Tamara Gektin
август 2017.
25040

Почему многие не любят евреев, и исчезнет ли когда нибудь антисемитизм?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
41
29 ответов
Поделиться

Вопрос антисемитизма наверно самый сложный вопрос в сфере социогуманитарных дисциплин. Одна из главных причин антисемитизма, как и ненависти к другим народам заключается в непохожести народа и стремление сохранить свою идентичность вопреки давлению извне (другой этнос, государство, корпорация и пр.). Например, древние народы удивлялись монотеизму евреев, считали это глупостью и варварством, пытались навязать и ассимилировать, а евреи сопротивляются или вообще устраивают восстание (война Маккаби против эллинизации 165 - 151 гг. до н. э.). Можно взять в пример и исход Моше из Египта (хотя само событие более легендарное, чем историческое).

После разрушения Второго Храма в 70 г. и поражения последнего еврейского восстания Бар-Кохбы 135 г. компонентом антисемитизма стало еще и презрение: народ без земли, богом отверженные и т. д. Стоит отметить что не все еврейские общины сталкивались с антисемитизмом, например его не было в Китае и в Индии (скорее всего потому что данные цивилизации отличались терпимостью к чужим культурам, особенно последняя). Исламские государства, также лояльно относились к евреям и с христианами имели статус "людей книги". Более того в Кордовском Халифате евреи занимали высокие государственные чины вплоть до визиря. Рассадником антисемитизма в Средние века являлась Западная Европа (Англия, Франция, Священная Римская империя) и разумеется Русь, Московское государство. Москва особенно боялась евреев настолько, что запрещала им находиться в этой стране. Причиной является то что некий раввин в ходе спора с православными сановниками победил их в диспуте и вторые под впечатлением образовали околоиудейскую секту. Западная Европа конечно разрешала жить в своих городах (из социально-экономических соображений), но в случае кризисных ситуаций или религиозного угара (Крестовые походы) начинались погромы и изгнания. Несмотря на все это какой-либо Папа Римский не был заинтересован в насильственном крещении. На это есть 2 причины: христиане должны воочию видеть народ отвергнутый богом Иисусом Христом, иудаизм являлся все-таки идеологической "опорой" христианства и между ними происходил культурный обмен (прежде всего в виде диспутов). Идеальным местом для евреев в Европе являлась Польша, им гарантировалась религиозная автономия и покровительство короля.

Все эти религиозные предрассудки существовали вплоть до начала 20 в. (прогрессивные революции не решили еврейский вопрос). В кон. 19 в. возникает концепция расового неравенства, во Франции проходит "дело Дрейфуса" - еврея, капитана французского генштаба, которого осудили за утечку информации (в конце концов осудили того человека, который указал на Дрейфуса из-за его происхождения), в России с 1881 г. череда кровавых погромов и последний в истории кровавый навет (дело Бейлиса).

И все это видит один австрийский журналист, Теодор Герцль - ассимилированный немецкий еврей, который ничем не отличался от европейцев при этом имел дело с антисемитизмом. Он предлагает решить еврейский вопрос созданием еврейского государства. Он верил, что если евреи переедут в Израиль, то не будет никакого антисемитизма и еврейского вопроса.

Еще до создания Израиля, европейский антисемитизм эволюционирует в расистскую концепцию - где евреи больше не конфессия, а раса (крестись хоть сто раз ты останешься евреем). Чем это закончилось, надеюсь объяснять не надо. Великорусский шовинизм/антисемитизм перекочевал и в советское общество, разве что ненависть была уже на этнической почве вдобавок была запрещена сионистская деятельность и изучения иврита, а также в университеты были процентные нормы (последнее было негласно).

В межвоенную эпоху вспыхивает панарабский и панисламский антисемитизм. Причиной стало то, что в Палестину начало приезжать много евреев и строить поселения. Арабы воспринимали сионистов, как колонизаторов и устраивали погромы. Хевронский погром 1929 г. является условной точкой отсчета начала арабо-израильского конфликта, который длиться до сих пор.

Появление Израиля в 1948 г. не уничтожило антисемитизм. Еврейское государство с первого дня оказалось в состоянии войны. Как мы видим мечта Герцля не сбылась (в своих трудах он утверждал, что Израилю армия вообще не пригодится), однако Израиль как государство смогло изменить отношение к евреям, исключив 2000-летнее презренное отношение. Евреев во всем мире начали уважать после Шестидневной войны (Израиль тогда за 6 дней увеличился в 2,5 раза). Разумеется и после этой войны антисемитизм не пропал, появился еще и антисионизм, культивируемый и палестинскими террористами (захват в заложники израильскую олимпийскую сборную в 1972 г., угон самолета с израильтянами в 1974 г., инициатива ГА ООН 1974 г. о приравнении сионизма к расизму). Наконец, все терракты, направленные против израильтян имеют националистический корень. Причем погромы и терракты могут быть и вне Израиля, сейчас опасно быть евреем во Франции (убийство школьников в Марселе, терракт в кошерном супермаркете в Париже).

Исчезнет ли когда-нибудь антисемитизм? Наверно вместе с еврейским народом. А может ли народ исчезнуть с 3500-летней историей выживания?

На самом деле "евреев" уже практические не существует и поэтому антисемитизм вырождается и скоро исчезнет, но ему на смену приходит ненависть к разным группам, "наследующим" евреям. Ниже поясню подробно, почему это можно считать прогрессом, и кого сейчас реально ненавидят (исторический аспект хорошо освещён в других ответах). Я бы выделил 4 группы, и как следствие 4 вида ненависти:

1. Израильтяне. Их, соответственно, не любят люди, которые ненавидят Израиль (и его граждан). Они корректней определяются как "антисионисты" (хотя среди них есть и антисемиты), и, в зависимости от своей радикальности, они могут выступать против существования Израиля вообще или против конкретной политики израильских правых, которая, по их мнению, приводит к эскалации палестино-израильского конфликта, притеснению арабского населения "территорий" и так далее. Как и любая группа граждан страны она очень неоднородна и может быть условно разделена на "левых" ("пацифистов", если очень упрощать) и "правых", ("милитаристов"), но антисионисты обычно сильно разбираться ленятся.

2. Ортодоксальные религиозные иудеи (по-русски это, всё же, не то же, что "евреи") – их не любят за "инаковость", причём не так важно – атеисты за "абсурдные" верования, христиане за отрицание божественной природы Христа или ксенофобы широкого профиля – за характерные шляпы (у хасидов), пейсы и тому подобное. То есть они являются объектом религиозной нетерпимости.

3. "Еврейские элиты" и бенефициары их деятельности – ненависть к ним в основном имеет классовую природу, а иногда сводится к банальной зависти. Речь идёт как о действительно существующей (но сильно преувеличиваемом конспирологами) диспропорции в числе "этнических" евреев среди богатейших и наиболее успешных в науке (а в некоторых странах ещё и политике и/или искусстве) относительно их доли к населению той или иной страны. Тут много причин, в том числе ценности евреев как социальной группы в прошлом – когда она реально существовала и была религиозно-этнической общностью, там ценилось образование (сперва религиозное, потом, после начала еврейского просвещения, "аскалы", и научное, а также музыкальное) и вообще существовала потребность в социальных лифтах в условиях поражения в правах в большинстве западных стран. Этими лифтами становились карьеры физика, банкира или скрипача. Были и локальные индустриальные элиты, типа алмазной в Бельгии и Голландии (сейчас их вытеснили индусы). Но на сегодняшний день – это просто система "клубов", где успешные участники помогают менее успешным или молодым – через неформальные связи, или специальные фонды и институты (full disclosure – я сам 2 года получал стипендию от подобного миллиардерского фонда просто на основании того, что имел еврейское происхождение – ни религиозного соблюдения, ни репатриации в Израиль от стипендиатов при этом не требовали). Всё это раздражает людей, которые в таких "клубах" не состоят – либо потому что они в социальном большинстве, поэтому их "клубом" по идее должна являться вся страна (поэтому в странах, где сильное социальное государство заботится обо всех гражданах, такого рода антисемитизма среди титульной нации почти нет, а в России, скажем, есть), либо потому что их меньшинству не удалось в прошлом их сформировать и найти свои "ниши" (или оно вообще недавно образовалось). Поэтому они склонны оперировать терминами типа "иудо-масоны" и считать данную группу опасной и враждебной.

4. Граждане разных стран еврейского происхождения, которых к евреям относят по гено/фенотипу и фамилиям. Они могут самоидентифицироваться как "нерелигиозные евреи" и иногда переходить в одну из вышеупомянутых групп, но не обязательно вообще об этом думают. Их как раз ненавидят только антисемиты, люди убеждённые, что сам факт "еврейской крови" делает кого-то хуже, но так как эта группа склонна к ассимиляции (они без сомнений строят семьи с людьми других национальностей), скоро ненавидеть просто "за еврейство" будет некого, и "антисемитизм" сведётся исключительно к ненависти к группам 1-3.

Важно понимать, что хотя все 4 группы связаны между собой и допускают большую мобильность, они могут находиться и в очень плохих отношениях: некоторые ортодоксы (2) ненавидят сионистов и Израиль (1), многие правые израильтяне (1) презирают богатых евреев, "отсиживающихся" в Европе (3), многие светские (или крещёные) евреи (4) терпеть не могут хасидов в шляпах (2), а Американские еврейские активисты (3) считают врагами израильских левых (1), ратующих за разделение на два государства и вывод поселений.

Посему антисемитизм, ненависть к евреям как этнической группе, скоро исчезнет, а слово будет по привычке использоваться для обозначения политической, религиозной или классовой ненависти.

Почему это важно? Потому что нелюбовь к группам, определяемым их действиями, это естественно и неизбежно – она может иметь конструктивные или отвратительные формы, но такое было и будет всегда и с этим можно жить, такая ненависть по природе своей рациональна, хоть и может строиться на ошибочных или ужасно упрощённых представлениях.

Ненависть к кому-то по факту их рождения (цвету кожи, сексуальной ориентации, национальности) – это иррационально и приводит к катастрофам безумных масштабов. Это допускает дегуманизацию, призывы к убийству детей и подобные вещи, которые характерны для геноцидов или особо кровавых войн. Да, классовую ненависть можно превратить в иррациональную (см. преследования потомков дворян в СССР), но для этого зерно иррациональности должно быть укоренено в сознании. Чем меньше его в мире, тем меньше шансов, что следующий конфликт между партиями, странами или даже религиями примет формы массового уничтожения.

Вадим Кожинов в своей книге «Россия век XX (1901 - 1939)» в главе «Правда о погромах» дает следующее объяснение проблемы притеснения евреев, цитирую маленький фрагмент, но очень советую прочитать главу целиком, чтобы не сложилось вдруг превратного впечатения, что автор оправдывает притеснения евреев, он лишь сообщает ту историческую обстановку и подоплёку, из которой проистекает традиционная нелюбовь к евреям.

— Как сообщается в 16-томной Еврейской Энциклопедии (издана в 1913), издавна, с первых веков нашей эры жившие в западноевропейских странах евреи лишь изредка вступали в конфликты с основным населением этих стран, и к тому же гонения на них не имели сколько-нибудь тяжелых последствий. Однако начиная с XII века ситуация резко изменилась, и в конечном счете евреи Западной Европы пережили настоящую «катастрофу»,—вернее, целый ряд (цитирую ЕЭ) «катастроф, разразившихся над ними в эпоху крестовых походов. При первом походе цветущие общины на Рейне и Дунае подверглись полному разгрому, во втором походе (1147) особенно потерпели евреи Франции... в... третий поход (1188)... разыгрался страшный мартиролог английских евреев... С тех пор и началось время преследований и стеснений для мирно развивавшегося -- до конца XII века — английского еврейства. Завершением этого тяжелого периода было изгнание евреев из Англии в 1290 году, прошло 365 лет, пока им вновь было разрешено поселиться в этой стране... Везде на христианском Западе мы видим одну и ту же мрачную картину. Евреи, изгнанные из Англии (1290); Франции (1394), из многих областей Германии, Италии и с Балканского полуострова в период 1350-1450 гг. ...бежали преимущественно в славянские владения... Здесь евреи нашли верное убежище... и достигли известного благосостояния». И еще о судьбе евреев в Испании: «В 1391 г. в одной лишь Севилье чернь убила 30000 евреев... Тысячи людей были брошены в тюрьмы, подвергнуты пыткам и преданы костру». А в 1492 году «несколько сот тысяч евреев (то есть все жившие тогда в Испании) должны были оставить страну».

Здесь необходимо вдуматься в ход дела, который освещен во многих различных статьях ЕЭ. Евреи повсюду, где они жили, «сосредоточивали» в своих руках торгово-финансовую деятельность, и до определенного исторического момента это было, так сказать, в порядке вещей. Но по мере экономического «прогресса» все более значительная часть основного населения любой из стран, где имелись евреи — часть, которая ранее всецело жила в рамках натурального хозяйства, — начинала все более интенсивно вовлекаться в торгово-финансовую сферу и тем самым в конце концов неизбежно вступала в конфликт с евреями. Так, если в ХV-ХVI веках польские евреи пребывали в ненарушаемом «благосостоянии», то в XVII веке, «когда шляхта (то есть польское дворянство) окрепла (точнее—развилась) экономически, она стала вести антиеврейскую политику», что привело к самым тяжелым последствиям для евреев Польши.

В западноевропейских странах это произошло значительно раньше; там уже «до 1500 года погибло около 380000(!) евреев; надо полагать, что всего их числилось в это время 1000000 на всем земном шаре»; следовательно, в Западной Европе было уничтожено тогда около 40 процентов евреев всего мира...

Вообще едва ли можно оспорить тот факт, что религиозные и иные идеологические «доводы» выступали всегда как средство «оправдания» погромов, а не как их причина. Это недвусмысленно показал видный еврейский ученый Д.С.Пасманик в статье «Погромы в России», утверждая, что у погромщиков не было «явно выраженной расовой вражды... Не раз те же крестьяне, которые грабили еврейское добро, укрывали у себя спасающихся евреев». Кстати сказать, тогда, во времена российских погромов, констатирует ЕЭ, «только немногие говорили о племенной и расовой ненависти: остальные считали, что погромное движение возникло на экономической почве».

В 1880-х годах в России повторилось то, что происходило в странах Западной Европы (гораздо раньше вступивших на путь «прогресса») накануне эпохи Возрождения и непосредственно в эту эпоху. Но повторилось, надо прямо сказать, в несоизмеримо менее жестоком и широкомасштабном виде. Вспомним также, что в XIX веке погромы (ранее, чем в России) произошли в Австрии и Германии. А первый действительно страшный кровавый погром разразился на территории Российской империи с 7 по 8 апреля 1903 года в Кишиневе. Здесь погибли тогда 43 человека, из которых 39 были евреи.

В.В.Розанов, который позднее провел лето в Бессарабии, так изложил представления местных жителей о ситуации, создавшейся в Бессарабской губернии:

«Сила его (речь идет об экономической силе еврейства) всегда больше силы окружающего населения, хотя бы евреев была горсточка, и даже всего пять-шесть семей, ибо эти пять-шесть семей имеют родственные, общественные, торговые, денежные связи с Бердичевым и Варшавой, да и с Венгрией, с Австрией; в сущности со всем светом. И этот «весь еврейский свет» поддерживает каждого Шмуля из Сахарны (бессарабская местность, где жил Розанов), и «Шмуль в Сахарне» забирает всю Сахарну в свои руки, уже для пользы не своей, а всего совокупного еврейства, ибо, укрепившись здесь, он немедленно призывает сюда родственников, родичей, единоверцев в помощь себе (стоит сообщить, что в 1847 году в Бессарабской губернии проживало 20232 еврея, — а всего через 50 лет, в 1897 году, в 11 раз больше — 228528 (!)), в компанию с собою, в сущности за один обеденный стол с собою, где они кушают темную молдавскую Сахарну, кушают ее посевы, ее птицу, ее скот, все это скупая за бесценок через моментально образуемые синдикаты и не подпуская никакого чужого покупателя ни к какому продукту, сырью, свежине. Сахарна пашет, работает, потеет, а евреи ее пот обращают в золото и кладут в карман. Они имеют «у своих» бесконечный кредит под свои способности, под свою живость, под свою оборотливость. Какая же с ними конкуренция, когда в каждой точке они — «все», а всякий русский, хохол, валах — «один»...»

Впрочем, Розанов с самого начала представил свой рассказ как обобщение того, что он слышал от бессарабцев: они воспринимали деятельность евреев как своего рода высасывание соков из их земли и из них самих. И в разрушении и грабеже имущества евреев они усматривали некое «восстановление справедливости».

Однако беспристрастный наблюдатель с полным правом возразит, что никакого насилия или хотя бы беззакония евреи по отношению к бессарабцам не совершали: они только умело и сплоченно занимались финансово-торговой деятельностью. И никто не мешал «туземцам» сплотиться и потеснить евреев в честном экономическом соревновании. И тот факт, что они вместо этого устроили погром, свидетельствует только об их деловой несостоятельности, заставлявшей их прибегать к грубой силе. Наконец, это особенно безнравственно потому, что в целом евреи составляли меньшинство населения Бессарабии (всего около 12%); естественно предположить, что при количественном равенстве «туземцы» и не решились бы на погром...

Все это в сущности неоспоримо; но если возвратиться к сделанному по материалам ЕЭ обзору истории конфликта евреев с основным населением, нетрудно убедиться, что дело, как правило, доходило в какой-то момент до погромов, — будь то в Англии, Франции, Германии или Австрии. То есть все «туземцы» оказывались несостоятельными...

Это, надо думать, означает, что экономический конфликт был неразрешим на экономической же почве. И в самом деле: евреи в начале XX века составляли 4 с небольшим процента населения Российской империи, но если говорить о людях, занятых в торговле, то согласно переписи 1897 года в городах империи их насчитывалось 618926, и 450427 из них были евреи, то есть торговцев всех других национальностей имелась 168499 человек—почти в три раза (точно — в 2,7) меньше!

При этом необходимо еще иметь в виду, что конфликт тогда был совершенно очевидным, наглядным: любой житель Бессарабской губернии, будучи вовлечен «прогрессом» в торгово-финансовые отношения, неизбежно самым непосредственным образом сталкивался в своем повседневном быту с евреями, почти целиком держащими в своих руках торговую сферу. Это важно учитывать потому, что для позднейшего, еще более «прогрессивного» устройства общества такое прямое и постоянное столкновение уже вовсе не характерно: люди, в чьих руках находится финансово-торговое владычество, в сущности, «невидимы», они не соприкасаются на бытовом уровне с большинством населения.

Максим Каракуловотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Показать ещё 26 ответов
Ответить