Ответить
Диана Горбунова
декабрь 2015.
1138

Почему во Франции люди в браке спокойно относятся к наличию любовника/любовницы?

Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
3 ответа
Поделиться

Не знаю, встречали ли вы действительно таких людей или просто услышали где-то этот стереотип, но, по моим наблюдениям, у французов такого нет: они очень ответственно и с трепетом относятся к своим отношениям в паре (и не только в браке), постараются всеми силами избежать своей измены и вряд ли простят супруга, поймав его на этом. Тогда как в России мы часто можем наблюдать обратное: женщины терпят изменяющих им мужей долгие годы ради "сохранения семьи".

В то же время, если кто-то узнает, что его знакомый изменяет жене/мужу, возможно, где-то в глубине он его осудит. Но французы очень уважительно относятся к личному пространству друг друга, отношения внутри пары (ну или в тройке, как в данном случае) - это их дело, их жизнь и их выбор, а посторонние туда соваться не должны. Поэтому, например, легализация гей-браков не получила особого возражения.

Еще есть комментарий к предыдущему ответу. Институт брака во Франции действительно загибается, но только потому, что люди не считают себя обязанными получать какую-то бумажку об официальном статусе их отношений. Существует, например, PACS - договор о "гражданском браке", то есть вы как бы в серьезных отношениях, у вас есть какие-то права, но при этом, это не так серьезно, как брак и в случае расставания не нужно идти в суд. Про институт семьи же такого нельзя сказать: во Франции один из самых высоких коэффициентов рождаемости в Европе (2,01 ребенка на одну женщину), проводить время с семьей и поддерживать друг друга очень важно.

Про Францию не знаю, но люди, которые спокойно относятся к "измене" половинок, я считаю, духовно продвинуты больше, чем те, кто не принимает подобного. Это "безусловная любовь", которая по определению не требует от другого ничего, и принимает любой выбор другого человека.

Ну так религиозно трактуемому институту семьи кирдык.

А процветает эвдемонизм. "Если всем нам хорошо то кому же плохо"

У нас (Я про пост снг) к этому тоже более "интилигентные" люди относятся фиолетово.

Ну а менее "тилигенты" просто не преодолели в себе чувство собственника. Ну + официально духовные скрепы и все такое.

А вообще просто цитану Леонтьева. И это я не про певца ртом.

"Если отвергнуть Таинство в браке, если лишить его церковного смысла, то что можно противопоставить изящному жорж-сандизму, или вольным и веселым сходкам в хрустальных дворцах (?) Чернышевского (?), или дружеской аристократической сделке людей хорошего общества, подобной тому соглашению, которое, говорят, существовало между знаменитым Меттернихом и его женой? Они, говорят, согласились помогать друг другу в карьере и не мешать друг другу в сердечных делах.

С точки зрения счастья, эвдемонизма, — чем они были не правы? Кому они мешали? Они были довольны друг другом, приблизительно, как только можно быть довольным на земле?

Какую логику, какую идею мы противопоставим идее эвдемонического согласия двух лиц? Долг? Какой? Против кого? Противу светского общества! Что ему за дело, если мы никого не оскорбляем? "Vivons et laissons vivre". Мы добродушны, с нами весело, мы изящны даже; у нас в доме хорошо, еще приятнее от той свободы, которая в нем царствует... Не беспокойтесь, образованное общество ловких людей в этом роде не могло и не умело никогда казнить.

Какой еще долг? Долг относительно друг друга? По понятиям эвдемонической, прогрессивной религии, долг состоит лишь в том, чтобы сделать избранную подругу счастливой; надо стараться, чтобы она как можно веселее и приятнее провела молодость свою.

Что еще мы можем противопоставить идеалу такого веселого сожительства или требованиям фантазии, уже слишком широко и необузданно развитой?

Чувство чести? Это чувство условно.

Еще что? Полицейские меры? Государственные? Гражданский брак? Да, если мы хотим строить общество в принципе на лицемерии, на обмане, на внешнем формальном соглашении. Но не будут ли правы коммунисты, когда скажут на это: "Хорошо и это пока; это еще шаг по нашей дороге; Святыня убита в принципе. Квартальный или мэр какой-то записывает в книгу, с какой именно женщиной вы желаете приживать таких детей, которых общество назовет "законными". Но так как везде уже права сословий более или менее сравнены и долго стоять на месте нельзя, то скоро не будет никакой особенной разницы между законным и незаконным ребенком. Гражданский брак должен будет пасть как бессмысленное, само себя пережившее учреждение..."