Был ли геноцид русского и других народов в Чечне, и какие этому есть доказательства?

2668
2
0
13 ноября
18:23
ноябрь
2015

Вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд, поэтому я разделю его на две части.

В Чечне вне всякого сомнения была дискриминация нечеченского (прежде всего, русского) населения. Есть три класса аргументов, в совокупности убедительно доказывающих это:

1) Дискриминацию нечеченского населения республики подтверждают ведущие российские правозащитники - например, Лидия Графова, возглавлявшая организацию по помощи беженцам, организация "Московская Хельсинская Группа" и Сергей Адамович Ковалев, являвшийся в то время председатем Комитета по правам человека и окрещенный особо ретивыми псевдопатриотами "русофобом" и "предателем".

Сергей Ковалев: youtube.com

Из пособия "Московской Хельсинской Группы":

"Регионом с наиболее развитой «низовой» русофобией является Северный Кавказ и, прежде всего, Чечня. В 1991—1993 гг. произошло массированное «выдавливание» русскоязычного населения из Чечни, сопровождавшееся актами насилия. Во многом отрицательную роль сыграла слабость тогдашней чеченской власти и общая незащищённость русскоязычного населения".

Лидия Графова:

"Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы — это в целом правозащитное движение. Именно с нашей подачи общественное сострадание замкнулось только на чеченцев. Это, наверное, заскок демократии — поддерживать меньшинство даже ценой дискриминации большинства. Вот на этом самом диване в 93-м сидели русские из Грозного. Они рассказывали, как каких-то старушек чеченцы душили шнуром от утюга, мне это особенно запомнилось. Но рассказывали как-то спокойно, без надрыва. А мы тогда занимались армянами из Баку. Когда я этих армян увидела, почувствовала, что это самые несчастные люди на свете. А с русскими я этого почему-то не почувствовала. Не знаю, может, недостаточно громко кричали? А потом пошел вал беженцев-чеченцев. И я должна признаться, мы искренне считали, что должны отдавать предпочтение им перед русскими. Потому что чувствовали перед ними историческую вину за депортацию. Большинство правозащитников до сих пор придерживаются этого мнения. Лично у меня постепенно чувство вины перед русскими перевесило. Я была в Чечне 8 раз, и с каждой поездкой мне становилось за них все больнее. Окончательно меня сразила одна старушка, которая сидела на табуретке посреди улицы. Когда она увидела меня, то достала из-за пазухи чайную ложечку из синего стекла и с гордостью сказала: „Моя!“ Это все, что у нее осталось".

2) О дискриминации русского населения говорит часто упоминаемое число 200 тысяч уехавших и 21 тысяча убитых русских, дававшееся в 1999 году ныне несуществующим официальным органом Министерства по делам национальностей.

3) О бытовой дискриминации русского населения Чечни написано внушительное число разного рода статей и публикаций самых разных журналистов. Мне не хочется лишний раз цитировать здесь описываемые в этих статьях зверства и ужасы, в том числе по причине того, что существенная часть таких материалов была выдуманной и написанной профессиональными провластными пропагандистами (многие из которых и по сей день остаются в этом звании), давившими по большей части на эмоции и пытавшимися оправдать постфактум бездарно проводившуюся Первую Чеченскую кампанию, оценивавшуюся значительной частью общества как напрасный шаг, никак не связанный ни с его интересами, ни с интересами государства. О проблемах русских в РФ традиционно начинают трубить либо там, где этих проблем меньше, чем в самой РФ, либо с большим опозданием там, где эти проблемы собираются использовать в качестве далекого от реальных причин формального повода, как в Чечне.

Остановлюсь лишь на материалах российских журналистов Александра Скобова, Юрия Щекочихина и американца Пола Хлебникова, которых будет трудно уличить в ангажированности как в силу их принадлежности к либеральному лагерю, который во время войны в Чечне упрекался разного рода "государственниками" в излишних симпатиях к чеченцам, так и в силу того, что Щекочихин и Хлебников погибли.

Юрий Щекочихин ("Секретная Операция" и Секретные награды):

"Они (военные) кричали на меня, как будто я журналист в одном лице, единственный во всей России: «Хватит нас оплевывать! Что, мы самые виноватые?.. Чеченцы — люди, а мы кто? Где же вы были раньше со своими правами человека, когда в Чечне был полный геноцид русского населения? Почему не возмущались, когда русских за бесценок заставляли продавать свои дома?!"

Александр Скобов (из сборника "Будь проклята война!"):

"Сепаратистский режим генерала Дудаева отнюдь не выглядел симпатичным. Он был не в состоянии да и не очень старался сдерживать "перехлесты" долго подавлявшегося, а теперь бурно прорвавшегося национального самосознания, густо замешенного на исторических обидах. Сквозь пальцы смотрел на то, как лозунги национального возрождения и освобождения становились прикрытием для откровенногь криминала. На то, как выдавливали из Чечни русское население и захватывали его имущество".

Пол Хлебников ("Разговор с варваром"):

"...когда нужно было надавить на человека, который стал очень серьезной проблемой в Чечне, который чеченцев с работы выгонял. Или же, наоборот, когда нужно было его подчинить или с него материально взять. Если нужно было тряхануть, так и трясли его — то есть с него деньги брали. Это и в Чечне, и в Москве делалось, это везде делалось. Но когда вы говорите вытеснять: вытесняли мы чисто в Чечне. А в других местах в основном задача стояла больше подчинить…"

Можно ли назвать это геноцидом, на чем в своих формулировках настаивают многие, включая Путина? Обратимся к формулировке, дающейся резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН об утверждении Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него:

"Под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

убийство членов такой группы;

причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую".

Несмотря на довольно националистичный характер режима, Дудаев никогда не ставил специальной задачи по целенаправленному истреблению русского населения. Да и вряд ли он мог бы ставить такую задачу, учитывая тот факт, что его жена Алла Дудаева была русской. Поэтому геноцидом случившееся с русскими в Чечне в 1991-1994 гг. формально назвать нельзя.

Однако, не вызывает сомнений тот факт, что русское население серьезно пострадало в этот период. Русские в отличие от чеченцев не были объединены в тейпы, и заступников, способных защитить их от плохо контролируемых чеченских бандитов и бытовых "наездов", в новой чеченской власти у них не было.

15
2
ноябрь
2015

Правильней говорить об этнических чистках, проведенных на территории Чечни. В чем отличие? Этническая чистка - понятие более широкое, которое может включать как геноцид (то есть физическое уничтожение людей определенной национальности), так и меры, направленные на изгнание представителей того или иного народа с конкретной территории.

С территории республики бежало 300 тысяч человек; в период 1991-1994 было убито, если не ошибаюсь, 20 тысяч человек нетитульного населения.

Сам Путин позднее назвал это геноцидом:

http: //mid.ru

Тем не менее, никого не привлекали по обвинению в его совершении.

10
13
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта