Какая ваша самая сильная в жизни обида?

3643
6
0
21 ноября
05:06
ноябрь
2015

Я в школе написала сочинение по "Грозе" Островского с нестандартным взглядом. Катерина, с моей точки зрения, никакой не луч света в темном царстве, а несчастная психически нездоровая женщина. Там даже галлюцинации ее описываются - ангелов она все детство в храме видела. То есть само по себе это не признак болезни - есть духовно тонкие натуры, которые что-то такое наблюдают, особенно в детстве, но, извините, не в такой же подробной визуализации! И потом, ход мысли Катерины в развязке да еще и суицид - ну явно же человек нездоровый.

А вполне трезвый на всю голову человек там - это Варвара, сестра Тихона. Сам по себе этот взгляд не нов - критик Писарев так и писал примерно. Но без диагнозов Катерине. Я думаю, исключительно потому, что в XIX веке психиатрия была хуже развита.

Сочинение, на самом деле, было так себе, потому что из трех женских образов я раскрыла только Катерину (еще выпендрилась и написала про эпизодическую барыню - внесла элемент мистики, готики и нуара), и если бы мне просто влепили трояк, я бы не волновалась. Но моя учительница - золотой совершенно человек - заколебалась, не смогла оценить и понесла сочинение методистке - старшему преподавателю по литературе в школе.

И она! На меня наехала! Страшно! Сказала, что у меня нет никакого сочувствия к бедной угнетенной женщине! А у меня к ней сочувствие через край хлестало, только из-за ее очевидного душевного нездоровья, а вовсе не по причине ее "угнетенности". Варвара-то родную маму и все это патриархальное общество послала далеко и надолго, а эта красавица еще ничего не натворила (она с этим Борисом всю дорогу за ручки держалась, да и муж ее простил - а если бы она еще истерику при Кабанихе не устроила, вообще бы наплевал на эту дурацкую историю - он, на мой взгляд, при всем слюнтяйстве довольно толковый мужик был, неконфликтный), а уже чувствует себя пылью под ногами!

А самое ужасное, что эта училка заявила, будто я не понимаю слов "благодать" и "юродство". У меня там было предположение: может, Катерина всех этих ангелов описывает, юродствуя? а она мне: "Это благодать, а не юродство", - хотя это совершенно явная аналогия с видением Покрова Пресвятой Богородицы Андреем-юродивым, которое вспомнил бы любой нормальный читатель и зритель в XIX веке.

А самое-самое ужасное, что некоторые уважаемые мною в школе люди встали на ее сторону и заявили, что слушать надо старших. Тут уж я просто позеленела от злости: я же знала, что я хоть и младше, а религиозные темы знаю лучше школьных педагогов.

И, в общем, я только года полтора как перестала злиться на эту учительницу. Хотя у меня даже было желание еще году в 2009 прийти в школу и злобно ей сказать: "Я кандидат философских наук по специальности "религиоведение, философия религии", а ты так ничего и не поняла".

131
7
ноябрь
2015

Была у меня в глубоком детстве, еще до школы, "сезонная" подруга - белобрысая девочка по имени Олеся. Часто проводила с ней время за всяческими играми, когда родители отправляли меня к бабушке и дедушке. Как у большинства маленьких детей, у Олеси были проблемы с моторикой, она часто спотыкалась и падала, да и мне доводилось падать. Не знаю, что в один момент произошло с этой девочкой, но с некоторых пор во время подвижных игр ей стало казаться, что она падает неспроста, а потому что я ей поставила подножку или толкнула. Переубедить ее в обратном не удавалось. Однажды Олеся очень крепко шмякнулась об асфальт и ободрала себе не только руки и ноги, но еще и лицо. Не могу сказать, произошло это во время игры в салочки или в прятки, но помню, что в тот момент, когда она упала, я находилась сзади, а между нами было приличное расстояние и толкнуть ее я никак не могла, даже если бы задавалась такой целью.

Вечером к нам на разборки пришла бабушка Олеси. Злющая старуха с клюкой, сущая Баба-Яга, что не мешало ей быть по совместительству истовой христианкой. Но сказ не про вероисповедание пожилой женщины, а про прелести той встречи. Разбираться в том, кто прав и виноват, в планы старой карги не входили. Вся ее воспитательная дипломатия сводилась к угрозам и ультимативным требованиям не приближаться к ее настрадавшейся внучке. Родители моего отца при этом не изъявляли принять участие в диалоге, вместо этого стояли и краснели. У меня также не было возможности рассказать, как все обстояло на самом деле, - я была в шоковом состоянии от такой психической атаки, кроме того, дряхлая фурия не хотела ничего слышать. Как выяснилось позже, мои бабушка и дедушка тоже не хотели ничего выяснять. Моя версия ими почему-то категорически не принималась, слово Олеси странным образом оказалось более убедительным, чем мое. Более того, мне принялись рассказывать, что врать - это очень нехорошо, а я обязана извиниться. Ага, за то, что Олеся - кривоногая и чокнутая ябеда.

Отсидев сутки под домашним арестом без права на сладкое, я вышла, наконец, во двор. Первое, что увидела - одиноко слонявшуюся возле кустов Олесю, щедро раскрашенную зеленкой. Не думаю, что бык при виде красной тряпки испытывает большую ярость, чем я испытывала тогда, завидев бывшую подругу. План восстановления справедливости возник мгновенно. Ничтоже сумняшеся, я со всей силы швырнула Олесю в заросли крапивы, так кстати оказавшиеся поблизости. "Вот теперь, Олеся, я тебя действительно толкнула", - сказала я и рекомендовала ей самой держаться от меня подальше вместе со своей безумной бабкой. Бабушка, кстати, на разборки во второй раз не явилась.

24
0
декабрь
2015

Отец-алкаголик, избивающий мать. Помню, иду домой со школы в приподнятом настроении, стучусь в дверь, мама открывает с замороженной курицей в руках. Я подумала: "О, сейчас что-то вкусненькое будет" (она редко готовила) И захожу домой, а там отец в зале на полу валяется. Ну вот, опять пьяный. Лежит, харкается. А курицу мама оказывается к лицу прикладывала, чтоб синяк не остался. И мое настроение очень хорошее скатилось ниже плинтуса. Это только одна из историй. А сколько еще их было, этих неприятных моментов, когда вспоминаешь, так больно становится. Очень обидно за детство свое испорченное. В иной раз после скандалов таких, я от страха долга сидела и тряслась просто и всхлипывала от слез. Потому что все так резко начиналось. И, если бы я не вставала бы между ними, то папа точно убил бы маму. Он одним ударом в нокаут может просто отправить. Очень страшные воспоминания.

9
1
показать ещё 4 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта