Николай Миронов
ноябрь 2015.
4362

Почему такие философы как Гегель (особенно он) и Гуссерль писали свои работы в максимально сложной для понимания манере?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
1
4 ответа
Поделиться

Кроме того, на рубеже XVIII-XIX вв. в разрозненной Германии, равно как и во многих других континентальный государствах Европы (Англия не в счёт) отношение к науке значительно меняется. Так, наукой для образования каждого гражданина, а в целом - нации граждан, служит искусство, которое нельзя интерпретировать, но можно внимать ему и просвещаться духовно (читай, постигать дух - для Гегеля это определенно тождественно постижению истины). Такое положение дел развязывает руки философам, которые могут говорить о более сложных материях и более сложно, но вполне понятно в своем узком кругу. Критические статьи появляются в студенческих журналах, и доступ к этим журналам достаточно высок, однако, требует определенного бэкграунда для точного понимания написанного

Явным сторонником этого сложного академического языка были неомарксисты. Хоть не каждый из них писал так сложно (тот же Маркузе вполне читабелен), но Гегеля, Маркса (который тоже не так уж и прост в прочтении) и прочих поддерживали

А вот Шопенгауэр, напротив, таких "словоблудов", как бы он сказал, критиковал, и критиковал во многом именно за их слог. Мол, за ним ничего не скрывается, кроме неуверенности в своей концепции

На чьей стороне баррикад оказаться - решать вам)

14
0
Прокомментировать

Манера письма Гегеля, как отмечает его биограф Терри Пинкард, складывалась под влиянием двух конкретных человек: Гельдерлина и Фихте. У Гельдерлина он унаследовал склонность к изобретению сложных терминов и установку на то, чтобы читатель играл по его правилам. У Фихте, после переезда в Йену, когда его стиль резко меняется в сторону сложности - стремление к строгости, систематичности и "наукообразию" (не стоит понимать это как пренебрежительный термин, это моя калька с прилагательного wissenschaftlich). Гегель хотел быть духовным наставником народа, но к тридцати годам попытки "практического вмешательства" в его духовное и нравственное обновление ни к чему не привели, "популярные" тексты не принесли ему ни денег, ни вообще публикаций, поэтому он вполне сознательно решил попробовать силы в качестве академического философа и усложнить свои тексты по примеру Фихте. Для новой систематической, строгой и научной философии требовался радикально новый словарь терминов, Гегель, благодаря влиянию Гельдерлина, решился на его создание, это сделало его тексты трудными для понимания.

Что до Гуссерля, то мне доводилось слышать, как особенности его стиля объясняли просто тем, что он был математик и специально литературному мастерству никогда не учился.

Александр Зайцевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
13
0
Прокомментировать

Тут ответ слишком очевиден. Просто потому что они пишут о критически сложных вещах. Это, в действительности, одни из самых сложных текстов в европейской культуре, так что бессмысленно ждать, что они будут читаться как властелин колец.

Кроме того, стоит добавить, что и Гегель и Гуссерль принадлежат к академической философии. Язык их философии в высокой степени техничен и предполагает, что читатель имеет необходимый уровень подготовки. Такой язык совершенно не рассчитан на то, что его будут читать в качестве развлечения.

Насчет Гуссерля также можно сказать, что он сам был далеко не уверен в своих собственных взглядах, что создает особенную сложность для интерпретаторов.

15
-4

Замечательный ответ почему-то последний. Язык Гегеля это форма его философии, такой же сложный как м она сама. И упростоив язык его книг мы упростим и его философию т.е. изложим ее в неполном виде, потеряем суть 

Люди почему-то свыкаются со сложным языком для высшей математики или химии, но не философии))

0
Ответить
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Если человек понимает о чём он говорит и что хотел бы сказать, то в этом случае он излагает свою мысль максимально понятно. Если человек создаёт видимость, что понимает, при том что возможно понимает только какую-то малую того часть, то возникает естественное желание скрыть от всех истинное положение дел и завуалировать собственное невежество.

Что касается Гегеля, то возможно необходимо прочесть его в подлиннике, чтобы составить объективное представление о его гении. Ежели судить о нём по работам, переведённым на русский язык, то он явно зарабатывал не за содержательность своих трудов, а за количество страниц в них. Более закрученных и непонятных фраз, мало связанных одна с другой, мне никогда не приходилось нигде встречать.

Поскольку в научных кругах глупцов достаточно, то им стыдно признать, что им ничего непонятно в работах Гегеля, поэтому им остаётся только соглашаться с общепринятым понятием, что Гегель - выдающийся философ.

1
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью