Julia Tkachenko
май 2015.
2624

Подвергались ли сторонней редакции публикуемые стихи А.С. Пушкина при его жизни?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
5
1 ответ
Поделиться

Да, при жизни Пушкина его поэтические и прозаические тексты не раз подвергались стороннему вмешательству, которое далеко не исчерпывалось редакторскими или издательскими поправками.

Важнейшей инстанцией, через которую проходили все предназначавшиеся для печати сочинения Пушкина, была цензура, а цензоры, в свою очередь, могли не разрешить как текст целиком, так и какой-то его фрагмент или же заставить автора изменить какие-то выражения, эпизоды, а иногда и всю структуру текста. Но в случае с цензурным вмешательством последнее слово все-таки было за автором, который пытался приспособить текст к требованиям цензуры или же мог вовсе отказаться от его публикации, а были и случаи «бесконтрольного» вмешательства в авторский текст, впрочем, это в большей степени касалось не печатных публикаций, а рукописного распространения неподцензурных текстов. В них переписчики часто вносили исправления «от себя» — не разобрав почерк, не поняв смысла, решив, что в автографе или предыдущем списке ошибка…

Со всеми этими типами исправлений, вмешательств и искажений в прижизненных публикациях Пушкина и списках его стихотворений приходится разбираться текстологам и исследователям, и тут дело еще осложняется тем, что в некоторых случаях Пушкин принимал чужое исправление или новый, цензурный вариант, то есть авторизовал это чужое или вынужденное решение.

Например, известно, что при первой публикации поэмы «Кавказский пленник» (1822), которую в отсутствие автора в Петербурге, готовил Николай Гнедич, в рукопись Пушкина, присланную с Юга, Василий Жуковский и сам Гнедич внесли несколько поправок, чтобы «Посвящение» к поэме звучало менее вызывающе и не так откровенно намекало на ссылку автора. Например, у Пушкина в рукописи было «Тебе я посвятил изгнанной лиры пенье», а Гнедич поправил на «пустынной лиры пенье» – и в последующих прижизненных изданиях сам Пушкин печатал уже вариант Гнедича, а не свой первоначальный. Иногда Пушкин разрешал своим редакторам вносить правку на их вкус – тому же Гнедичу Пушкин разрешил поставить любой эпитет в строках «Какой угодно поцелуй разлуки / Союз любви запечатлел», когда «Долгий поцелуй разлуки» запретила цензура. Правда, в более поздних изданиях Пушкин потом вернулся к своему варианту, предпочтя свой «долгий поцелуй» «горькому поцелую разлуки», поставленному Гнедичем.

Но гораздо сложнее приходилось Пушкину, когда в роли цензора выступал не просто чиновник соответствующего комитета, но сам государь император Николай Павлович, чьи поправки и предложения Пушкину неоднократно пришлось учитывать. Так, Николай I «своеручно» отметил два стиха в «Графе Нулине», сочтя их неприличными к печати: «Порою с барином шалит» (о служанке Параше) и «Коснутся хочет одеяла» (о графе Нулине в кульминационной сцене), — в издании Пушкин оба их переделал. Правда, другая замена в печатном тексте «Графа Нулина» по сравнению с беловым автографом «Щипцы с пружиною, будильник» вместо «Щипцы с пружиною, урыльник [т.е. ночной горшок]», которая в воспоминаниях Александры Смирновой-Россет тоже приписана вмешательству Николая Павловича, документами, к сожалению, не подтверждается.

Ответить