, поднимается медленно в гору
Груженый Моpдоpскими кольцами воз.
Шествуя важно, походкою чинной
Лошадку ведет под уздцы мужичок,
В Эльфийских штанах, полушубке оpчином
И в варежках по уши, но без сапог.
- Здорово, мохнатый!
- Ступай себе мимо!
Уж больно ты грозен, как я погляжу.
Откуда колечки?
- Из речки, вестимо,
Гоpлyм, слышь ныряет, а я отвожу.
В лесу раздавались удары по морде,
Всего-то делов - две минуты труда:
Щас Горлум утопит Назгула в болоте,
Отнимет колечко, притащит сюда.
- А нафиг вам столько?
- Да спрос то огромный:
Всем гномам, чтоб вши у них не завелись,
На палец, в ноздрю и в пупок Саурону,
И Гэндальфу с Балрогом, чтоб не дрались.
- Послушай, мохнатый, как звать тебя?
-Фродо.
-Какой тебе годик?
- Полтинник уж есть.
А где вы живете такие уроды?
- За это - по морде, а можем и съесть.
Не жарко в снегу было лапкам мохнатым,
И Горлум в кустах очень дико орал.
-А Элберет!- крикнул малюточка матом,
Рванул под уздцы и живей зашагал.
***
Однажды в горячую летнюю пору
Я шел по бархану; был зной очень лют.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Нагруженный тяжко двугорбый верблюд.

И шествуя важно, как конь на параде,
Верблюда ведет под уздцы бедуин -
В больших чувяках, в долгополом халате,
В высоком тюрбане, а сам - с карабин.

"Салям, правоверный!" "Ступай себе мимо!"
"Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда верблюд?" "С каравана, вестимо.
Отец, слышишь, грабит, а я отвожу."

Вдали раздавался призыв муэдзина...
"А что, у отца-то богатый гарем?"
"Гарем-то богатый, да только мужчины -
Отец мой да я. Задолбались совсем!"

"А как тебя кличут?" "Али Бен Махмудом."
"А кой тебе годик?" "Аллах разберет!"
"Иди же, шайтан!" - рявкнул он на верблюда,
Рванул за уздцы и потопал вперед.

0
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 14 ответов
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью