Ответить
Vlada Demidova
декабрь 2015.
6017

Почему так часто девушки, которых побили парни, стыдятся этого? Откуда берётся именно стыд?

Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
6 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Насилие (а драки относятся именно сюда) направлено на психологическое подавление личности, на слом ее воли, на унижение. Насилие используется ради того, чтобы закрепить превосходство сильного [в данный момент] над слабым. Люди, распускающие руки, запускают, пардон за тавтологию, специальные триггеры, дабы погрузить оппонента в состояние стресса. Острая боль от побоев носит не столько физический характер, сколько душевный. Говорю вам как человек, неравнодушный к боксу. Когда в ринге боксируют две груды мышц, то каждый старается вывести противника из равновесия, а синяки или болевые ощущения тут вторичны; это тактика, это психология, это театральность, скажем так.

А что такое стыд? Это возможность оценить себя со стороны, даже если он возникает перед самим собой. Стыд ― это тоже боль, это беспокойство по поводу себя и своих деяний. Чтобы осознать и побороть его, порой требуется усилие над собой. Резюмируя, можно сказать, что девушки стыдятся совершенного над ними насилия либо рукоприкладства оттого, что находятся в подавленном состоянии, их сознание повреждено. К тому же им стыдно и по другой причине ― они боятся общественного осуждения, ибо с этим надо дальше как-то жить, переварить, справиться. Пострадавшим нужна помощь и поддержка, однако для этого необходимо признаться в том, что с тобой произошло. Необходима также и менее консервативная среда, не транслирующая эту несуразную патриархальщину в духе «Женщина, терпи! Твое место на кухне и воспитывать детей. Главная цель ― выйти замуж порядочной, общеизвестно, что лахудры и потаскухи хорошего жениха не найдут». Это сродни старой деревенской традиции помечать, кажется, двери домов, где жили девицы, предавшиеся добрачному блуду.

«Рабская покорность?» ― звучит громко и патетично; но в любом случае такая дикая реакция свидетельствует о нездоровой ментальности. Даром что с правовой точки зрения шансов восстановить на справедливость мало… В итоге появляется мрачное ощущение обреченности. Вернее, с ним перманентно приходится жить, и оно, как правило, усиливает чувство стыда (см. ниже подборку текстов на сайте «Сноба»).

Между прочим, и на прогрессивном Западе эта тема довольно болезненна. Ведь, как говаривал попугай Кеша голосом Геннадия Хазанова, «преступник вооружен и очень опасен». Скажем, Леди Гага выпустила клип, в котором призывает жертв насилия открыто говорить о случившемся, а художница Эмма Салковитц сделала арт-проект о том, как женщину принуждают к сексу (wonderzine.com) уже после того, как оба уже в постели и какое-то время прозанимались сексом, но партнерша отказывается продолжать совокупление.

Помимо всего, что сказано выше, хочется еще добавить, что существует огромная проблема с так называемой "серой зоной". В сознании большинства людей сексуальное насилие не может происходить, например, в браке. Или же должно обязательно сопровождаться определенной реакцией обоих сторон - например, физической агрессией и явным желанием защититься. Это приводит к тому, что жертвами насилия считаются люди, пережившие абсолютно страшные ситуации, а всем остальным вроде как не надо отсвечивать.

Многие люди стесняются заявить о своих проблемах, потому что в сравнении с неким абсолютом насилия то, что случилось с ними - не так страшно. Эмма Салковитц поднимает вопрос из этой категории. И их на самом деле очень много. Что, например, входит в определение домашнего насилия? Как относится к людям, которые не знают произошло ли насилие в принципе, потому что, например, были пьяны? Является ли насилием психологическое давление на жертву, из-за которого в последствии она дает согласие на то, чего делать не хочет? А пощечина - это физическое насилие? И до какой степени это все должно базироваться на личных ощущения каждой отдельной жертвы? Что важнее - фактический акт или нанесенная им психологическая травма? Кажется, что ответы на них понятны. Но потом появляется очередная история и оказывается, что большинство эту "серую зону" отказывается замечать в принципе.

Отсюда берется очень, на мой взгляд, интересный вид стыда. Жертва начинает стыдиться своих собственных эмоций по поводу случившегося - ведь с ней (как ей говорит общество) ничего не произошло. Получается, что чувствовать себя плохо - значит ставить себя на один уровень с теми, кто после акта насилия оказался в реанимации и страдает по-настоящему. Поэтому большинство жертв начинают считать себя слабыми, слишком эмоциональными нытиками, не получают никакой поддержки от общества и, в итоге, закрываются и молчат.

Стыд сам собой вытекает из отношения общества к жертве насилия. Вот примеры некоторых стандартных советов в ответ на жалобы: "Сама виновата!", "Хороших жен не бьют!", "Довела мужика!", "Бьет значит любит!", "Подумай, что не так сделала и больше не делай!", "Стерпится, слюбится!", "Нечего нюни распускать, всего-то разок шлепнул! Подумаешь! "," Все так живут!".

Поэтому девушкам кажется, что они недостойны жалости. Что они слабые, глупые (так как не могут сделать партнера довольным). Им внушается, что их проблемы ничтожны. Вот они и стыдятся себя - ведь только никчемный, глупый и слабый не может решить такие ничтожные проблемы.

показать ещё 3 ответа