Ответить
Паша Снежков
декабрь 2015.
5204

Как попасть в "сумасшедший дом" в роли пациента ? Хватит одного лишь желания или необходимо что нибудь учудить ?

Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
4 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Попасть достаточно просто, если у вас есть что-то, что вас беспокоит или просто имеется сильное желание оказаться внутри на правах пациента. Нужно просто записаться на приём к психиатру диспансера «по месту регистрации», на приёме рассказать о том, что вас беспокоит. Если врач сделает вывод, что ваше беспокойство небеспочвенное, то вам предложат лечится амбулаторно (если вы, конечно, не кинетесь кусать врача) или лечь в диспансер. Объективных средств диагностики нет, есть сказанное вами и наблюдения врача, так что лечь можно даже с «плохим настроением».

Но процесс и результат вам, скорее всего, не понравятся.

Чаще всего в ПНД (психоневрологический диспансер) попадают алкоголики в тяжёлом состоянии и наркоманы пойманные рукой закона в изменённом состоянии сознания. Примерно на второй позиции суицидники которым не удалось (и с первой попытки тоже кладут). Ещё есть клиенты из СИЗО и тюрем, которые были признаны неадекватными (для этого есть какой-то специальный юридический термин, но я его не помню), а их срок заключения в исправительной колонии заменён на некоторый срок лечения. Настоящих сумасшедших (таких чтобы действительно чувствовалось, что что-то с ними не так) не так много, но, в основном, их туда привозят, сами люди в эту систему приходят очень редко. Чаще всего это шизофреники (шизоидное расстройство или что-то вроде) и депрессующие (клиническая депрессия или депрессивный эпизод). Ещё есть клиенты, которые там просто живут, лет по десять-двадцать уже, просто потому что так сложилось и, например, жить больше негде.

Попадая внутрь больницы, вы переходите черту, за которой вас не будут считать равным (как мы заведомо считаем равными простых прохожих, не более), вы превращаетесь в деталь интерьера, к словам которой прислушиваться странно. Все — санитарки, медсёстры, врачи будут смотреть на вас как на неодушевлённый объект: такой дешёвый, но не менее от этого правдивый каламбурчик — неодушелённый душевнобольной. И даже если вы очень-очень захотите покинуть это заведение (а вы захотите), то вас уже никуда не отпустят. Теоретически, вас могут забрать родственники, но, насколько я понимаю, врач может просто не разрешить и спорить будет бесполезно. А если начать спорить усиленно, то вас «ложат на вязки» и успокаивают медикаментозно, и, если слово «ложить» вызывает у вас резкую реакцию, то попадать в ПНД не стоит — там так говорят все и всегда, это, видимо, какая-то профессиональная деформация.

Алкоголиков и наркоманов прокапывают (ставят капельницы), держат от пары недель до нескольких месяцев (особенно это касается людей «заехавших» на наркотиках) и ставят на учёт. Распространена практика прокапывания пациентов за деньги, без постановки на учёт. Таких «платников», подчас, в отделении бывает большинство, на нарушение внутреннего режима больницы такими ви-ай-пи смотрят сквозь пальцы.

Суицидников обкалывают транквизепамом и/или аминазином до лежачего или малоподвижного состояния несколько дней. Это касается, наверное, большей части пациентов: аминазин и транквизепам ставят вообще почти всем пациентам первую неделю-две. Транквизепам — это тот же феназепам, только в профиль, про аминазин можно почитать в статье на википедии, но, если по сути, во многих странах его не используют примерно с 70-х годов из-за кучи побочных эффектов и нейротоксичности. Эффект вам не понравится.

Пациенты из исправительной системы приезжают как на курорт. У них могут быть вещи, запрещённые режимом (например телефон), санитарки их побаиваются, медсёстры идут на компромисс. Очень много действительно «блатных», таких, со звёздами на ключицах и коленях, БАРСами на левой груди и перстнями на пальцах. Вообще, тюремный контингент всегда в большнстве и задаёт общий тон общения: тут и иерархическая система, и этическая позиция, и «воровские» присказки, и обычаи (вроде варки чифира). Если вы не причастны к этой культуре и не испытываете глубокий антропологический или этнографический интерес — вам не понравится.

Стоит заметить, что находясь в отделении в роли пациента, чаще всего вы будете видеть санитарок, во время приёмов пищи и иногда в коридоре между палатами. Медсестры сидят на посту и не очень любят выходить на контакт, настолько, что санитарки часто занимаются разгоном подползающих к медсёстрам пациентов. Врачей вы можете не увидеть ни разу, за всё время пребывания в больнице врач поговорит с вами два или три раза. Увидеть их большая редкость, на контакт с больными они не идут совсем, выходят из своего кабинета раз в неделю — на обходе. Говорить с вами они, скорее всего, не будут, а если будут — их манера общаться вам точно не понравится.

Всех новоприбывших сначала держат в надзорной палате, которая, собственно, ничем принципиально от других палат и не отличается, кроме того, что за ней, вроде как, должны «надзирать» санитарки, которые, в свою очередь, могут делать всё что угодно, и это всё что угодно не слишком часто пересекается с должностными инструкциями. В этом смысле, российская психиатрия, в большинстве случаев, это царство небрежности, а небрежность в сфере здравоохранения это халатность. А халатность это преступление.

В свободное время вы просто будете делать ничего. Ноутбук с сериалами вам не дадут, телевизор включат только после ужина (если телевизор вообще предусмотрен). Подумать о Судьбах России под аминазином тоже не получится, под аминазином получится воткнуться взглядом в стену и делать всё то же ничего. Когда вы приспособитесь к лекарствам, которые вам поставят делать станет ещё более нечего. Однако тут предусмотрен ряд развлечений: мытьё полов в отделении за сигареты от санитарок или исполнение обязанностей санитарок в отношении дедушек, которые какают под себя и нуждаются в гигиенических процедурах. Есть где разгуляться.

Кормят, в основном, капустой.

В некотором смысле, психоневрологический диспансер — это самое нормальное место, потому что цель врачей не вылечить ваш недуг, а привести вас в состояние нормы. И у них это хорошо получается, так что более нормального места, в некотором смысле, найти сложно.

Я, вероятно, сгущаю краски, но диспансеры, в которых ситуация качественно отличается в лучшую сторону — это, к сожалению, скорее исключение для России.

Если вы хотите попробовать это как новый опыт, я бы посоветовал семь раз отмерить и не пробовать. Если вас действительно что-то беспокоит — лечитесь амбулаторно или заплатите психотерапевту, ваш предрассудок (который, очевидно, имеет место быть, если разговор заходит сразу о «сумасшедшем доме») относительно того, что психотерапевт вам *уже не поможет* — просто глупый предрассудок. Хороший психотерапевт обойдётся вам дорого, но результат вас приятно удивит.

Не запускайте проблемы с самим собой. Совсем не западло пойти к специалисту, если вы грустненький или вам просто плохо. А если у вас что-то посерьёзнее — то вам точно необходима помощь.

Расскаду о своём случае, который является , на мой взгляд, идеальным вариантом для таких вот любопытных. В это чудное заведение я попал с депрессией, паническими атаками и другими безобидными, но неприятными диагнозами. Чудить ничего не нужно, мне предложили проходить лечение дома, но я сказал, что тревожусь за своё состояние и хотел бы быть это время род наблюдением врачей. Если главврач действительно желает своим пациентам выздоровления, а не избавиться от Вас, то проблем со стационаром не будет. Меня выпустили через полтора месяца абсолютно здоровым человеком. К буйным, неадекватным и прочим удачным персонажам не положат - основной контингент будет с таким же лёгким набором - депрессия, шизофрения, мелкие безобидные странности. Только нет в этих заведениях ни интересных людей, ни романтики, ни развлечений. Режимный объект, изоляция от мира извне, везде решётки, туалеты не закрываются, плохое питание, полное отсутствие развлечений и досуга. Даже любителям безделья нелегко - лежать целыми днями, смотря в потолок, очень быстро надоедает.

Страдать от тяжелого психического заболевания, котрое в домашних условиях не лечится.

В бригадах, которые ездят на вызовы к людям, которые ведут себя неадекватно, не дураки работают. Помните, как в школьные годы большинство учителей угадывало, правда у вас живот болит или от уроков косите? Есть признаки заболеваний, которые невозможно симулировать. И есть показушно неадекватное поведение, которое тоже заметно невооруженным глазом - при настоящем припадке человеку несколько фиолетово, смотрят на него или нет.

Опять-таки, а зачем туда попадать? Из любопытства? Так можно туда устроиться на работу, полы мыть, скажем. Или записаться на прием к врачу. Будет такая себе экскурсия, если вопросы этики вас не задевают (вы бы хотели, чтобы к кому-то из ваших тяжелобольных близких приходили любопытствующие посмотреть, что за болезнь такая?). Откосить от армии или другой малоприятной ситуации, рискуя на всю жизнь стать недееспособным физически или как минимум юридически? Или вопрос больше в целях собственной безопасности - как защититься, если соседи натравят на вас бригаду санитаров?

показать ещё 1 ответ