Если бы вам выделили миллионы долларов на съемку своего кино, то о ком или о чем было бы это кино?

3704
19
0
3 декабря
16:22
декабрь
2015

Снял бы фильм – эпопею о Смутном времени. Эта тема, несмотря на всю её значимость, в отечественном кинематографе освещена недостаточно хорошо. Из известных фильмов можно назвать только «Минин и Пожарский» (1939), «Борис Годунов» (1986) и полуфэнтезийный «1612: Хроники смутного времени» (2007). Но они всё – таки освещают отдельные эпизоды Смуты. Многочисленные яркие исторические моменты так и остались за кадром.

Кинолента должна будет охватывать двадцатилетний период от смерти Фёдора Иоанновича 7 января 1598 года до Деулинского перемирия 1 декабря 1618 года. Поскольку тема очень масштабная, то одним фильмом, даже очень длинным, здесь, скорее всего, не обойдётся. Нужно будет снимать дилогию или трилогию. Плюс смонтировать сериальную версию для телевидения.

Съёмки организовал бы не только в павильонах, но и в местах действия событий. В Туле, Смоленске, Сергиевом Посаде, Нижнем Новгороде, Коломне и других городах. Разумеется, только там, где пейзажи и архитектура будут давать возможность показать реалии начала XVII века. В Москве такие съёмки вряд ли получатся. Например, поражение восставших крестьян Болотникова у Нижних Котлов будет проблематично изобразить в том месте, где оно происходило в действительности, то есть у станции метро «Нагатинская». Поэтому большинство московских эпизодов Смутного времени всё – таки лучше снимать в других местах.

К работе над фильмом привлёк бы множество консультантов. Как российских, так и зарубежных. Необходимо чтобы в фильме не было никаких исторических ляпов, а все детали соответствовали времени до мелочей.

Также, разумеется, важен аудиоряд и основной саундтрек. Музыка должна трогать зрителя за душу, хорошо запоминаться и при этом гармонировать с сюжетом на экране. Например, что – то наподобие саундтреков Кшесимира Дембски к фильму «Огнём и мечом».

На роли представителей Речи Посполитой и Швеции пригласил бы польских и шведских актёров. Сам бы тоже сыграл в своём фильме. Роль князя Михаила Васильевича Скопина – Шуйского. Кстати, мне неоднократно говорили, что я на него внешне похож.

В итоге должно получиться кино более масштабное и эпохальное, чем «Тихий Дон», «Война и мир», «Освобождение» и «Ермак» вместе взятые. В фильме будут массовые сцены битв и восстаний, дворцовые интриги и дипломатическая борьба. Ну и, конечно, любовная линия. Возможно, даже не одна.

В тоже время фильм не должен стать просто пафосной лубочной картинкой, снятой за большие деньги, или историко – политической агиткой. Это будет настоящее правдивое кино о кровавой борьбе за власть, народных страданиях и героических подвигах.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
31
3
декабрь
2015

Я бы снял фильм о февральской революции и отречении Николая Второго. Мне эта мало освещенная в искусстве тема кажется чрезвычайно кинематографичной.

Фильм я бы построил на контрастах - несколько масштабных высокобюджетных сцен, демонстрирующих петроградский хаос, контрастируют с основным, камерным действием - тесная комната под номером 13, в которой несколько растерянных людей пытаются убедить себя и друг друга в том, что они хоть немного контролируют ситуацию. Благо, тут и особого сценария не нужно, дневники полны сцен, которые при правильной подаче имеют потенциал стать культовыми. Чего стоит один только этот эпизод:

"Театральным жестом Керенский бросил пакет на стол:

— Наши секретные договоры с державами… Спрячьте…

И вышел так же драматически.

— Что за безобразие, — сказал Родзянко, — откуда он их таскает?

Что делать с принесенными бумагами, никто не знал, в кабинете не было даже шкафа, чтобы их спрятать. Наконец кто-то нашелся:

— Знаете что — бросим их под стол. Под скатертью ведь совершенно не видно… Никому в голову не придет искать их там.

Пакет отправился под стол, но не прошло и пяти минут, как в комнате вновь появился Керенский.

— Тут два миллиона рублей. Из какого-то министерства притащили…

В итоге миллионы оказались под столом рядом с секретными договорами." (с)

Другая линия - поезд Николая, его остановка на забытой богом станции, заговор офицеров (Рузский, Алексеев - какие могут получиться замечательные неоднозначные образы!). Наконец, кульминация - поездка Гучкова и Шульгина к царю с целью уговорить его отречься. Здесь первой скрипкой будет Гучков - одиозный военный с огнем в глазах и энергией профессора Мориарти, способный без колебаний застрелить человека, упивающийся творящейся вокруг историей и осознанием своей роли в ней - единственный человек, который, кажется, знает, что делает. Не так ярок, но ничуть не менее важен образ Шульгина, прислушивающегося к голосу разума и пытающегося понять, действительно ли Гучков знает, что делает, или просто играет убедительнее других.

О сценах в царском купе, опять же, говорить не приходится, - история написала потрясающий по своей напряженности сценарий перьями участников событий. Сравнимым по напряжению эпизодом будет момент, когда великий князь Михаил Александрович просит несколько мгновений на раздумья и уходит в соседнюю комнату, чтобы вернуться и сообщить о том, что отрекается вслед за братом. Камера не последует за ним и сфокусируется на тех, кто остался в зале. Долгие крупные планы участников событий.

После этой второй кульминации фильм затягивать не нужно - камера уходит в ночное небо Петрограда под звуки полонеза Шигеру Умебаяши, навстречу быстро и напряженно падающему снегу.

26
2
декабрь
2015

Если бы у меня был неограниченный бюджет и такая же неограниченная уверенность в своих силах, я бы экранизировала цикл «Ведьмак» Анджея Сапковского. Мечтаю увидеть когда-нибудь на большом экране всю сагу в трёх (а лучше в четырёх-пяти частях), как «Властелина колец».

В моём идеальном представлении это был бы масштабный и реалистичный эпик, наполненный драмой, сложными человеческими взаимоотношениями, сражениями, интригами, пророчествами, захватывающими дух съёмками, первосортными эффектами и тем ощущением величественной мрачной сказки, которое так сильно будоражит воображение. И всё это должно быть приправлено самоиронией, чтобы не скатиться в угрюмый пафос.

А если бы после «Ведьмака» осталась ещё парочка миллиардов долларов, я бы взялась за съёмки амбициозных сериалов (в стиле HBO, AMC или Netflix) по «Гипериону» Дэна Симмонса или по «Дюне» Фрэнка Герберта. Эти фантастические книги заслуживают самых лучших экранизаций.

19
2
показать ещё 18 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта