Как развивалась бы история Европы, если бы Парижской коммуне удалось победить Версаль и установить свою власть над всей Францией?

763
2
1
14 ноября
13:36
октябрь
2016

Исходя из исторических реалий, такой сценарий развития событий крайне маловероятен. Скажу даже больше – почти невозможен. Причина здесь одна. Парижская коммуна являлась только органом самоуправления французской столицы и не считала себя общегосударственным правительством. Её участники не стремились распространить свою власть на остальные регионы страны. Революционеры предложили всем округам и городским общинам по собственному усмотрению устанавливать политический и социальный строй. Представительство общенациональных интересов планировалось возложить на собрание делегатов союзных коммун.

Однако попробуем гипотетически допустить частичную победу Коммуны. Для этого надо предположить два условия – революционеры без проволочек начинают действовать против Версаля и незамедлительно издают воззвание к жителям Франции. Итак, как бы могли развиваться события.

Главнокомандующий Национальной гвардии Люллье и комендант Парижа Бержере занимают важнейший из столичных фортов – неприступный Мон – Валерьян, который ранее был оставлен верными Тьеру войсками. Это позволяет коммунарам укрепить свои позиции и начать наступление на Версаль.

Тьер, ещё не оправившись от первоначального шока и не имея достаточных сил, не успевает организовать оборону своей резиденции. Войска Коммуны, действуя быстро и решительно, преодолевают сопротивление немногочисленных правительственных сил и занимают Версаль. Часть солдат переходит на сторону восставших. Тьер вместе с министрами, а также оставшимися верными войсками, полицией и административным аппаратом спешно эвакуируется в Амьен под защиту прусских войск. Коммунары, решив, что окончательная победа достигнута, а свергнутый президент более неопасен, не организуют его преследования. Они возвращаются к оборонительной тактике, начав укрепление своих позиций вокруг столицы.

В Национальном собрании происходит раскол. Большинство, состоящее из легитимистов и орлеанистов, категорически отказывается поддержать Парижскую коммуну и выезжает в Амьен вслед за правительством. В Версале остаются около 250 радикальных республиканцев. Они провозглашают себя новым Национальным собранием. В стране фактически формируется двоевластие.

Парижская Коммуна, почти не тратя время на дебаты, экстренно принимает документ под названием «Декларация к французскому народу». В нём население провинции призывается к переустройству государства на принципах социальной справедливости и гарантии основных гражданских прав и свобод. Восстания в поддержку Коммуны вспыхивают в крупных промышленных центрах, таких как Лион, Сент – Этьен, Марсель, Тулуза, Бордо и Лимож. Весь юг Франции оказывается под контролем новых властей.

Тьер наконец решает перейти к активным действиям против восставшего Парижа. Правительство и Национальное собрание обращаются за помощью к Пруссии. 

Бисмарк понимает, что гарантом соблюдения всех условий выгодного для него Версальского мира может быть только прежнее руководство страны. Действия новых революционных властей непредсказуемы и опасны. Поэтому прусское правительство решает приложить любые возможные усилия для разгрома коммунаров.

Освобождаются все французские военнопленные, а не только взятые при Меце и Седане, как это оговаривалось ранее. Бисмарк также возвращает Тьеру трофейные орудия. В Амьене быстро формируется армия под командованием маршала Мак – Магона, насчитывающая около полумиллиона человек.

Правительство Тьера начинает наступление на Париж. На всём пути до столицы версальцы почти не встречают сопротивления. Ожесточённые бои начинаются только на подступах к городу.

Попытка сходу взять Париж в кольцо терпит неудачу. Несмотря на численное превосходство, Мак – Магону первоначально не удаётся сломить сопротивление коммунаров, поскольку они успели занять и подготовить хорошие оборонительные позиции. Начинаются позиционные бои.

Часть войск колеблется. Отдельные группы версальцев переходят на сторону Коммуны. Только путём показательных расстрелов Мак – Магону удаётся добиться беспрекословного повиновения.

Тьер, несмотря на сложное положение, не решается просить Бисмарка об открытой интервенции, справедливо полагая, что союз со вчерашним врагом может вызвать неоднозначную реакцию населения и не будет поддержан парламентом. Однако действия радикальных республиканцев развязывают ему руки.

Новое Национальное собрание в Версале декретирует разрыв мирного соглашения с Пруссией и объявляет о всеобщей мобилизации для начала боевых действий. Население провинции, уставшее от войны, неохотно отзывается на это, а слабая организация не позволяет сторонникам Коммуны поставить под ружьё всё боеспособное мужское население на подконтрольной территории.

Прусский контингент во Франции, насчитывающий 663 тысячи человек, приводится в боевую готовность. Войска, дислоцированные к северу и востоку от Парижа, выходят из положения нейтралитета и начинают наступление на столицу. Под их натиском коммунары вынуждены оставить Версаль и отступить под защиту парижских укреплений. Тьер и депутаты парламента возвращаются в свою прежнюю резиденцию. Республиканцы, поддержавшие Коммуну, арестованы пруссаками и переданы в распоряжение версальских властей. Часть из них приговаривают к смертной казни, остальные отправляются в ссылку в Новую Каледонию.

Ожесточённое сопротивление пруссакам оказывает форт Мон – Валерьян, который обороняют части Национальной гвардии. Несколько штурмов и бомбардировок не приносят успеха. Тем не менее прусской армии удаётся окружить его и начать осаду. Всё это осложняет положение коммунаров, которые теперь вынуждены сражаться на два фронта.

Одновременно прусские части со стороны Дижона продвигаются на юг страны. Инсургенты, не имея достаточных сил для войны, оказывают слабое сопротивление. Население, не желая дальнейшего затягивания войны, также не противодействует врагу. Прусская армия один за другим берёт под контроль города, поддержавшие Парижскую коммуну. Повсеместно восстанавливаются прежние органы власти. Это сопровождается жестокими расправами над восставшими.

Великие европейские державы не вмешиваются в действия Пруссии во Франции. Российский император Александр II всецело поддерживает политику Бисмарка. Великобритания также предпочитает оставаться в стороне. Англичане не были заинтересованы в сохранении Второй империи в ходе франко – прусской войны. И уж тем более им не нужен очередной революционный хаос и новый 1793 год.

Тем временем Мак – Магону совместно с прусскими частями удаётся полностью окружить и блокировать Париж, оставив в тылу укрепления всё ещё обороняющегося Мон – Валерьяна. Коммуна оказывается в изоляции.

В создавшихся условиях часть её членов, придерживающихся умеренных позиций, вступает в тайные переговоры с Мак – Магоном. Под гарантии личной безопасности для себя и своих подчинённых, а также в обмен на обещание депутатов Национального собрания отменить постановление о взыскании квартирных денег, они соглашаются оголить отдельные участки фронта. Через образовавшиеся бреши в город устремляются версальские войска. Часть национальных гвардейцев, посчитав сдачу позиций предательством, оказывает ожесточённое сопротивление. Однако их действия уже не могут переломить ситуацию.

В ряде мест версальцам удаётся занять парижские укрепления, которые из – за халатности и дезорганизованности коммунаров были оставлены без защиты. Начинаются баррикадные бои на улицах города. В тылу версальцев незанятым остаётся только форт Венсен, который продолжает обороняться.

Тем временем пруссаки прорывают оборону коммунаров с запада и врываются в Париж. Повстанцы, не выдержав двойного натиска, отступают и укрепляются в центре столицы. Гарнизон Мон – Валерьяна, узнав о развале фронта, соглашается капитулировать перед прусской армией при условии, что никто из сдавшихся коммунаров не будет выдан версальцам. Мольтке лично обещает им проконтролировать соблюдение данной договорённости.

Сопротивление сторонников Коммуны становится безнадёжным. Но бои за центр Парижа продолжаются ещё около недели, после чего пруссакам и версальцам удаётся полностью овладеть столицей. Последним сдаётся гарнизон форта Венсен. Начинаются жестокие расправы над коммунарами.

Тьер и Национальное собрание переезжают в Париж. По договорённости с Бисмарком до полного выполнения условий мирного договора в столице и городах юга Франции размещаются прусские воинские контингенты.

Парламент, который теперь полностью состоит из консервативно настроенных депутатов, отказывается продлевать полномочия Тьера в должности президента. Вместо этого легитимисты ставят на голосование вопрос о восстановлении династии Бурбонов и приглашении на престол графа де Шамбора – внука свергнутого Июльской революцией 1830 года Карла Х при условии сохранения конституционных принципов управления.

После длительного обсуждения Национальное собрание с незначительным перевесом голосов приняло решение о реставрации монархии и замене государственного триколора на белое знамя с золотыми лилиями. Граф де Шамбор был коронован в Реймсе под именем Генриха V. Новая Реставрация Бурбонов становится свершившимся фактом.

Вполне возможно, что события развивались бы несколько по иному, однако общей их сути это не меняет. Попробуем сделать выводы.

1. Парижская коммуна сразу после бегства Тьера в Версаль имела шансы закрепить свой первоначальный успех. Для этого требовались только быстрота и решительность действий.

2. Для того, чтобы взять под свой контроль всю Францию, у коммунаров не было ни достаточных сил, ни желания. Однако их сторонники имели возможность овладеть отдельными крупными городами на юге страны.

3. Свергнутое правительство в любом случае начало бы контрнаступление против восставших. Даже если предположить гибель или пленение Тьера, то тогда «карликом – чудовищем» для коммунаров стал бы кто – нибудь другой.

4. Бисмарк, который был заинтересован в сохранении и выполнении условий мирного договора, однозначно оказал бы помощь Третьей республике в борьбе с парижскими повстанцами. В случае крайних обстоятельств можно предположить и открытую интервенцию. Все возможности для неё были, поскольку прусские части продолжали находиться на территории Франции и после окончания войны.

5. В случае открытого военного вмешательства Пруссии в борьбу Версаля и Парижской коммуны никто из европейских держав не оказал бы ей противодействия по причине того, что революционная нестабильность была не нужна ни одной крупной стране.

6. Возможности справиться с версальцами и пруссаками одновременно восставший Париж не имел. Сыграли бы свою роль неорганизованность, несогласованность, а зачастую и непрофессионализм, действий коммунаров. В этих условиях шансов победить, или хотя бы продержаться долго, у повстанцев не было.

7. Поражение Парижской коммуны привело бы, как это и случилось в действительности, к усилению консервативно настроенных партий. В этих условиях восстановление монархии депутатами Национального собрания было вполне вероятным итогом событий. Попытка этого действительно имела место в 1873 году.

И, наконец, самое главное – Парижская коммуна проиграла бы в любом случае. Только при частичном её успехе на первоначальном этапе восстания всё могло закончиться той же «майской кровавой неделей», но в масштабах всей страны, а не одной французской столицы.

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
0
ноябрь
2015

Можно фантазировать в любую сторону, но у Коммуны не было ни одного шанса. Они даже в самом Париже не смогли взять все под контроль, а в других городах Франции у них тем более не было никакой базы. Лучшее, что они теоретически могли бы достичь - это вступить в переговоры и добиться какой-то более социальной конституции, но в условиях войны это тоже кажется весьма сомнительным.

В конце-концов, коммуна - это местное самоуправление одного города, пусть и столичного. Это главное, с чего надо начинать любые рассуждения.

Fyodor KrasheninnikovОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта