Ответить
Anastasia Karimova
декабрь 2015.
4865

В чем актуальность борьбы с сексистскими шутками и неполиткорректностью?

Ответить
Комментировать
1
Подписаться
9
6 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Начну издалека. Согласно здравому смыслу, язык отражает реальность, обеспечивая коммуникацию между людьми. Существует внешний мир, данный нам в непосредственном восприятии – растения, животные, камни, другие люди. Чтобы упросить совместную деятельность, люди придумали слова, обозначающие эти объекты, а также свойства, которыми они обладают и действия, которые с ними можно совершить. Даже абстрактные понятия вроде дружбы, любви, чести или зависти мы привыкли опредмечивать, как если бы они были чем-то изначальным, природным, независящим от того, в каком социальном и культурном контексте они существуют и какие слова мы используем, когда о них говорим.

Однако, чем дальше традиционные дисциплины вроде лингвистики, антропологии, психологии и философии, а затем и междисциплинарные исследования культуры и коммуникации изучали социальное функционирование языка, тем больше обнаруживалось свидетельств того, что он не только отражает, но и конструирует реальность (elementy.ru), в которой мы существуем, упорядочивая и «профильтровывая» многообразный и чрезвычайно сложный человеческий опыт через систематическую (в рамках данной культуры) сетку концептов и понятий, которые в другой культуре могут существенно отличаться или вовсе отсутствовать. Представление о том, что совместная коммуникативная деятельность любого устойчивого сообщества людей предполагает своего рода картографирование социальной действительности: отношений, связей, ролей, идей и целей, которое в значительной степени определяет наше представление о себе и окружающем мире, легло в основу научной позиции социального конструктивизма (wikipedia.org), а также теории дискурса - пространства смыслопорождения, характеризующегося относительно устойчивой системой значений, которые в ней циркулируют и зависят друг от друга. Дискурсов много, и они конкурируют между собой за сигнификацию социальной реальности. Например, разговор о сексе в медицинском дискурсе отличается от разговора о нем же в дискурсе подворотни или на развороте мужского (и женского) журнала. Точно так же, карта социального пространства в провластном дискурсе в России кардинально отличается от карты в оппозиционном – уже на уровне самих слов, их значений и паттернов систематического употребления. Сравните, например, насколько по-разному в этих дискурсах трактуются и используются понятия «независимость», «свобода», «либерализм», «традиция» и «семейные/традиционные ценности». Последние два – хорошие примеры того, что в дискурсивной теории называется «пустым означающим» - концептом, под которым в разных дискурсах понимается совсем разное: многие сторонники однополых браков скажут вам, что отстаивают ни что иное, как семейные ценности – доступ каждого человека к важнейшему для всех институту семьи.

Теперь про шутки. Разумеется, чувство юмора – вещь крайне полезная и просто приятная. На этом основании неприятие определенных шуток часто психологизируют, то есть объясняют скверными личными качествами: озлобленностью, занудством, тяжелым характером. Однако, есть у шуток (как и любой другой модальности коммуникации) и политический аспект. Замечали ли вы, что шутки в адрес некоторых людей (и социальных групп) повторяются чаще, чем в адрес других, а также почти всегда артикулируют социальную иерархию говорящего и объекта шутки, отрицая или обесценивая субъектность последнего? Вспомним «телочка-гейт»: скандал вокруг новостного сайта «Медуза», SММ-щик которого сопроводил статью о борьбе с сексизмом подводкой «Мужики, смотрите, тут инструкция, как не обижать телочек». Перед нами разговор между мужчинами, в котором сама категория мужественности определяется через противопоставление женщине, артикулированной как чисто утилитарный объект для сексуального употребления, который в лучшем случае следует стараться не обижать (об уважении речи не идет). Как видно, эта шутка – не просто шутка. Это симптом большой социальной структуры – патриархата, бинарной иерархической системы отношений, в которой субъект, идентифицированный как женщина, может быть артикулирован только как существо подчиненное и второсортное, объект (вожделеющего) взгляда и предмет разговора (между мужчинами, или, в случае женского разговора, о мужчинах или о том, как им понравится; настоящий мужчина, разумеется, нравиться никому не должен – он сам возьмет то, что захочет).

Но поскольку язык, как мы выяснили, не только описывает, но и означивает реальность, то и симптом в данном случае – не просто зеркальное отражение. Симптом – это и есть сама болезнь, главное средство ее воспроизводства, распространения, и незаметного заражения других субъектов коммуникации. Никогда не замечали, как подростки, да и взрослые мужчины часто прибегают к компенсации субъективной нехватки маскулинности через апроприацию сексистского языка и бравирование гомофобией или агрессией по отношению к кому-то, кто слабее или бесправнее? Систематическое речевое насилие, как и насилие физическое, укоренено в социальных отношениях доминирования, позволяя самоутвердиться одним за счет других, а склонность к насилию, как известно, заразна. В каком-то смысле, это как кашель носителя палочки Коха – чем больше людей рядом, тем дальше пойдет зараза, тем больше людей заразится и заболеет. Вот поэтому и нужно то, что недоброжелатели любят называть «политической корректностью» - элементарная коммуникативная гигиена, санитария языка. Как и любую другую гигиену, ее трудно навязать и невозможно (в свободном обществе) обязать к исполнению – это вопрос культуры, поэтому каждый должен начинать с себя и показывать другим на своем примере. Вы ведь не будете специально чихать на человека с ослабленным иммунитетом? Вот и от сексистских шуток (а также унизительных шуток в адрес других структурно уязвимых социальных групп) неплохо бы воздержаться. И это не призыв к цензуре, это призыв к элементарной человечности.

Постараюсь проще предыдущих ораторов.

Сексизм, расизм, иной шовинизм не должны существовать в обществе, в котором ценятся равные права всех людей без различия по присущим им от рождения признакам: расе, полу, умственному развитию, сексуальной ориентации, внешности, социальному положению родителей....

Человек в современной системе ценностей должен оцениваться только по делам его и никак иначе. То есть пол не может быть поводом для суждений и знание того, что субъект - женщина, не может давать никакой информации о личности субъекта. Это чисто биологическое понятие. И пока общество не будет понимать это как нечто само собой разумеющееся, борьба будет актуальна. Пока в обществе существуют люди, которые полагают, что с полом могут быть связаны какие то характеристики личности, сообщать этим людям, что их предположения ложны, необходимо. Иначе они воспитают новых сексистов и мы так и будем болтаться в этой луже без возможности идти дальше в социальном развитии.

Полностью соглашусь с предыдущим ответом. Хотела его дополнить доказательной базой (в качестве кейса возьму исследование 2008 года): "The results of two experiments supported the hypothesis that, for sexist men, exposure to sexist humor can promote the behavioral release of prejudice against women. Experiment 1 demonstrated that hostile sexism predicted the amount of money participants were willing to donate to a women’s organization after reading sexist jokes but not after reading nonhumorous sexist statements or neutral jokes. Experiment 2 showed that hostile sexism predicted the amount of money participants cut from the budget of a women’s organization relative to four other student organizations upon exposure to sexist comedy skits but not neutral comedy skits. A perceived local norm of approval of funding cuts for the women’s organization mediated the relationship between hostile sexism and discrimination against the women’s organization." (С полным текстом исследования вы можете ознакомиться по ссылке sci-hub.bz )

Суть исследования сводится к двум экспериментам: в первом, после прочтения сексистских шуток мужчины были менее склонны выделять гипотетические деньги женским организациям (чего не произошло с группами, которые читали нейтральные шутки или не юмористические сексистские тексты); во втором, группа, которая читала сексисткие шутки, была более склонна урезать финансирование женским организациям (опять же чего нельзя сказать о тех, кто читал нейтральные шутки).

Вывод довольно очевиден: сексисткий юмор легитимирует сексизм, а значит мы не можем говорить о секситских шутках как "просто шутках".

показать ещё 3 ответа