Ответить
Александр Жирнов
декабрь 2015.
640

В чём состоит феномен популярности постапокалиптики?

Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
3 ответа
Поделиться

Для начала, наверное, нужно выделить основные свойства постапокалипсиса:

1. Гибель большей/подавляющей части населения определённой локации/Земли в целом;

2. Разрушение большей части материальных ценностей;

3. Деградация социальных институтов и взаимоотношений;

4. Крайне повышенный уровень опасности для каждого выжившего человека (в сравнении с миром до часа Х).

Главный герой/герои выживают в режиме постоянной опасности и, в большей части книг/фильмов жанра, смысл их жизни заключается либо в, собственно, выживании, либо в восстановлении хотя бы части потерянного при апокалипсисе.

ИМХО можно выделить ряд разных причин, по которым постапокалиптика может быть особенно привлекательна для человека.

1. "Слишком сложный мир". Цивилизация вокруг нас за последний век изменилась сильнее, чем, пожалуй, за предыдущую тысячу лет - и далеко не все люди успевают за этими изменениями. Современный мир кажется слишком сложным, слишком во многом недоступным для понимания вообще - и потому возникает желание некоторого упрощения. Герои книг/фильмов в жанре постапокалиптики, являясь (чаще всего) нашими современниками попадают в ситуацию, когда их "личный мир" резко упрощается, а потребности сводятся к "старым-добрым" безопасности, пище и доминированию, без кредитов, ипотек и телевизора. Кстати, по совершенно той же причине популярна т.н. "попаданческая литература".

2. "Потеря цели". У героев постапокалиптики есть совершенно насущная мотивация - стремление ВЫЖИТЬ самому и помочь выжить другим, обеспечить безопасность себе и своим близким (семье/группе/клану/анклаву) на достаточно долгое время. Причём крайне редко оно удовлетворяется даже под конец книги, т.к. всегда находятся более высокоуровневые угрозы. Это сильно контрастирует с привычной нам реальностью, существование в которой многим кажется бесцельным. В этом, пожалуй, постапокалиптика схожа с романтической и рыцарской литературой.

3. "Ещё один шанс". Нередко апокалипсис рассматривается как возможность создать на руинах цивилизации что-то новое, более совершенное. И этим привлекает тех, кто считает, что наша цивилизация зашла в тупик и менее радикальными методами её из него не вытащить. Где-то здесь постапокалипсис регулярно скрещивается с антиутопией (а иногда - и с утопией).

Пока что у меня всё. Это мой первый более-менее развёрнутый ответ, так что буду рад любым тапкам и комментам.

АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Постапок позволяет реализовать наглядно ситуацию пост-всего, в которой мы все в равной мере оказались начиная с восьмидесятых. Это мир, в котором ценности и социальные структуры надо выстраивать заново. Не случайно важнейшие произведения жанра наполнены отсылками, ностальгией, часто заимствуют для переработки визуальный код пятидесятых.

Несмотря на то, что первые произведения в жанре постапокалипсиса появляются в пятидесятых-шестидесятых и активно производятся на протяжении всей холодной войны (по понятным причинам), максимальную популярность жанр обретает только после девяностого года, когда, казалось бы, опасность ядерного холокоста наконец окончательно пропадает.

Однако именно тогда выясняется, что наработанные за 50–80 годы сюжеты оказываются наиболее удобными для моделирования современной ситуации тотального скепсиса, разобщённости культуры (вернее, расчленённости на множества маленьких «культур», каждая из которых при этом вполне глобально распространена).

Когда постапокалипсис перестаёт быть реальной угрозой, предупреждением, чуть ли не футурологией (яркий пример — «Письма мёртвого человека», «Сталкер» — в особенности учитывая то, что сейчас продаётся под этим «брендом»), он превращается в удобную, вернее даже комфортную форму для попыток осмысления современности и её проблем: ксенофобии и обесчеловечения людей в массах в общем (зомби! мутанты! это не люди!), экологических угроз, собственного места в обществе каждого отдельного человека.

Мы все живём в постапокалиптическом обществе, проводим полжизни в катакомбах и пыльном нутре машин и вынуждены выстраивать нарратив о себе с нуля (я #бизнесмен #учёный #художник #женщина #патриот) в ситуации, когда любые подобные социальные категории были многократно деконструированы, переосмыслены (чуть ли не осмеяны) и требуют постоянной рефлексии, а то, что служило способом передачи подобных социальных конструкций из поколения в поколение — традиция — само мутировало в какого-то устрашающего монстра.

Наиболее дикий пример подобной тотальной рефлексии (хоть и незаметной на первый взгляд) — это постапокалиптический мультсериал Adventure time, где в «детский» мультфильм прокрадываются темы стигмы, телесности, сексуальности, гендера, властных отношений и международной политики, структуры социума, насилия, превентивных войн, научной этики, вегетерианства…

Тут есть очень хитрый момент. Популярен не постапокалипсис. Популярны различные произведения, ему посвященные. Во-первых, конец света и его последствия - благодатная почва для творчества. Если творцу тесно в нашем мире, то сценарий апокалипсиса позволяет ему самому задавать правила. Во-вторых, всем интересно немного заглянуть в будущее, даже очень мрачное. Ведь самому-то все эти ужасы переживать не придется. В-третьих, Fallout оказал колоссальное влияние на поколение 90-х. Эта игра дала жанру колоссальное развитие, хотя компания. которая выпускал ее, в итоге, все равно обанкротилась. Но, повторюсь, популярен не постапокалипсис, а лишь некоторые его интерпретации. Если бы людям преподносили его в чистом виде, такого эффекта не было бы. Уверяю вас, мало кому понравится перспектива попасть в рабство к инопланетянам, превратиться в радиоактивный пепел или умереть от пандемии какой-то неизвестно болезни.

Alexey Durnovoотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии