Sergey Komissar
сентябрь 2019.
3193

В чём был смысл пакта о ненападении Германии на СССР, если его так легко нарушили?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
9 ответов
Поделиться

Этот пакт подтверждает тезис о том, что отношения и договорённости между тоталитарными/авторитарными режимами являются нестабильными и внутренне опасными для каждой из сторон, поскольку ни одна из них не строит свою политику и действия на основе доверия и долгосрочных целей, а фокусируется исключительно на конъюнктурных соображениях.

Размывать пакт начал СССР расширительной интерпретацией положений этого пакта. 

Сразу после раздела и оккупации Польши Сталин начал операцию против Финляндии, что выходило за рамки секретного протокола к пакту. В случае захвата Финляндии СССР расширял свой выход к Балтике и приближался к важным для Германии линиям снабжения её железной рудой, сталью и другими товарами из Швеции.

После Финляндии СССР занялся Румынией, присоединив к себе не только Бессарабию, что было согласовано в секретном протоколе, но и Сев.Буковину, о которой речи не было и которая никогда не принадлежала России. Советские действия в отношении Румынии вызвали в Берлине подозрения в попытках установить контроль над нефтяными промыслами, которые снабжали Германию топливом.

После Румынии СССР начал проявлять интерес к Болгарии, что окончательно убедило Гитлера в ненадёжности Сталина в качестве союзника. Летом 1940 Гитлер отдал приказ о подготовке наступления на СССР.  

В беседе с Муссолини в январе 1941 Гитлер заявил: "Русские становятся всё наглее, особенно в то время года, когда против них ничего не предпринять... Русские выдвигают всё но­вые и новые требования, которые они вычитывают из договоров". 

Что не означает, что Гитлер не начал бы войну против СССР в любом случае.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
26
-12

Вообще-то любые международные соглашения - это попытка зафиксировать ситуацию и соотношения сторон на момент подписания, продиктованная желанием стороны,находящейся в более выгодном положении - пролонгировать это положение в будущее и проигрывающей стороны - "зафиксировать убытки" и не позволить ситуации  еще более ухудшиться. И от формы правления это никак не зависит. Тому пример - совершенно вольное отношение современного Флагмана "мировой демократии" - США - к исполнению собственных международных договоров и обязательств.

+2
Ответить

Главная мысль в статье что Сталин агрессор такой же как Гитлер. Финляндию никто не собирался захватывать, нам нужно было отодвинуть границу от Ленинграда.

Бессарабия была отторгнута от российской империи немцами в первой мировой войне.

Про Болгарию домыслы.

+3
Ответить

ДМИТРИЙ КОЗЛОВ

Финляндию Сталин именно собирался захватить, и это подтверждается документами.

Захват чужой территории под предлогом якобы обеспечения собственной безопасности и называется агрессией.

В 1934 СССР установил дипотношения с Румынией и не предъявлял территориальных претензий. А Буковина?

Про Болгарию факты.

-1
Ответить
Ещё 9 комментариев

Финляндия хотела захватить территории России и это подтверждено документами. 

Ещё раз, СССР было важно отодвинуть границу. Сама страна точно не являлась приоритетной целью

+1
Ответить

Финляндия хотела захватить территории России и это подтверждено документами.

Приведите эти документы, хотя Сталин в обоснование нападения на Финляндию не говорил ни о каких планах финнов захватить территорию СССР. Но Вам, видимо, известно, нечто большее, чем Сталину.

Ещё раз, СССР было важно отодвинуть границу. Сама страна точно не являлась приоритетной целью

Именно страна и "большая война" являлись целью.

Вот что заявил Сталин на совещании высшего командного состава РККА 14.04.1940 по итогам финской кампании:

"...Надо в войне предусмотреть всякие возможности, особенно не упускать из виду наиболее худших возможностей. Вот исходя из этого, надо было здесь создать большую колонну — на Карельском перешейке — что могло прежде всего обеспечить Ленинград от всяких возможных случайностей.

Во-вторых, эта колонна войск нужна была для того, чтобы разведать штыком состояние Финляндии на Карельском перешейке, ее положение сил, ее оборону — две цели.

В-третьих, создать плацдарм для того, чтобы, когда подвезем побольше войск, чтобы они имели плацдарм для прыжка вперед и продвижение дальше. И в-четвертых, взять Выборг, если удастся.

Во всяком случае расположение войск на Карельском перешейке преследовало три цели: создать серьезный заслон против всяких возможностей и случайностей против Ленинграда; во-вторых, устроить разведку территории и тыла Финляндии, что очень нужно было нам; и в-третьих — создать плацдарм для прыжка, куда войска будут подвезены.

Следующий участок севернее Ладожского озера. Наши войска преследовали две цели, тоже цель разведки, собственно, три цели, цель разведки войсковой, я говорю о разведке штыковой, это очень серьезная и наиболее верная разведка из всех видов разведки. Создание плацдарма для того, чтобы с подвозом войск выйти в тыл линии Маннергейма. Вторая основная цель — создание плацдарма и выйти в тыл, если это удастся.

Третья группа имела такую же цель — разведка территорий, населения, создание плацдарма и при благоприятных условиях сделать подход к Ку.(...). Это возможная задача, но не вероятная, не вполне реальная.

Четвертая группа в сторону Торнео, нужно разведать в этом направлении, создать плацдарм для войск, которые потом подвезут и при благоприятных условиях подойти к ...

Пятая группа Петсамовская. Разведка — создание плацдармов, сделать удар по городу. Все эти группировки преследовали одну конкретную цель — заставить финнов разбить свои силы. Резерв у нас больше, чем у них, ослабить направление, — набор на Карельском перешейке, в конце прорвать Карельский перешеек и пройти севернее — к Финскому заливу.

Группа севернее Ладоги ставила перед собой задачу — взять Сердоболь, зайти в тыл. Группа Улебовская — занять ... Группа Кондопожская — войти на Торнео, группа Петсамовская — соединить с группой Кондопожской.

Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель — создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая. Почему мы так осторожно и с некоторой скрытой целью подходили к этому вопросу, почему нельзя было ударить со всех пяти сторон и зажать Финляндию? Мы не ставили такой серьезной задачи, потому что война в Финляндии очень трудная. Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза. Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили, район Колаярви и Петсамо. Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуострова Ханко, но он воевал 21 год.

Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна 2 года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии. Мы знали, что Екатерина II два года вела войну и ничего особенного не добилась.

Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области.

Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь, окружали, брали в плен, штабы уводили, финны окружали, брали в плен то же, что и было.

Всю эту штуку мы знали и считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 года, вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизии пехоты и 10 в резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело. Но до этого дело не дошло. У нас было всего 50 дивизий. Резерв так и остался резервом — 10 дивизий, но это потому, что наши войска хорошо поработали, разбили финнов и прижали финнов. Перед финнами мы с начала войны поставили два вопроса — выбирайте из двух одно — либо идите на большие уступки, либо мы вас распылим, и вы получите правительство Куусинена, которое будет потрошить ваше правительство. Так мы сказали финской буржуазии. Они предпочли пойти на уступки, чтобы не было народного правительства. Пожалуйста. Дело полюбовное, мы на эти условия пошли, потому что получили довольно серьезные уступки, которые полностью обеспечивают Ленинград и с севера, и с юга, и с запада и которые ставят под угрозу все жизненные центры Финляндии. Теперь угроза Гельсингфорсу смотрит с двух сторон — Выборг и Ханко. Стало быть, большой план большой войны не был осуществлен, и война кончилась через 3 месяца и 12 дней, только потому, что наша армия хорошо поработала, и потому, что наш политический бум, поставленный перед Финляндией, оказался правильным. Либо вы, господа финские буржуа, идите на уступки, либо мы вам даем правительство Куусинена, которое вас распотрошит, и они предпочли первое.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 165. Д. 77. Лл. 178–211. Машинопись. Неправленная стенограмма выступления.

План был "потрясти" Финляндию, и если получится - захватить.

+1
Ответить

Если бы красная армия дошла до Хельсинки то осталась бы там и блокады Ленинграда не было бы. Население Ленинграда сравнимо с населением всей Финляндии. Так что суммарные потери русских и финнов были бы меньше. 

Надо было финнам согласиться на обмен землёй и всё

+1
Ответить

Ещё раз, это и называется агрессией, поэтому не надо делать удивлённый вид, мол, "какая такая агрессия?"

+1
Ответить

действия России по угрозой жизни миллионов российских граждан?

ну ладно, агрессия, да

+2
Ответить

Нет, действия Кремля (СССР) создавали угрозу жизни миллионам финнов.

Это и есть агрессия.

Вы, видимо, думаете, что агрессор - это тот, кто нападает без предлога. Ошибаетесь, у каждого агрессора всегда есть предлог. У Гитлера были предлоги - объединение "немецкого мира", угроза самой Германии и т.п. Тем не менее, он был агрессором.

0
Ответить

Да-агрессия. Из 4(четырех) советско-финских войн - в "Зимней войне" агрессором был Союз. 3-1 - прискорбно,но счет все равно в пользу финнов....

+2
Ответить

СССР предлагал Финляндии отдать не просто земли, а те земли, на которых располагались основные укрепления. 

А у Финляндии прямо перед глазами был пример страны, которая отдала великой державе свою линию обороны. Можно ли винить Финляндию в том, то она не горела желанием повторить судьбу Чехословакии?

-1
Ответить

Укрепления становятся беспомощными-если нет того,кто готов их защищать и умирать на них. И это- тоже пример Чехословакии....

+2
Ответить

@Дмитрий К., Зачем надо было отодвигать границу от Ленинграда, ведь никто не знал о будущей войне? Вы высасываете чьи-то фантазии. Нападение на нейтральную Финляндию ничем кроме захвата чужих земель не оправдывается. А вот "прощупывание штыками", как со времен Ульянова, очень логично.

0
Ответить

Но ведь пакт о ненападении - это не союзный договор. С чего бы это Сталин стал союзником Гитлеру?

+2
Ответить
Ещё 5 комментариев

Очень интересно было почитать. Статейку закинул Андрей Авраменко, и понаписал массу русофобского бреда, сдобрил громкими заявлениями «есть документы» не предоставив ни одного… Как и ожидалось. Смысл договора о ненападении был в разрушении «оси» Германия Япония. Сталин знал, (да весь мир знал) что война неизбежна, необходимо было оттянуть начало насколько возможно и предотвратить войну на два фронта с Германией и Японией. Цель достигнута, тчк.

+1
Ответить

Угу. Ну и кроме того было важно, как это ни цинично, вступить в войну именно в роли жертвы, а не в роли агрессора, ибо это определило все дальнейшие отношения с союзниками.

+2
Ответить

@Александр П., Читать надо внимательнее, не Авраменко, а Дмитрий К. заявлял, что есть документы. Впрочем о чем я вам, вам ведь все равно кто что сказал, вам был бы повод сказать свое.

0
Ответить

Я считаю, что к любым международным договорам Джугашвили относился как Ульянов, т.е. фиговые листочки, а заключил этот пакт "о ненападении" с целью скрыть намерения войны против Европы, как шаг к мировому господству, или т.н. мировой революции. Когда Гитлер почувствовал, что Джугашвили его надувает, как авантюрист, посчитал, что лучшая защита - нападение и, будучи не вполне готовым к войне, без всеобщей мобилизации, не закончив войну с Великобританией, напал на СССР.

0
Ответить

нужно было тянуть время

0
Ответить
Прокомментировать

А давайте пойдём методом от противного? То есть, представим ситуацию, что мы с вами находимся в июле-августе 1939 года на месте высшего руководства страны. В Европе стремительными темпами все поголовно вооружаются. Происходит передел европейских границ. Гитлер, который пришёл с программой расширения жизненного пространства Германии 'за счёт восточных земель', уже получил за даром Чехословакию с самым мощным ВПК в Европе, заблаговременно поелив её на две части - протекторат Богемия и Моравия и Республика Словакия, которой Гитлер лично гарантировал независимость. В то же время примерно Гитлер присоединяет Австрию, получая все её весьма значительные ЗВР. Банк Англии сразу перевёл все это на счёт Рейхсбанка. Одновременно, мы ещё воюем на востоке с Японией на озере Хасан и Халхин-Голе. 

Таковы внешние условия. А каковы наши взаимоотношения с Третьим Рейхом? Последовательно плохие, мы идеологические противники, всё общество по сути воспитано в антифашистской пропаганде, годом ранее мы единственная европейская страна, которая в Испании воевала против фашистов, то есть официально поддерживали законное республиканское правительство. Не говоря о том, что Гитлер особо и не таил свой Drang nach Osten. 

Но возвращаемся к нашему лету 1939 года. Понимаем ли мы, что Гитлер может напасть в ближайшее время на Польшу? Ну скажем, мы не можем исключать такой вероятности никак, это было бы совсем неосмотрительно. Отношения Польши и Германии и из-за претензий поляков на Словакию стремительно ухудшаются, а по различным каналам нам доносят, что план Вайс нападения на Польшу с 1 сентября Гитлером уже подписан. И хоть мы не можем подтвердить эту информацию, игнорировать мы её не можем. 

Чем нам грозит нападение Германии на Польшу? Тут возникает вопрос - собственно, а где он остановится? На советско-польской границе? А дальше? Пойдёт вниз и за пару недель захватит всю Прибалтику? И что тогда - в 1939 году мы получаем фашистские войска по всей длине границы прямо рядышком с Киевом, Минском и другими важными городами. Можем ли мы исключать такую возможность? А можем ли это допустить? Можем ли мы нашего по сути стратегического врага подпустить так близко? Конечно, нет. Если мы ответственные люди - а мы люди ответственные - то мы обязаны не допустить такого варианта развития событий. 

Масштаб угрозы ясен. Но что делать? Мы развиваем бурную деятельность - предлагаем Великобритании и Франции совместный договор против Гитлера, предполагающий совместную защиту Польши в случае нападения на последнюю Германии. Наши партнёры, конечно же, не могут отказать в таком благородном деле, а потому посылают в Москву на переговоры с нами соответствующих людей для заключения указанного выше договора. Однако, наши партнёры выбрали на удивление самый длинный из всех возможных путей в Москву. Ехали они почти три недели, приезжают - а своих представителей наши дорогие французские и английские партнёры - несомненно, в следствие некого чудовищного недоразумения (неужто специально?!) - не снабдили полномочиями на подписание каких-либо обязывающих документов.  Как-то даже непорядочно, а уже вторая половина августа, предполагаемая дата нападения Германии на Польшу на носу, а что делать не очень-то понятно. И тут к нам обращается наш главный враг с предложением (видимо, он тоже пока не готов с нами воевать) - а давайте заключим договор о взаимном ненападении и предлагают тут же прислать целого министра иностранных дел для подписания - выражая тем самым серьёзность намерений. Можем ли мы отказаться с гневом? Наверное, можем, но это не очень умно с нашей стороны. Обстоятельства развиваются стремительно, и отказаться от переговоров было бы глупо.  Мы даём аккуратное согласие, но у нас в Москве ещё представители Англии и Франции - а потому даже по прилёту Риббентропа мы его вечер и следующие полдня динамим, надеясь что-то получить от наших партнёров. Но становится понятно, что сейчас они не будут подписывать никаких обязывающих документов. Нам остаётся одно - переговоры с нашим главным стратегическим врагом. Мы в тот же день встречаемся с Риббентропом - и на удивление быстро находим более или менее приемлемый компромисс. Подписываем договор о ненападении и одновременно получаем ранее утраченные российские земли обратно, значительно отодвигая границы на запад. То есть получаем определённый выигрыш - с помощью этого договора мы на некоторое время отодвигаем войну, а заодно будущая война начнётся на дальних подступах, что по определению лучше, чем на ближних. Иными словами, война на дальних подступах и как можно позже лучше, чем война с ближних подступов и сегодня. То есть мы выбираем лучшее из худшего. Заодно страхуем себя от второго фронта - мы же всё - таки на востоке пока воюем с Японией.  Как говорится, не до жиру - быть бы живу.

10
-3
  1. пролетарии ВСЕХ стран, СОЕДИНЯЙТЕСЬ

  2. война с ближних подступов (с)

0
Ответить

В смысле 'война малой кровью, и на чужой земле'? Ну так эта часть внешней риторики руководства страны.что они должны были говорить населению - ребята, на нас нападут, мы будем отступать, отступать долго, не знаем до куда, но в итоге мы все равно победим.  Самому то не смешно? Какой адекватный руководитель это будет говорить в преддверии войны?! Ради чего?

+1
Ответить

В 1939 году СССР не был готов к войне, тем более, что в 1938 постреляли весь командный состав. Но и в 1941 году оказался не готов. Возможно, у СССР и было два года подготовиться к войне, но не забываем, что и у Германии были эти же два года и в 1941 она была уже гораздо сильней, чем в 1939. Немцы сами предложили заключение этого пакта, соответственно, им он был более необходим. Кстати, "отодвинутые" границы не помешали немцам захватить уже основательно разрушенный бомбардировками Минск уже на 6-й день войны. Ну, и несмотря на идеологические разногласия, СССР добросовестно поставлял нацистской Германии сырьё и зерно вплоть до 22 июня 1941 (правда, взамен получал образцы германской техники, в том числе и военной). А вообще говоря, у Сталина всё же был выбор в 1939, и он его сделал.

0
Ответить

@Людмила Т., конечно был. Он мог ничего не делать и Вермахт встал на границе 38 года, то есть в зоне прямого обстрела Минска. Вам то плевать, не Вы же решения принимали, поэтому и можете безответственно говорить о том, какой у кого был выбор и что кому нужно было делать.

0
Ответить
Прокомментировать

Для Германии - исключить СССР из круга потенциальных участников антигерманского союза и обезопасить себя от войны на два фронта (расчёт был на то, что сознавая свою неготовность к большой войне и что на поддержку СССР рассчитывать не придётся, Англия и Франция откажут Польше в военной поддержке); для СССР - отсрочить войну с Германией, расширить территорию и сферу влияния, получить путём торгового договора доступ к немецким технологиям (а сами немцы получили бы взамен транзитные возможности СССР и продовольственные и сырьевые поставки).

7
-2

так и получили

0
Ответить

Абсолютно согласна, что для Сталина тем, что предопределило его решение о заключении договора с Гитлером, стала возможность расширения территорий и сфер влияния. Как, впрочем, и опасение, что Гитлер может искать в случае отказа сближения с Францией и англосаксами.

0
Ответить
Прокомментировать

Смысл для кого?

Для СССР смысл был максимально отодвинуть срок начала войны и максимально отодвинуть от промышленных районов вооружённые силы вермахта. Втянуть в войну Англию и Францию, чтобы избежать объединения капиталистических держав против СССР.

Для Германии смысл был в том, чтоб избежать войны на два фронта и сперва победить в европе до того как начнётся война с советами.

Всем было вполне понятно, что договор был исключительно тактической штукой.

5
-2

винегрет

0
Ответить

Выражайте мысль яснее, тут вам не здесь. И заказы на обед не принимаем.

0
Ответить
Ещё 1 комментарий

в том смысле, что с частью поста я согласен. Но зачем же блюдо портить?

0
Ответить
Прокомментировать

Вероятно, смысл был в том, что СССР подписал договор о ненападении с Германией самым последним из значимых европейских стран. Великобритания, Франция, Польша, Прибалтика подписали подобные пакты раньше. Одним из смыслов этих пактов для европейских стран было отвлечь внимание Германии на СССР.

Когда Германия напала на Чехословакию, договоры о ненападении с Великобританией позволили немцам чувствовать себя безнаказанными. Польша, отхватив кусок Чехословакии тоже чувствовала себя в безопасности. Националистические настроения граждан в Польше побуждали польское правительство напасть на Литву. Но, как пишут историки, СССР дал понять, что не допустит этого.

Для чего договор о ненападении был нужен СССР? В Красной армии шло перевооружение. Красная армия образца 1939 года отличалась от Красной армии образца 1941 года. А через три-четыре года она была бы совершенно другой. Не получилось.

Stas Tambiåотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
-8

Все верно

+1
Ответить
Прокомментировать
Читать ещё 4 ответа
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью