1244
1
0
9 декабря
19:52
декабрь
2015

У Пушкина нет ни отсылок, ни упоминаний хотя бы одного из Шелли — ни Мэри, автора «Франкенштейна», ни ее мужа, поэта Перси Биши Шелли («Полагаю, если бы Пушкин в свое время обратил внимание не на Байрона, а на Шелли, то по-другому распределились бы их роли в России», как заметила в свое время Л.Володарская). Но в его библиотеке имелось парижское издание 1829 года «The Poetical Works of Coleridge, Shelley and Keats», а Колриджа Пушкин точно читал, и в Болдине даже перечитывал (в этой части вопроса сошлюсь на Г.Кружкова). Да и вообще, редкую книгу из своего четырехтысячетомного собрания он, как в том анекдоте, «не раскрасил» - не сделал во время чтения на полях отметок или замечаний.

И Пушкин читал всего Байрона, знал подноготную его творчества. Так, в «Евгении Онегине» упоминается «задумчивый Вампир», причем, со сноской, что это «повесть, неправильно приписанная лорду Байрону». О чем это говорит? Юрий Лотман в своих комментариях к «Онегину» расшифровывает это примечание примерно так: в 1816 году в Швейцарии Байрон, Шелли, 18-летняя жена его Мэри и врач их Полидори пережидали непогоду и, коротая время, стали развлекать себя сочинением страшных историй. Судьба страшилок такова: Мэри Шэлли в итоге написала тот самый роман «Франкенштейн, или Современный Прометей», а в 1819 году вышел роман «Вампир», долгое время приписываемый Байрону и даже под его именем переведенный на французский язык (этот перевод, похоже, как раз и читал Пушкин). Байрон был этим крайне возмущен и заставил Полидори раскрыть свое авторство, а сам в доказательство своей непричастности к этой книге опубликовал собственный отрывок «Вампира», действительно сочиненный им тогда еще на швейцарском озере. Т.е. Пушкин, очевидно, и мимо этой истории не прошел, а Перси Биши и Мэри Шелли попали в его поле зрения. Опять-таки, вероятно.

К тому же Пушкин был большим знатоком литературы ужасов своего времени, цитировал или упоминал ее в своих сочинениях — от «Рукописи, найденной в Сарагосе» Яна Потоцкого до «Мельмонта-скитальца» Ч. Р. Метьюрина. Да и сам под ее влиянием писал «готику» — взять ли «Песни западных славян» или «Пиковую даму». Да и «Руслан и Людмила», особенно ее посвящение, - поэма, первый вариант которой Пушкин закончил в 19 лет (через два года после выхода «Франкенштейна»), чем не страшилка?

Кстати, сам «Франкенштейн» впервые был переведен на французский в 1822 году, так что Пушкин вполне мог его прочесть...

16
2
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта