Что значит "быть русским"? Водка, балалайка, Ванька, матрешка, банька, борщ, пельмени,окрошка, православие, самодержавие и проч.?

1769
6
0
25 ноября
01:13
ноябрь
2015

Вопросы идентичности всегда вызывают дискуссии, зачастую - недружелюбные. К счастью, ученые разработали терминологию, позволяющую описывать этническую идентичность академическими терминами. То есть избегая уничижительной или, наоборот, пафосной лексики.

Любая этническая идентичность (русский, француз, японец, непалец) может быть описана с использованием всего двух терминов: языковая принадлежность и историческая память. С первой все более-менее понятно. Если ваше первое в жизни слово было "мама" (а не mutter или anyuka), значит, ваши родители говорят по-русски, следовательно, определяют себя и вас как русского. В дальнейшем вы, например, можете сменить место жительства и переехать в Австралию. Ваши дети будут знать русский, но разговаривать по-английски. Их идентификация будет смешанной, что принесет им немало проблем. Однако их дети (ваши внуки) будут уже считать себя австралийцами и в целом у них не будет личностных проблем, связанных с вопросами самоопределения. А ваши правнуки, скорее всего, даже и знать не будут о российском происхождении их прадеда, потому что это будет для них неактуальной информацией.

С исторической памятью чуть сложнее, хотя тоже все понятно. Историческая память - это набор когнитивных формул об устройстве прошлого, вынесенных из уроков школьной истории, СМИ и общения с друзьями. Разделенный по разным государствам, но сохранивший общий язык и общую память польский народ дважды восставал из руин и возрождал свою государственность.

О каких когнитивных формулах речь? История - это нарратив, который описывает протяженные временные периоды, опираясь на представление о том, что мир разделен страны. И что эти страны имеют природу если не вечную, то хотя бы неограниченную в обозримой перспективе. Как следствие истории пишутся как истории стран (история Франции, история России, история Венгрии), а не регионов или народов.

Для нас очевидно, что все события из учебника - это про нас, про нашу страну, наш народ. Владимир Святославич основал наше государство, Александр Невский - великий полководец, защитивший наше государство от нашествия латинян, Владислав Ваза посягал на суверенитет нашей страны, Петр Багратион - русский генерал, а Михаил Барклай-де-Толли, наоборот, немец. И что по мере расширения наших границ, расширяется наша история (и наоборот).

В зависимости от того, как вы оцениваете прошлое (не всё, а лишь то, которое находится в пределах общего с окружающими вас людьми горизонта видения), можно сказать, кем вы себя определяете. Отличный пример - Вторая мировая война. Если вы считаете, что главные сражения происходили на советско-германских фронтах, и что без участия СССР победить нацизм не было шансов, значит, вы - русский. Если ВОВ для вас всего лишь восточный фронт глобальной войны, значит, вы - житель одной из европейских стран. Если вы путаете Вторую мировую войну со Второй тихоокеанской, велика вероятность, что вы - чилиец.

Разумеется, помимо языковой самоидентификации и исторической памяти существуют и другие маркеры, которые важны для народов, располагающихся близко друг от друга или живших ранее в пределах одной страны. Например, религиозный. Но я бы все-таки назвал их вторичными.

29
2
февраль
2016

Вопрос этот очень непростой. Народам всегда требуется много времени и усилий для того, чтобы себя осознать, понять, кто они и каково их место в мире. Процесс формирования национальной идентичности начал активно происходить в России с начала 19 века, но был прерван со свержением монархии. Большевикам русская идентичность была не нужна, и теперь, после развала союза, мы остались у разбитого корыта. Заметьте, что все бывшие республики СССР строят свою государственность именно на своей национальной идентичности -- все, кроме России. Государство этот вопрос осторожно обходит, и каждому русскому приходится самостоятельно разбираться с тем, кто он, и кто мы.

Но подсказки разбросаны кругом. Это и наш образ жизни, и архитектура, и живопись. И, конечно, литература. У каждого русского классика можно встретить те или иные наблюдения о русских. А особенно ценными бывают впечатления положительно настроенных иностранцев: ведь со стороны виднее. 

Вот, например, первое впечатление словенца Александра Трушновича от России. Попал он к нам во время Первой мировой войны, добровольно сдавшись русской армии, в надежде воевать на её стороне. Его везли на поезде, пока ещё в качестве пленного...

"Поезд замедлил ход и осторожно, не тревожа скрепы моста, прошел над Днепром. Почувствовав под собой землю, ускорил ход. Бесконечная равнина. Куда ни кинешь взор — ровная линия горизонта. Какие поля! Ветер колышет волны пшеницы. Богата русская земля! Зазеленело все, пошли луга, куда ни кинешь взгляд — зелень до горизонта. Широка русская земля!

Земля солнцу улыбается, бесконечные поля златокронных подсолнухов Творцу славу поют. Удивленно раскрытыми глазами смотрит пришелец с Запада и слов не находит, душа его молча молится.

В степи как свечи горят золотые купола. Далеко в степь глядит русская церковь, вокруг нее белые хаты. О тебе, Россия, моя молитва…

Уже солнце склонилось к западу, и все нет конца твоим полям и нивам, твоей красоте и богатству. Тебе ли быть побежденной, тебе ли, хлебообильная, не накормить своих детей?

Настала ночь. Я лег на скамью, но не спал. Слышал, как немцы ругали славян, называя их изменниками. На одной из станций вышел прогуляться. Мимо головы пролетел булыжник, и из темноты донеслось: «Slawischer Hund!» (славянская собака!). Старший унтер-офицер пересадил меня к охране.

На утренней заре, когда солнце уже успело обойти вокруг всей земли, удивленные глаза увидели то же богатство полей, ту же необъятную ширь, ту же тихую могучую красоту. Как будто с места не сдвинулись, а сколько уже проехали…

На станциях много народу. Смотрит русский мужик, и глаза его говорят: «Вот бедные, теперь вдали от своих. И на что эта война сдалась? А вон молоденький, наверное, еще не женат. А у того, постарше, дома жена и дети, наверное. И лошадь, и корова. Крестьянин, должно быть».

И бабенка стоит и смотрит. Щеки розовые, глаза живые, мальчонка за юбку ухватился: «А ведь мой-то тоже где-то у них так едет. Хлебца им подать надо бы».

Стоят пленные немцы у дверей теплушки, переговариваются. Слышу: «Вот уставились как идиоты! Азиаты проклятые!»

Кирсанов — уездный город. Город? Ни город, ни деревня. У большинства жителей собственный домик, двор, огород, сад. Много зелени, улицы широкие, не то, что у нас. Заглядываю во дворы — там чисто и уютно. Улицы, правда, могли бы быть и почище.

— Самовар! — крикнул кто-то из пленных. И все остановились, повторяя: «Самовар, самовар!» Конвойный смеется:

— Самовар. Для чая. У всех русских есть.

Эх, дорогой, что такое самовар, я давно знаю, только вот «живого» еще не видел. Все близкие и родные мне люди Тургенева, Толстого, Достоевского пили чай из самовара, у самовара говорили о Боге, о любви, о правде, о русской земле. А самовар их слушал и пел свою тихую спокойную песню и длинными зимними вечерами, когда мела вьюга, и весною, когда вишня цвела".

5
0
февраль
2016

"Русский не тот, кто носит русскую фамилию, а тот, кто любит Россию и считает ее своим отечеством." - высказывание русского военоначальника А. И. Деникина. 

0
0
показать ещё 4 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта