Ответить
Anastasia Karimova
декабрь 2015.
8659

Какие случаи, связанные с сексизмом и гендерной дискриминацией, вас возмутили сильнее всего в 2015 году?

Ответить
Комментировать
0
Подписаться
13
11 ответов
Поделиться

Отвечу на свой собственный вопрос. В этом году меня шокировали все случаи, связанные с насилием над женщинами, и реакция общества на них. Из многочисленных дискуссий Вконтакте (в пабликах студентов МАДИ) я впервые узнала о том, что применительно к женщинам используется слово "шкура": так называли 17-летнюю Иру Сычеву, которая якобы "сама виновата" в том, что напилась на вечеринке студентов МАДИ, "вела себя неприлично", "дала" совершить с собой действия сексуального характера в туалете клуба, которые были сняты на видео и выложены в интернете. Так же называли и псковскую школьницу, которую подпоили и изнасиловали друзья-подростки в сентябре 2015 года. Ощущение, что половина страны отсидела на зоне - я не знаю, откуда ещё могло попасть в обиход это слово применительно к жертвам насилия.

Отдельная тема - домашнее насилие. В начале года журналистка сайта W-O-S Анна Жавнерович нашла в себе храбрость рассказать о том, как её избил её бывший молодой человек. Она подала на него в суд, в суде он признал свою вину и... попал под амнистию в честь "70-летия победы в Великой Отечественной войне". По решению суда, в качестве моральной компенсации по гражданскому иску он должен был выплатить Анне 30 000 рублей. В дискуссиях вокруг этой истории неоднократно звучали мысли о том, что "женщину бьют, когда она вовремя не затыкается", "женское психологическое насилие похуже побоев", "женщины провоцируют мужчин на насилие" и так далее.

Ощущение года: брезгливость от осознания того, что люди, рассуждающие так, живут где-то рядом.

Больше всего возмутило вчерашнее выступление Чаплина, который назвал малодетные семьи, феминисток и ЧФ убийцами человечества. И поддержал мракобеса-аптекаря, отказавшегося продавать противозачаточные средства. РПЦ толкает страну в православный шариат. А учитывая ее нынешний авторитет во властных кругах можно ожидать самого худшего. Как в Иране во времена Хомейни.

Дискуссии, вызванные моей статьей с критикой сексизма в либеральных СМИ, когда многие уважаемые люди утверждали, что сексизм - это нормально (или что его и вовсе нет), с антисемитизмом и другими дискриминациями его сравнивать не стоит, феминисткам лучше заняться реальными делами, называли меня тупой обидчивой п-ой, сумасшедшей идиоткой, страшненькой и другими словами, только подтверждающими факт сексизма, который они же и отрицали, говорили, что анекдоты про изнасилования - это смешно, трубили о введении феминистской цензуры, сравнивали меня с Мизулиной и террористами, и доказывали, что связи между вербальным насилием и физическим нет никакой и так далее и тому подобное. Травля (просто. за. критику. сексизма.) продолжалась около трех недель и лично мне запомнится как прецедент очень и очень надолго.

показать ещё 8 ответов