Пишу только Правду
октябрь 2019.
375

Почему моё желание всех переделать — это фашизм? А вам не хочется, чтоб не было преступников, хронических больных и болтливых таксистов?

Ответить
Ответить
Комментировать
5
Подписаться
1
4 ответа
Поделиться

Плохо не желание само по себе, а то что ты не собираешься начинать с себя. Былобы очень убедительно у всех на глазах переделать голосящего сбивчивого графомана в нечто разумное и сдержанное. Так ты гораздо эффективнее покажешь что прав.

Николай Петровичотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
0

Без шансов. Переделывать он хочет только других. Что б ему удобней было.

Фашист, не иначе как фашист))).

+5
Ответить

И вот эта красота — тоже фашизм? 

"— А теперь даю вам власть изменить в себе всё, что вам не нравится! Станьте такими, какими всегда хотели, меняйте себя без ограничений!
Он заранее знал, что произойдёт.
Бушующее перед сценой людское море стало терять пестроту. Десятки тысяч лиц, фигур и голосов начали стремительно сближаться, из совершенно различных превращаясь в неразличимо похожие.
Гиллан удовлетворённо кивал головой, говоря себе:
— Вы были разными только потому, что от вас ничего не зависело. Тому, кто не имеет полной власти над собой, приходится соглашаться на не самую лучшую судьбу, внешность и таланты. Всех учат быть довольными собой, но не объясняют, что это самообман. На самом деле, никто не хочет быть толстым, и получив возможность как угодно настраивать обмен веществ, все выберут нормальный метаболизм, а значит, стройное тело. Никому не нравится быть слабым, вспыльчивым, заторможенным, и если можно свободно сочетать типы темперамента, брать от каждого лучшее и избавляться от худшего, все рано или поздно станут сильными, подвижными и терпеливыми. Если внешность целиком в наших руках, она постепенно сделается универсальной, объединив лучшие признаки всех пяти рас. Ну и наконец, за компанию, будет преодолено разделение на два пола. Потому, что оптимальное решение — всегда единственное!

Вскоре толпа состояла сплошь из молодых, прекрасных и совершенно одинаковых существ. Все они были точными копиями стоящего на сцене. И каждому казалось, что это именно его облик приняли все остальные.
— Это всё, чего вы хотели?
— Нет! — взметнулся к небу могучий хор единого тембра, лежащего точно посредине между мужским и женским.
— Тогда меняйтесь дальше, двигайтесь туда, куда ведёт вас жажда абсолютного счастья!
И если прежде исчезли различия внешности, возраста и пола, то теперь происходило нечто не просто невиданное, а совершенно невообразимое. Людская масса перестала делиться на отдельные существа. На их месте волновался живой океан, абсолютно счастливый, самодостаточный и замкнутый в себе. Он больше не нуждался в Том, Кто стоял на сцене.
Настал конец истории. Первый человек на Земле теперь оказался последним. Гиллан сжал в руке микрофон и изрёк миру последнее, самое главное пророчество:
— Никогда, никогда не будет больше конца восторгу!
Он бросился в океан Мега-сапиенса и растворился в нём".

-4
Ответить
Ещё 22 комментария

Сходи к психиатру, проверся.

+2
Ответить

То есть, вы не хотели не стареть и не болеть? А если хотели бы, почему не верите, что скоро изобретут нано-лекарства, исправляющие организм по молекулам?

-3
Ответить

С этим согласен, а отдельные высказывания и мысли изрядно противоречивы и до безобразия нелепы.

0
Ответить

Ну, согласен, я не идеал. Только зачем меня к психиатру посылать? Я там был недавно, на часовой консультации, сказали, абсолютно здоров. Только деспотичен)

-2
Ответить

Психиатр сказал ,что я не смогу стать темным повелителем мира....Наивный жалкий раб...

+2
Ответить

А повелителями мира хотят стать все, даже дети в спорт школе:

Юный пианист готовится к конкурсу не из любви к классической музыке, а из потребности доминировать над другими пианистами, стать главным бабуином в стаде музыкантов. Иначе он просто играл бы для себя, и не стремился к признанию. Мы развязываем войны, движимые инстинктом доминирования и агрессией к чужакам, а объясняем это патриотизмом, заботой о расширении границ ради процветания своей нации и так далее.

0
Ответить

Был удален дубль комментария от пишу Только правду.

0
Ответить

Вот, на эту тему, раз согласны:

Он мысленно видел своё  сочинение в рубрике "Книги, изменившие мир". Но вот беда: рубрика такая, несомненно, существовала, а книг в ней не было ни одной. Где они, изменившие? Разве хоть одна книга дала человеку бессмертие? Нет, не обещание его в будущей жизни, а истинное бесссмертие, здесь и сейчас. Разве есть книга, которая избавила бы от всех болезней? Нет, люди продолжали всё так же болеть и умирать после прочтения любой книги, как и до него. А может быть, есть книги, изменившие физические законы, на которых покоится Вселенная?
Смешно...
Так что же значит "изменившие"? А ничего. Обыкновенное враньё, фигура речи. Люди по-прежнему продолжают страдать от двойственности своей природы, продолжают изменять любимым, потому что тело не подчиняется командам разума, тело не понимает, зачем сохранять верность, телу главное — оставить разнообразное потомство. Продолжают лгать ради выгоды, потому что тело не понимает, зачем быть честным, телу главное — гарантировать себе побольше ресурсов для выживания, измен и воспроизводства разнообразного потомства. И эта цель достигнута! Вид Homo sapiens процветает, несмотря на непрерывные мучения каждого человека в отдельности, разрывающегося между справедливостью и выгодой. Высшая нервная деятельность давным-давно подсказала нам разумное, гуманное устройство жизни: честность, умеренность, взаимоуважение. Но в основе ВНД по-прежнему лежат простейшие рефлексы и древние инстинкты. Поэтому естественно, что они не подчиняются логике, а наоборот, заставляют её работать на себя. И мы на каждом шагу видим, что самый высоколобый интеллектуал — всего лишь жалкая игрушка инстинктов: пищевых и оборонительных, размножения и доминирования над сородичами.

Жизнь человека всегда была лишена гармонии, но если у первобытных людей причина этого была в мучительной борьбе за выживание, то сейчас всё сильнее разгоралась не менее жестокая битва между альтруизмом разума и эгоизмом инстинкта. Те самые инстинкты, которые когда-то побудили разум улучшить и облегчить нашу жизнь, изгнать из неё голод (эффективные технологии производства продуктов питания), произвол сильного (юридическая система), заставили изобретать всё больше бытовых удобств и так далее, те же инстинкты, в конце концов, стали тормозом на пути прогресса. Пока ты, по природе — хомяк, пока твои защёчные мешки и кладовая для зерна требуют наполнения, бесполезно строить справедливое общество. Человек должен окончательно выделиться из природы, иначе он обречён только есть, пить, драться за власть и размножаться, прикрываясь всё более гуманными лозунгами. И всё это на фоне постоянных внутренних конфликтов. О каком счастье тут может идти речь? И о какой индивидуальности, если каждый из нас по-прежнему остаётся лишь каплей в биомассе человечества?
Вот если бы стать каплей в техномассе мыслящего океана, думал Левин.
Так постепенно рождалась идея его книги.

-1
Ответить

Мой психиатр был непрофессионалом? 

Это синдром желания власти над всеми вами, вот и всё) 

Высокий, худой Вова представил себе низенького, круглого Эс-Эс на другом конце линии. На лысой голове редактора ярко выделялось двойное родимое пятно, которое всегда напоминало Мышкин симметричную кляксу из теста Роршаха...
"Так вот, значит, в чём дело, мой друг Эс-Эс! Ну, а вообще, кто же такой здоровый человек? Наверное, так: здоровый — всегда романтик. Он видит кругом отражение себя, своей доброты и правды, приписывает другим собственные мотивы и побуждения, и поэтому плохо разбирается в окружающих. Искренний и спонтанный, он не умеет быть хладнокровным и расчётливым, то есть, эффективным с другими. Он и сам это знает, потому и не общается с чужими, не пытается руководить".
"Получается, — мысленно заключил Вова, — здоровый потому и здоров, что занят только собой".
"Впрочем, — размышлял он дальше, — существует ли истинное психическое здоровье? Ведь манипулируют все! Камень на дороге управляет повозкой, кошка манипулирует хозяином. Ребенок еще и говорить не научился, а уже управляет родителями. Все мы, в какой-то степени, повелеваем друг другом. А тот, кто жалуется на это, на игру без правил, всего лишь хочет, чтобы правила были его. Он тоже стремится управлять, только этого обиженного мало кто слушает, его управление неэффективно. Поэтому и говорят: манипулировать — не стыдно, стыдно делать это плохо!"

Но Мышкин смотрел на вопрос иначе: кошка и младенец — существа инстинктивные, они не ставят перед собой целей. А вот сознательно манипулирующие — они все, в какой-то степени — больны. И выздоровеют только, когда перестанут властвовать друг над другом.
Много веков назад основатели первых культов так же остро ощущали, что человек устроен неправильно. Невозможно примирить разум и чувства. Только что вылепленная эволюцией логика никогда не поладит с миллионы лет властвовавшей над нами животной природой, между ними возможна только вражда. У животного нет проблем (есть лишь ситуации, в которых оно выживает либо умирает, не задумываясь ни над тем, ни над другим). Нет их и у воображаемого Абсолютного Разума, потому, что оба они непротиворечивы. И творцы религий, отталкиваясь от идеи цельности бога, создали этот образ совершенного существа, полноценной личности без инстинктов и психических отклонений: образ человека в раю. Воистину гениальная идея, которая веками утешала два основных класса людей — рабов и хозяев — в горе и несправедливости (потому что хозяин ведь тоже чей-то раб).
Но всегда существовал и третий класс — романтики. Они надеялись изменить себя уже здесь, на земле, собственными силами. Их клеймили за гордое желание стать совершенными без бога, не понимая, что это и есть лучшие люди на земле. Не умеющие обмениваться выгодами, существовать по принципу "всем одного и того же нужно", они воспринимали людей не такими, какие есть, а такими, какими они должны быть: во всём похожими на них, мечтателей!

Видеть во всех отражение себя, своей доброты и правды, приписывать другим свои мотивы и побуждения — это самый глупый и, одновременно, самый правильный способ жить. Глупый потому, что из-за него ты плохо разбираешься в окружающих. А правильный потому, что так ты не вникаешь в нездоровую природу торгашей, управленцев, рабов и хозяев. Ты — высшее существо, ты — романтик!

Здоровый человек занят только собой. Ну и ещё самыми близкими, которые потому и близки, что они — его отражение, его второе "я". И здоровый верит, что в будущем близкими станут все люди без исключения. Станут отражением друг друга. Идеально одинаковыми. Это и будет тот самый рай, о котором столько мечтали. Только не сказочный, а реальный. Рай на земле.

Он скоро наступит, час торжества всех мечтателей! Старая богоманская идея совершенного человека, обитателя рая, чистого разума, лишённого звериных качеств, обрела новую жизнь благодаря надеждам на биопластику психики: нано-человек будущего с вырезанными инстинктами и отключенными старением.

Мышкин был полным атеистом, потому ему так ловко удавалась духовная проза. Но, в отличие от верующего редактора, смотрел на человека с оптимизмом. У Эс-Эс же на все эти рассуждения о техно-библейском будущем имелся только один ответ:

— Не будет такого никогда! И через сто миллионов лет человек останется прежней скотиной: глупой, жадной, жестокой, противоречивой...

-1
Ответить

Забавный графоман.

+2
Ответить

Просто я веду себя нагло, вот вы и не хвалите меня. С дураками-читателями надо тоньше)

-1
Ответить

Демагог

"Это не я дурак. Это вы меня не поняли."

+2
Ответить

А вы лгун. Мне сказали, что история про взломщиков читается легко и увлекательно, и извольте это признать!

0
Ответить

Фрагмент хороший - Вы аутентично воспроизвели стиль и пафос советского научпопа и НФ, что не так уж просто. Повеяло свежим ветром 60-х. Журнал "Искатель", "Техника - молодежи", "Наука и религия", вот это все. Я бы только на абзацы разбил. Не пренебрегайте абзацами, текст "оживет".

Вот как мне написал редактор. Почему же я должен верить вам, а не профессионалу?

0
Ответить

Он уже ходил. Психиатр застрелился.

+3
Ответить

И вас я доведу до самоубийства, как и всех дураков)

-1
Ответить

и останешься один без публики. Опустеет цирк.

+3
Ответить

И наступает момент, когда уже ничто не мешает существам, логически продолжая своё движение к унификации, слиться в неделимую общность, которая тут же прекращает интересоваться чем-либо, лежащим за её пределами.

-1
Ответить

Кремневе формы жизни это до добра не довело.

+1
Ответить

То есть, не хотите прекратить болеть, стареть и умирать? Вы мазохист Или почему не верите, что такие технологии будет открыты?

0
Ответить

Скоро никаких цирков не будет. Будет только наука

0
Ответить

Самый болеё менее адекватный трансгуманист Данила Медведев: youtu.be/V5cPE2Dpg2g

0
Ответить

адекватный трансгуманист намедни помню домодифицировался, а это все эксперименты над другими.

+1
Ответить
Ещё 1 комментарий

В вы хотите продолжать стареть и болеть? Нет? А почему тогда не верите, что такие технологии будут изобретены?

-1
Ответить

Да на данном ресурсе ни трансами ни гуманистами никого не удивить

+1
Ответить
Ещё 1 комментарий

И "альтернативно одарёнными" - тоже.

0
Ответить

Плохо не желание само по себе, а то что ты не собираешься начинать с себя. Былобы очень убедительно у всех на глазах переделать голосящего сбивчивого графомана в нечто разумное и сдержанное. Так ты гораздо эффективнее покажешь что прав.

Самовоспитание, личностный рост, психотерапия — всё это не работает. То есть, небольшой эффект, конечно, есть, но кардинально в жизни ничего не меняется. Только погоди резать вены...
Действие капсул заканчивалось, и, на последних каплях горючего, Мудрец внутри ™ выдал:

— Блаженны живущие в современном мире, ибо он стремительно меняется. Блаженны страдающие в нём, ибо они излечены будут. Радуйтесь же и веселитесь, ибо грядут биолекарства, способные полностью перестраивать вашу неэффективную психику!

-2
Ответить

Почему минусуете? Реально же невозможно переделать самому переделать себя, не понимаете? Только биопластика!

-1
Ответить
Ещё 17 комментариев

сбивчивого графомана

Вот эта увлекательная история — тоже графомания? 

На пятый этаж сталинки пришлось подниматься пешком. Влад легко взлетел по лестнице молодыми ногами, Потоцкий без энтузиазма ковылял следом.
— Не беги, у меня сегодня давление!
Его поразило, как привычно он это произнёс, хотя ещё совсем недавно в его домашней аптечке даже не было тонометра. Что ж — убеждал он себя — пора! Всё-таки, 56 лет...
Тяжело дыша, Потоцкий добрался, наконец, до верхней площадки, где его уже ждал сообщник.
— Какая дверь?
— Вот эта, направо.
Новоиспечённый гипертоник достал из кармана небольшой кожаный кейс с отмычками и чуть не уронил его: внезапно закружилась голова, он пошатнулся и схватился за стену.
"Перед пацаном неудобно... Стоит, ухмыляется, гадёныш! Ну, ничего, придёт ведь и твоё время..."
— Романыч, убери крючки, у меня ключи есть.
— Откуда?
— Я у него позавчера из кармана свистнул.
— А вот это зря. Если не дурак — наверняка успел сменить замки. Ладно, давай открою...
— Погоди.
Влад попробовал один ключ из связки, потом второй... Потоцкий чувствовал, что на него опять накатывает. Наверно, таблетки не годятся: схватил в аптеке первые попавшиеся. Значит, всё-таки придётся к врачу...
Сердце стучало как-то слишком, даже с учётом подъёма и ситуации. Это было неприятно. До сих пор он старался не обращать внимание на знаки приближающейся старости, но дальше обманывать себя не получалось: дело идёт к финалу! Не от этой ли мысли у него в последнее время было так скверно на душе?
Он не хотел признаваться себе, что была у его тоски и другая причина. Из плавающего в воздухе ожидания, из носяшихся повсюду слухов всё яснее складывалось ощущение: готовится кое-что похуже старости! Медицина теперь развивается как-то чересчур стремительно, и если там, в уже близкой, хоть и туманной дали его не ждёт могила, если придётся столетиями жить с тяжким грузом всего, что он натворил за жизнь, — вот это, пожалуй, будет пострашнее нарастающей немощи и неизбежной смерти!

Связка кончилась, у Влада остался последний ключ. Взломщики переглянулись: замков было два. Ну, логически, раз до сих пор ни один не подошёл, значит, и последний тоже не годится. А это очень плохо! Вместе с новыми замками обычно где-нибудь в укромном месте ставят камеру...
Потоцкий машинально потрогал закрывающую лицо чёрную трикотажную маску. Под ногами словно разверзалась какая-то яма: кто мог знать, что человеческая жизнь вдруг перестанет быть конечной?
— Влад, он поменял... — выдавил Потоцкий из себя совершенно не то, чем были заняты сейчас его мысли.
— Вижу... Давай ты!
Старший принялся, было, за работу, и вдруг похолодел: настойчиво колотящееся в груди сердце начало явственно покалывать.
Он пробовал одёрнуть себя: мол, что за ерунда, не может быть. Но, изо всех сил стараясь не обращать внимания, чувствовал, что боль от этого только усиливается, пронзая ему рёбра на вдохе. В голове загудел колокол, появилось ощущение нереальности происходящего. И, наконец, наполняющая его чёрная, глухая тревога зажглась красным, светящимся ужасом.

Засунув руки в карманы, парень покачивался с пятки на носок, наблюдая, как пляшут отмычки в дрожащих морщинистых руках подельника. И зачем он только связался с этим стариканом?
Тот пыхтел над замком, на секунду задерживая дыхание и вновь с шумом выпуская воздух, с бровей из-под маски капал пот. Внезапно он бросил свои хрупкие инструменты болтаться в двери, и откинулся к стене. Сорвал с головы маску, расстегнул куртку и, просунув под неё руку, схватился за сердце.
— Плохо мне... На воздух надо...
Влад сплюнул себе под ноги, взял обмякшего мужчину за отворот и, глядя куда-то вверх и в сторону, равнодушно обронил:
— Ты это нарочно? Другого времени не нашёл?
И, отпустив, резко добавил:
— Ладно, вали, без тебя справлюсь.
Перебирая по стенке руками, пожилой добрался до лестничной клетки и, шатаясь, побрёл вниз.
А молодой, злой оттого, что придётся самому возиться с отмычками, метнулся за ним и, без всякой жалости, тряхнул ещё раз:
— Только не вздумай такси сюда вызвать, а, тем более, скорую. Ковыляй потихонечку к остановке, понял?
— Сердце у меня, Владик. Не дойду...
— Романыч, я предупредил: подставишь меня — тебе крышка.
Позже кто-то из жильцов рассказывал следователю, что видел мужчину, который прошёл через двор, болтаясь, как пьяный, и исчез за углом.

Майору Победоносцеву позвонили из кардиологии.
— Георгий Васильевич, у нас тут человек поступил по скорой, жалобы на острую боль в груди. Но сердце в норме, так что, вряд ли это наш клиент. Вот, думаю, не ваш ли? В кармане нашли подозрительную железку. Похоже на воровской инструмент, вроде ключа, только гладкий, без бороздок...
— Да, это свёртыш. А как фамилия больного?
— Потоцкий, Виктор Романович.
Старый знакомый, подумал майор.
— Откуда его доставили?
— На улице подобрали, в районе ТЭЦ.
Как тут было не вспомнить вчерашнее ограбление квартиры главного инженера теплосети?
— Буду через полчаса. Глаз с него не спускайте, пока что.

"Ну, вот и всё" — сказал себе Потоцкий, увидев входящего в палату следователя. Они знали друг друга не первый год.
— Здорово, Витя! А у меня для тебя сюрприз.
И Победоносцев протянул на ладони стальную болванку, которую ему передал врач.
— Твоё? Да не бойся, я знаю, что ты в квартире не был. Дружка твоего задержали по горячим следам, так что, рассказывай, как ты до больницы-то докатился? На записи видно, что вы повздорили...
— Не было такого, гражданин следователь! Влад меня пару раз тряхнул, по свойски. А больше ничего, врать не буду.
— Тогда что же случилось?
— Да чёрт его знает... Я уж почти собачку подцепил, и тут меня как прихватит!
Победоносцев усмехнулся.
— Вовремя тебя бог уберёг!
"Шутник хренов!" — думал Потоцкий. — "Когда я теперь к богу-то попаду? Вот вопрос!"
— А много выпили-то накануне?
— Ничего я не пил... Куда мне, с таким сердцем?
Победоносцев внимательно посмотрел на Потоцкого.
— А с каким таким сердцем? Доктор говорит, всё у тебя в норме.
— Как, в норме? — не понял Потоцкий.
— Здоров ты, понимаешь?
— Та-ак, — протянул Потоцкий, отворачиваясь к стене.
И вдруг вскинулся:
— У меня вот здесь, — он с силой хлопнул себя по груди, — болит, понимаешь? Я ходить не могу, задыхаюсь. Что же мне теперь, помирать? Вор или нет, имею я право на медицинскую помощь?
Что-то тут не сходится, думал майор. Сердечники так не дёргаются. Да и отдышки у Потоцкого он не заметил.
— Имеешь, Виктор Романыч, конечно. А скажи, давно у тебя в груди пошаливать стало?
— Да с месяц, наверно.
— А как началось, не припомнишь?
Потоцкий задумался.
— Нет, не помню. Хотя, погоди... Знаешь, когда меня впервые торкнуло? Вечером. Я тогда ещё новости смотрел, и там эту тему гоняли... Все сейчас об этом говорят... Про будущее бессмертие.
— Ну, и?..
— Сильно она меня зацепила. Задумался: как будем жить, и всё такое. Шутка ли — не стареть? И вдруг чувствую — нехорошо мне. Понятно, подустал. Мы с Владом как раз это дело готовили... Ну и, конечно, возраст. Я ещё подумал тогда: всё, пора завязывать, не гожусь я больше для прежней жизни...
Победоносцев напряжённо размышлял: что происходит? Один за другим идут однотипные случаи. Допросив Потоцкого, майор зашёл к заведующему отделением.
— Так говорите, это не сердечный приступ?
— Да какое там! Обычная психосоматика.
— Хм. Как в прошлый раз...
— Да в том-то и дело, что таких разов уже уйма была! Один за другим поступают. То у хулигана в драке сердце прихватило, то у напёрсточника на рынке рука отнялась, подозрение на инсульт. А недавно, помните, забрали прямо с переговоров этого, с полным чемоданом денег. В обморок упал! То ли дать пытался, то ли получить успел...
— Да, конечно, тенденция... Но что здесь такого, если разобраться? Преступники — тоже люди, они болеют, как и все... Тем более, — усмехнулся Победоносцев, — работа нервная, вот тебе и...
— Возможно. Но вот что странно: ни в одном из этих криминальных случаев инфаркт, инсульт, сердечная недостаточность и прочие серьёзные диагнозы не подтвердились. Ни в одном, чувствуете?
— Что же с ними было?
— Вегетативный криз у всех. Я понимаю, вы не видите разницы. Поясню: это весьма неприятное, но практически безвредное для организма состояние. Его боятся только потому, что оно хорошо маскируется под различные сердечно-сосудистые патологии. Но если те вызваны необратимыми органическими нарушениями — ломкость сосудов, тромбы — то у вегетатики причина всегда только одна. Единственная!
— Да говори уже!
— Внутриличностный конфликт, Георгий Васильевич. Представьте, что вы чего-то сильно хотите, и так же сильно запрещаете себе это.
Победоносцев тихонько пропел:
"Вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробудил!"
— Да, именно! Совесть. У рецидивистов, представляете? Вы понимаете, что это значит? Человек сорок лет воровал, мошенничал, и ничто его не пугало: ни тюрьма, ни возможность быть застреленным при задержании. А чего бояться? Жизнь всё равно конечна, не на нарах, так на диване помрёшь, какая разница? Зато жил, как герой, вволю себя потешил!

Веками преступников пугали тюрьмой, казнью, ну и божьим гневом, до кучи. И ничего не действовало!
И вот появилось новое пугало: грядущее бессмертие. Оно-то и оказалось самым страшным. Это что же, сосед мой, лох зарплатный, жить будет, а я, вор в законе, пулю получу при задержании — и привет?
— Слушай, так это же новый хомут для них, получше тюрьмы. Как думаешь?
— Да что вы, нет, конечно! Законника не перевоспитать. У него весь организм, все привычки с детства настроены на то, чтобы брать чужое, идти поперёк общества. Это мощный стимул, он чувствует себя королём, не таким, как прочие, законопослушные граждане. Умрут все, но вор умрёт героем, он же ни дня не работал, он — против системы!
— Все мы хотим быть героями...
— Ну да, и в этом смысле, мало чем отличаемся от преступников. С гранатами под танк и прочее.
Врач развёл руками.
— Так вот, не в перевоспитании дело. А в том, что бессмертизация отнимает у них опору. Теперь не всякая жизнь — конечна, а только та, которую не берегут! Раньше и урку, и инженера одинаково ждала могила, так и зачем быть честным? Мораль? А кто её придумал? Я на отнятые денежки поживу в своё удовольствие, а умирать и так всем придётся.

Теперь же, чем безопаснее твоя жизнь, тем вероятнее дожить до скорого появления таблетки от старости. И значит, всё перевернулось с ног на голову. Лохами стали те, кто занят опасным делом! Вор погибнет, не доживёт до открытия механизмов отмены старения, а инженер будет жить ещё неизвестно сколько и потешаться над тем, кто нарушал закон.
Преступнику это невыносимо: ни удаль, ни смелость его никого теперь не восхищает. Не даёт ему ощущения власти!
Вот они и крутятся, как ужи на сковородке. Естественно, изменить весь строй своей личности они не могут, у них все рефлексы, вся физиология настроены на антиобщественное поведение. Но и удовольствия прежнего от противопоставления себя обществу они уже никогда не получат. Ты уже не Робин Гуд, ты — чмо, которое умрёт в тюрьме от туберкулёза, а те, кого ты презирал, меж тем дождутся отмены старения и продолжат жить!
Вот их и колбасит вегетативными кризами. Они и сами ничего не понимают, и даже если бы понимали, сделать ничего не смогли бы. Но трясёт их конкретно, сами видите!
— Ладно, а подельник его, пацан этот, почему спокойно квартиру вскрыл?
— Думаю так: против тех, кто не боится смерти, это не работает. А Влад ещё молодой. В молодости мы не чувствуем, что жизнь конечна...

Победоносцев бодро раскручивал одно дело за другим, но, в глубине души, всё это было ему неприятно.
"Неужели нравственность станет результатом торжества технологий?"
Он был очень верующим человеком, и, в конце концов, решил уйти из полиции.
И вот теперь, став лидером богоман, он восклицал:

— Они больше не совершают преступлений, и всё из-за этой проклятой новой осторожности! Веками религия и философия, закон и полиция, поучения мудрецов и примеры святых силились исправить человека; людей пытались научить самоограничению, привить любовь к нравственному самосовершенствованию — и всё без толку!
Георгий всхлипнул.
— Вы видите эти слёзы? Я плачу, ибо, единственное, что реально смогло улучшить человеческую природу — это эгоизм и технологии! Теперь выгодно быть коротким и незлобивым, это увеличивает шансы на дожитие до бессмертизации, а она скоро станет возможной благодаря прогрессу! Не живому богу, а мёртвым, бесчувственным технологиям!
Он разразился рыданиями, продолжая говорить сквозь душившие его спазмы.
— Это величайшее в истории крушение морали! Даже убийство пришедшего спасти нас бога, его распятие на кресте не столь отвратительно, как то, что люди теперь становятся добрыми и любящими не в результате обуздания животных порывов, не в итоге работы над собой, а просто из эгоистических побуждений!..
О, горе, горе!..
Богомания всегда учила, что нравственность — источник вечной жизни на небе, но мир поверил в это только сейчас, соблазнившись бессмертием на земле...
Променять небо на землю! О, Господи, за что ты оставил нас?..
Пока мы лишь обещали, что праведники попадут в рай, учёные взяли и создали технорай на земле. И вот уже люди толпами валят в праведники, чтобы попасть в него! Их убедило не красноречие проповедников, а логика науки, не сияние веры, а торжество технологий. Это неслыханное попирание духовных ценностей! И виновные должны понести наказание!

Богомане были в ярости оттого, что мир сделался нравственными не усилиями духовных лидеров, а автоматически, в результате торжества технологий.
Никто не грешил, кого же было карать за богохульство?
И Георгий, наконец, придумал.

-1
Ответить

нечитабельно и ниачем. В студенчесве так развлекались.

+2
Ответить
Ещё 4 комментария

Неправда, мне тут многие говорили, что читается легко и мысль ясна. 

Вы необъективны, потому, что я нагло веду себя

0
Ответить

я необъективен потому что уже нарисовался светоч объективности)

+2
Ответить

Ну врать-то ну надо) хороший экшен, просто признайте! Только его идея ваши стереотипы разрушает, вот вы и лжете.

0
Ответить

нечитабельно и ниачем. В студенчесве так развлекались.

а редактор сказал 

Фрагмент хороший - Вы аутентично воспроизвели стиль и пафос советского научпопа и НФ, что не так уж просто. Повеяло свежим ветром 60-х. Журнал "Искатель", "Техника - молодежи", "Наука и религия", вот это все. Я бы только на абзацы разбил. Не пренебрегайте абзацами, текст "оживет".

правда, про другой фрагмент) прислать? чтоб носом вас ткнуть?

0
Ответить

Да он уже опоздал со своими идеями сделать всех одинаковыми и сами себе приятными. В Думе и некоторых органах власти это уже успешно применили.

+1
Ответить

Неверно. Дума руководит людьми. А надо, чтобы людей не было, даже в руководстве. 

. Из-за отмены старения население пребывает в едином, цветущем возрасте. Неумирание делает ненужным размножение, исчезает разделение на мужчин и женщин. И наступает момент, когда уже ничто не мешает существам, логически продолжая своё движение к унификации, слиться в неделимую общность, которая тут же прекращает интересоваться чем-либо, лежащим за её пределами. Она останавливает экспансию в космос, оставляет попытки достичь других миров. Единый техно-организм, предками которого были миллиарды биологических существ, больше не нуждается в пище, воздухе, тепле, жилище, внешних впечатлениях. Он гасит все огни на планете, города больше не светятся электричеством по ночам. Да и самих городов давно нет. Есть сверхразумное подобие скал, которому комфортно в широчайшем диапазоне температур, от абсолютного нуля до раскалённой плазмы.

0
Ответить

дык они и живут уже в этом новом мире-вон и пенсию отменили

+1
Ответить
Ещё 7 комментариев

Неверно, мы пока люди, а надо, чтоб людей не было, даже в правительстве. И правительства тоже. Компьютерный коммунизм и ПОСЛЕЖИЗНЬ, ничего живого:

. Из-за отмены старения население пребывает в едином, цветущем возрасте. Неумирание делает ненужным размножение, исчезает разделение на мужчин и женщин. И наступает момент, когда уже ничто не мешает существам, логически продолжая своё движение к унификации, слиться в неделимую общность, которая тут же прекращает интересоваться чем-либо, лежащим за её пределами. Она останавливает экспансию в космос, оставляет попытки достичь других миров. Единый техно-организм, предками которого были миллиарды биологических существ, больше не нуждается в пище, воздухе, тепле, жилище, внешних впечатлениях. Он гасит все огни на планете, города больше не светятся электричеством по ночам. Да и самих городов давно нет. Есть сверхразумное подобие скал, которому комфортно в широчайшем диапазоне температур, от абсолютного нуля до раскалённой плазмы.

0
Ответить

Ааааа! Компьютерный коммунизм! Такого ещё у нас не было. Вирус мутирует. Дайте мне волыну,пойду кого-нибудь застрелю.

0
Ответить

Это неизбежно, смирись) а я пока повеселюсь)

0
Ответить

Такого ещё у нас не было

Так всё-таки я придумал новое, а, госпожа болванка?

0
Ответить

Ничего нового ,я же говорю вирус мутирует. А болванка у вас на плечах.

0
Ответить

А мне редактор сказал, что я талантлив, бебебе

0
Ответить

Талантлив ,но глуп.

+1
Ответить

Сказочный

https://youtu.be/IYtVFNhDdVo

+1
Ответить
Прокомментировать

Хочется.

Но болтливый таксист может оказаться чьим-то заботливым отцом. Надо его потерпеть.

И вообще, эгоисты приспосабливают мир под себя, под свои вкусы и понятия.

С этой точки зрения, бог,  если приписывать создание мира ему, получается, эгоист.

Елена Б.отвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
0
0

Я же не предлагаю убивать таксистов. Вот, смотрите:

Она вспомнила сцену, которую недавно видела в кино. Человек подносит ко рту небольшой аппарат, нажимает на кнопку и вдыхает исторгнутое распылителем целебное облачко. В его мельчайших каплях растворены крошечные устройства — биороботы. Они свободно проникают через слизистую оболочку гортани, не повреждая её, примерно так же, как это делают вирусы. Только роботы несут с собой не болезнь, а здоровье. Невидимые простым глазом, они по молекулам перебирают все ткани и органы, не оставляя ни малейших нарушений в обмене веществ, ни одной больной клетки, ни одного гена наследственного заболевания.

Вроде бы, чепуха, конечно. Но говорят, что скоро вместо мёртвой таблеточной химии действительно появятся такие вот подлинные, активные лекарства.
Пока что лечение болезней похоже на то, как если бы кто-то пытался сделать ремонт в многоквартирном доме путём засыпания с крыши в вентиляционную трубу цемента, краски и других стройматериалов.
А медицина будущего — это индивидуальный приход ремонтника в каждую квартиру и доступ в каждый её уголок. Эти ремонтники — биороботы. Они гораздо крупнее молекул, но всё равно настолько малы, что свободно путешествуют в толще любого органа. Например, костная ткань зуба для них так же проницаема, как рыболовная сеть для мелких мошек. Они снуют в ней туда-сюда и ремонтируют, ремонтируют... Никакого кариеса, и, естественно, ничего более серьёзного!

А ещё говорят, что биолекарства вылечат не только тело, но и психику, ведь она тоже — часть тела. Резко и в лучшую сторону изменятся все нервные процессы, уйдут дефекты характера, склонность к асоциальному или просто неразумному поведению. В общем, наладится не только организм, но и личная жизнь человека. Наука сделается, наконец, основой не просто здоровья, но даже счастья. И этот образ медицины будущего всё чаще являлся как учёным, так и простым гражданам. Всё больше людей понимали, что таблетки и физиопроцедуры, уколы и операции — всё это полумеры. Неправильно устроенных от природы вылечить невозможно, их нужно только полностью переделать.

-1
Ответить
Прокомментировать

В желании искоренить хронические болезни не вижу ничего фашистского, но только до тех пор, пока это не делается принудительно. Если больной человек не хочет лечиться и его болезнь не несет серьёзной опасности для окружающих - пусть болеет на здоровье! Но тут встает очень сложная проблема о границе между нормой и патологией (в широком смысле). На примере болтливых таксистов: тот, кто для вас болтун, для другого - приятный, общительный человек. (Кстати, эта проблема технически разрешима уже сегодня - пассажиры составляют рейтинг таксистов по болтливости и можно будет выбирать того, кто больше подходит).

Что касается преступников, то тут важно понимать, что преступление - это социальный конструкт; то, что считалось преступлением вчера, сегодня таковым не является и наоборот. преступников можно определить, как людей, склонных нарушать принятые в обществе нормы, но в том-то и дело, повторюсь, что нормы, эти подвижны. И положительная роль "преступников"  в том, что они нащупывают эти границы и правовые нормы меняются на благо всех людей. Что касается действительно опасных преступников (грабителей, насильников, убийц) - да, был бы неплохо выявлять людей с такими наклонностями еще до того, как они совершили преступление и корректировать их поведение. Но - исключительно с их согласия и без большого вреда для их физического и психологического здоровья. Иначе получится, что они подвергаются наказанию  еще до того, как совершили преступление (и, возможно, никогда не совершили бы).

0
0
Прокомментировать

Фашизм - это не желание всех переделать.  Такое идиотское объяснение придумали после Второй Мировой, связав между собой "фашизм" и евгенический геноцид гитлеровской Германии, которые в реальности между собой ничего общего не имеют )

Фашизм - это полное игнорирование меньшинства в пользу большинства вкупе с потребностью большинства в сильной тоталитарной власти. Фашизм - это обращение к вождю "Господин, будь с нами как можно жёстче, ибо другого языка мы не понимаем, а те, кто думает иначе, - твои и наши враги".

Так что Ваше желание избавиться от преступников, хронически больных и болтливых таксистов я пониманию, разделяю и не считаю фашизмом ) Другое дело, что для решения этого вопроса нужны три разные меры. Первых надо перевоспитать, вторых вылечить, а третьих просто вежливо затыкать в момент, когда они начинают Вам мешать )

Олег Гертотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
-1

Три разные меры

Нет, одна! Я именно об этом книжку и пишу:

Она вспомнила сцену, которую недавно видела в кино. Человек подносит ко рту небольшой аппарат, нажимает на кнопку и вдыхает исторгнутое распылителем целебное облачко. В его мельчайших каплях растворены крошечные устройства — биороботы. Они свободно проникают через слизистую оболочку гортани, не повреждая её, примерно так же, как это делают вирусы. Только роботы несут с собой не болезнь, а здоровье. Невидимые простым глазом, они по молекулам перебирают все ткани и органы, не оставляя ни малейших нарушений в обмене веществ, ни одной больной клетки, ни одного гена наследственного заболевания.

Вроде бы, чепуха, конечно. Но говорят, что скоро вместо мёртвой таблеточной химии действительно появятся такие вот подлинные, активные лекарства.
Пока что лечение болезней похоже на то, как если бы кто-то пытался сделать ремонт в многоквартирном доме путём засыпания с крыши в вентиляционную трубу цемента, краски и других стройматериалов.
А медицина будущего — это индивидуальный приход ремонтника в каждую квартиру и доступ в каждый её уголок. Эти ремонтники — биороботы. Они гораздо крупнее молекул, но всё равно настолько малы, что свободно путешествуют в толще любого органа. Например, костная ткань зуба для них так же проницаема, как рыболовная сеть для мелких мошек. Они снуют в ней туда-сюда и ремонтируют, ремонтируют... Никакого кариеса, и, естественно, ничего более серьёзного!

А ещё говорят, что биолекарства вылечат не только тело, но и психику, ведь она тоже — часть тела. Резко и в лучшую сторону изменятся все нервные процессы, уйдут дефекты характера, склонность к асоциальному или просто неразумному поведению. В общем, наладится не только организм, но и личная жизнь человека. Наука сделается, наконец, основой не просто здоровья, но даже счастья. И этот образ медицины будущего всё чаще являлся как учёным, так и простым гражданам. Всё больше людей понимали, что таблетки и физиопроцедуры, уколы и операции — всё это полумеры. Неправильно устроенных от природы вылечить невозможно, их нужно только полностью переделать.

0
Ответить

Вряд ли Вы скажете на эту тему что-то новое после Замятина, Оруэлла, Хаксли и Стругацких... Может, прежде чем писать, лучше побольше почитать?..)

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью