Ответить
Владимир Ерёмин
ноябрь 2015.
2867
Как миф об Эдипе повлиял на культурологию, литературу, философию, искусство, психологию и общество в целом?
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
17
2 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Упомянуть все не представляется возможным, поскольку миф об Эдипе и излагающие его произведения Софокла оказали огромное влияние на европейскую культуру. Софокл является неотъемлемой частью Западного канона литературы.

Для Гегеля (в лекциях по философии истории) Эдип был прототипом фигуры философа, разрушающего мифологический порядок и устанавливающего рациональную антропоцентричную перспективу (переход от "восточной" фазы к "греческой", что символизируется гибелью Сфинкса), а также (в "Эстетике") примером разрешения противоречий - центральная идея Гегеля - путем свободного следования всех действующих лиц своим этическим принципам. Ницше, считавший трагедию высшей формой искусства, рассматривал в "Рождении трагедии" судьбу Эдипа как необходимую жертву для синтеза дионисийского и аполлонического, которое и создает произведение, позволяющее зрителям ощутить человеческое состояние. В личных выборах находящегося в человеческом состоянии (а не под влиянием богов) Эдипа, в том числе в поиске истины, можно увидеть экзистенциальный выбор между аутентичной и неаутентичной жизнью.

В 20 в. "эдипов комплекс" занял важнейшее место в психоанализе Фрейда (и тут мне очень хотелось процитировать Пелевина), а также его продолжателей - Лакана и др. Также он повлиял на структурализм - антрополог Леви-Стросс разбивает историю Эдипа на базовые единицы значения ("мифемы") и находит общую структуру, основанную на попытке разрешить противоречие о человеческом происхождении - происходят ли люди от "одного вида" или "двух противоположностей" (родителей), т.е., воспроизведение - это репродукция существующего или создание различия? Согласно структуралистам, подобному анализу (выявлению базовых оппозиций, функций и структур) поддается любой нарратив, социальная практика, культура.

Для Хайдеггера миф об Эдипе был замечательным примером досократической герменевтической истины, для которой он использовал термин "алетейя". Это не "рациональная" истина ("соответствие состоянию дел" или логическая), а понимание, раскрытость мира, базирующаяся на свободе. Эдип по своей воле начинает искать истину, вступая с миром во взаимодействие, борясь с ним, и постепенно перед ним раскрывается истина, в том числе те регионы, о которых он и не подозревал.

Мне показалось, что фрейдистские трактовки мифа об Эдипе стал своего рода "затычкой" для использования его при объяснении всевозможных не объяснимых непосредственно смыслов, и роль этой трактовки как клише существенно переросла собственное значение. Не так ли?