Почему нельзя запретить Турции покупать нефть у ИГИЛ?

2168
1
0
24 ноября
22:57
ноябрь
2015

Несмотря на то, что вопрос на первый взгляд кажется не совсем корректным, стоит согласиться, что задают его в нашей стране в последнее время достаточно часто. Мой ответ будет строиться на основе опровержения фигурирующих в самом вопросе формулировок:

Во-первых, "запретить Турции". Турецкая Республика сегодня представляет собой независимое суверенное государство, пользующееся всей совокупностью прав, предусмотренных международным правом и всей сложившейся системой международных отношений. Кто или что может "запретить" государству проводить ту или иную политику? Тем более, что речь идет не столько о военной деятельности или политике, сколько об экономической активности. С формальной точки зрения, лишь Организация Объединенных Наций, которая может вынести определенное решение на основе всестороннего разбирательства и независимого международного расследования. Только для инициации подобного разбирательства необходимо иметь не только реальные основания, но и консолидированную позицию и политическую волю ведущих мировых держав. Вплоть до сегодняшнего дня, ничего подобного не было. И здесь мы подходим ко второму сомнительному аспекту самой формулировки вопроса.

Во-вторых, "Турции покупать нефть". Наиболее важным аспектом, ставящим под сомнение очень многие выводы по проблеме и который редко учитывают, видится отсутствие не только доказательств, но и малейшей уверенности в том, кто именно является покупателем иракской и сирийской нефти, экспортируемой нелегально через сирийско-турецкую границу. Является ли покупателем турецкое государство? Скорей всего, нет. В то время, как все операции проводят частные лица и фирмы, имеющие нередко официальную регистрацию даже не в Турции, а в оффшорных зонах по всему Средиземноморью и дальше. Используя территорию Турции в качестве транзитного пункта, они выводят нефть на более широкий мировой рынок с крайне длинным списком покупателей и конечных потребителей. Поэтому правильнее бы было говорить о необходимости введения более жесткого контроля на территории Турции за деятельностью подобных фирм, а не "запрете для Турции покупать".

Отсюда, правда, возникает еще один закономерный вопрос, а кто будет осуществлять этот контроль? Первый кандидат - снова сама турецкое государство, т.к. только оно обладает легитимным правом осуществления контрольных функций на собственной территории. Но вот именно здесь и кроется загвоздка, получая косвенную прибыль от этого бизнеса для турецкой экономики в целом (дешевое топливо способствует оживлению экономической деятельности и идет на пользу малому и среднему бизнесу), оно не заинтересовано самостоятельно рубить сук, а котором сидит. Свою роль играет и коррупционный фактор: нефтетранзит "кормит" целую плеяду турецкий чиновников всех уровней по всей территории страны. Откажутся ли они от этих "легких денег" в пользу "мира во всем мире", "блага Сирии", "победы над ИГИЛ"? - Сомневаюсь, богаче от этого никто из них не станет.

В-третьих, "нефть у ИГИЛ". А кто сказал, что нефть идет лишь с месторождений, хранилищ и предприятий, контролируемых лишь ИГИЛ? По сложившейся за последние годы сети контрабанды нефтепродуктов перемещаются колоссальные объемы "черного золота", сулящие прибыль любому актору, выходящему на рынок. На определенном этапе практически все участники конфликта принимали участие в наполнении этих бензовозов, идущих караванами через границу, т.к. это давало возможность получить на руки наличность, дефицит которой в условиях войны испытывают все враждующие стороны без исключений.

Таким образом, подводя итоги и отвечая на вопрос: ситуация намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд, в ней задействовано большое количество участников с самыми разными интересами (как внутри самой Турции, так и на международной арене в целом), а их отношения не регулируются категориями "запрет-следование запретам". "Запрещать" по сути некому и нечего, а можно лишь используя различные инструменты влияния способствовать тому, чтобы эта деятельность стала убыточной для максимально большого количества участников. Например, как это делает руководство РФ сегодня: давить на политическое руководство Турции морально, на малый и средний бизнес - экономически, а на самих транзитеров и перевозчиков - физически их уничтожая. В данном случае, российское государство использует тот инструментарий, что доступен ему самому без привлечения институтов международного права (ко коим обращается, но результата пока не имеет) не для запрета, но для прекращения транзита нефти через сирийско-турецкую границу силой принуждения сторон и превращения их издержек в несопоставимые с прибылью. Пока баланс сил и интересов в ООН не будет восстановлен, об эффективности и самой возмоности международных запретов говорить не приходится, и лишь такая стратегия останется единственно верной при достижении национальными государствами их интересов (как это видится сейчас в Москве).

24
2
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта